Как Сурков снял Суркова

Бывший серый кардинал Кремля пострадал за то, что пока простили Дворковичу

08.05.2013 в 18:34, просмотров: 28941

Оказывается, собственных детей пожирает не только революция, но и контрреволюция. Долгие годы Владислав Сурков не щадя живота своего – и особенно животов других – боролся из Кремля с «вирусом оранжевой революции». И вот «заслуженная» награда: уход по собственному желанию, больше похожий на увольнение с волчьим билетом.

Как Сурков снял Суркова

Впрочем, ничего удивительного в таком «конце эпохи» нет. Еще пять лет тому назад Владислав Сурков в политическом плане «поставил не на ту лошадь». Из оруженосца Путина Сурков превратился в соратника Медведева, за что сейчас и пострадал.

Весной 2011 года у меня состоялась задушевная беседа с видным кремлевским чиновником. Речь зашла о соседе моего визави – сидевшем тогда через пару коридоров Владиславе Суркове. И тут мой собеседник произнес фразу, которая оказалась пророческой:: «Рано или поздно система, которую создал Сурков, погубит и его самого».

Поздней весной 2013 года это предсказание осуществилось. Политический механизм, одним из отцов которого, безусловно, является Владислав Юрьевич, заглотил создателя и без особых моральных переживаний его схрумкал.

Как Владислав Сурков дошел до такой жизни? Чтобы это понять, надо вернуться во времени в 2008 год. Период воцарения Дмитрия Медведева в Кремле стал для российской элиты временем полной потери ориентиров. Никто не понимал: всерьез ли Владимир Путин отказался от царства или речь идет о временной медведевской интерлюдии?

Многие обычно дальновидные чиновники совершили в этот период безвременья ошибки той или иной степени фатальности. Игорь Сечин, например, хотел остаться в Кремле в роли путинского смотрящего. По рассказам осведомленных людей Кремля, Игорь Иванович был поражен, когда ему вместо этого предложили отправиться в Белый дом на пост вице-премьера по топливно-энергетическому комплексу.

Но Сечин сумел превратить это казавшееся ему тогда понижением назначение в повышение. Другим политикам, которые сделали в 2008 году демонстративную ставку на Путина, повезло меньше. Президент Медведев с нескрываемым удовольствием расправился, например, с такими тяжеловесами, как теневой босс российского медиа-пространства Михаил Лесин или мэр Москвы Юрий Лужков.

Владислав Сурков сделал ошибку иного рода. Он поверил, что Медведев пришел в Кремль всерьез и надолго. В человеческом плане такое решение Суркова понятно и объяснимо. Как король российской публичной политики Владислав Сурков никогда не был особенно близок к Путину. ВВП относился к нему как к некоему аналогу «буржуазного специалиста» ранней советской эпохи.

С Медведевым у Суркова сложились совсем иные отношения. В начале 2000-х годов два политика были равными по рангу: и Владислав Юрьевич и Дмитрий Анатольевич работали заместителями главы кремлевской администрации Александра Волошина. Затем Медведев стал прямым начальником Суркова. И когда Путин в 2008 году ушел из Кремля, Сурков получил президента, работать с которым ему было и приятно, и комфортно.

Начать расплачиваться за такой «выбор сердцем» Суркову пришлось после осени 2011. После памятного съезда Единой России, где было объявлено о возвращении ВВП в президенты, Путин и Медведев остались политическими партнерами. Но личные отношения между двумя политиками были безнадежно испорчены.

Такая ситуация автоматически ставила под удар ближайшее окружение Медведева, частью которого стал Сурков. Это очень по-русски. Царь-батюшка еще не начал примерно наказывать впавшего в немилость боярина. Но чтобы все поняли, кто есть кто, соратники этого боярина уже в полной мере ощущают на себе гнев высшей власти.

Вспомним, например, весну 1999 года. О том, что Ельцин задумал избавиться от премьера Примакова, еще никто в Кремле открыто не говорит. Но президент внезапно вызывает к себе первого заместителя главы правительства Вадима Густова, обнимает его, благодарит. А затем изумленный Густов – во время своего интервью «МК» – неожиданно узнает, что президент подписал указ о его отставке.

С медведевской командой все развивается по очень похожему сценарию. Осенью 2012 года Путин публично «делает котлету» из правой руки Суркова в его бытность замглавы администрации президента – министра регионального развития Олега Говоруна.

К высочайшей критике Говорун был не привычен. Начальники, которые жестко и даже грубо обращаются со своими подчиненными, иногда оказываются удивительно нежными, когда подобные методы применяются в отношении их самих. Говорун «сломался» и добровольно ушел в отставку. Решение своего ближайшего соратника Сурков воспринял как признак слабости и, как говорят, почти перестал с ним общаться.

И вот ирония судьбы. Считанные месяцы спустя очень похожая история случилась и с ним самим.

Несколько недель тому назад жертвой публичного гнева Владимира Путина стал другой соратник Медведева – вице-премьер Аркадий Дворкович. Федеральные каналы ТВ «с гневом и болью» объяснили: вице-премьера связывают какие-то непонятные отношения с некоторыми видными бизнесменами из Дагестана.

Публично фамилия Суркова в этом контексте не упоминалась. Зато она упоминалась за кулисами и еще как. Среди прочих, гнев ВВП пал на известного дагестанского бизнесмена, который, по совместительству, является близким личным другом Владислава Юрьевича.

По рассказам кремлевских инсайдеров, на Путина это обстоятельство произвело крайне неприятное впечатление. Аппаратные конкуренты Дворковича и Суркова доложили ВВП об этом дагестанском деятеле много чего интересного. Сурков впал к президенту в открытую немилость.

Худшее не заставило себя ждать. Обнародование фактов получения оппозиционером Ильей Пономаревым многотысячных гонораров от фонда Сколково выставило Суркова в глазах ВВП в совершенно новом свете. Получилось, что бывший пламенный борец с оппозицией сейчас, как главный куратор Сколково, занимается ее активной финансовой поддержкой! В путинском Кремле, как показал прошлогодний обыск у Ксении Собчак, такое не прощается.

Но сам Сурков, если судить по его дальнейшему поведению, то ли не понял, в какой переплет он попал, то ли решил завершить свою государственную карьеру «с музыкой». Владислав Юрьевич вступил в оживленную жесткую публичную полемику со Следственным комитетом. Победить в такой полемике шансов у Суркова не было. Публичный рупор СК Владимир Маркин не постеснялся жестко отчитать самого премьера Медведева, когда тот не очень лестно высказался о следственном ведомстве. Что ему какой-то там вице-премьер!

И вот финита ля комедия! Владислав Сурков уже больше не вице-премьер и не руководитель аппарата правительства. Не знаю пока, сам ли Владислав Юрьевич, находясь в состоянии глубокой обиды – меня не поняли, меня не оценили – принял решение о своем уходе. Вполне возможно, что ему прозрачно намекнули на желательность такого шага. А возможно, что был и намек, и собственное желание Суркова.

В любом случае, даже если бы Владислав Сурков не принял решение об отставке сейчас, вряд ли бы он надолго задержался в Белом доме. Как всячески демонстрирует Кремль, министры, которые являются ставленниками Медведева, это в политическом плане «не жильцы».

Сейчас стало абсолютно ясно, что подписанные Путиным после своей инаугурации год назад указы о целях и задачах правительства – это бомба замедленного действия под кабинет Медведева. Выполнить эти указы в полной мере не смогла бы и правительственная команда, состоящая из Маргарет Тэтчер, Ли Куан Ю, Людвига Эрхарда и других великих экономических реформаторов современности.

Ну, нет в бюджете денег на выполнение всего, что записано в директивах ВВП в качестве обязательных задач. Получается, что Владимир Владимирович Путин может в любой момент вызвать любого министра и строго от него потребовать: «А почему ты не достал мне луну с неба, как я тебе настоятельно предписывал?» В ответ министр должен стать по стойке смирно, сделать равнение на главнокомандующего и провозгласить: «Виноват, Владимир Владимирович, не справился! Готов принять Ваше любое решение по моей дальнейшей судьбе!»

Сурков играть дальше отведенную ему роль в этой политической комедии то ли не смог, то ли не захотел. Иное время требует иных героев.