Террористов, взорвавших российский самолет, выдадут и покарают за деньги

Эксперты «МК» - о том, как может быть достигнута неотвратимость наказания

17.11.2015 в 19:50, просмотров: 10796

О неотвратимости наказания для всех, кто имеет хоть малейшую причастность к взрыву российского Airbus А321 в небе над Синаем 31 октября заявил сегодня Президент России Владимир Путин. Глава государства пообещал, что зачинщиков и исполнителей страшного теракта, а также их пособников будут искать и карать с использованием всех доступных способов. О том, какие методы борьбы с мировой угрозой сегодня есть на вооружении отечественных спецслужб и стоит ли российским гражданам опасаться, что агента ИГИЛ (запрещенная в РФ организация) начнут подозревать в каждом, как это было в США после 11 сентября, «МК» выяснил у ведущих специалистов в области борьбы с терроризмом.

Террористов, взорвавших российский самолет, выдадут и покарают за деньги
фото: kremlin.ru

Алексей ГОНЧАРОВ, президент ассоциации ветеранов «Альфа»:

- Первое, на что сейчас бьют наши спецслужбы — это банальное людское чувство жадности. Жадности у тех, кто располагает хоть какими-то сведениями о террористах и причастных к ним лицам. Я надеюсь, что в данном случае жадность победит. 50 миллионов долларов — это беспрецедентная сумма вознаграждения для России. Мы пережили две войны на Северном Кавказе, но таких сумм в «охоте за головами» не назначали никогда. Такое же вознаграждение — 50 млн. долларов — объявляли США за информацию об Усаме бен Ладене после теракта 11 сентября. Это на данный момент один из гласных способов. Есть, разумеется, и множество негласных, которые известны только работникам спецслужб и о которых нельзя говорить.

Второй момент, который прямо вытекает из вопроса вознаграждения — это способы защиты человека, который укажет нашим спецслужбам на преступников. В целом эти методы аналогичны программе государственной защиты свидетелей. Источник, кем бы он ни был, никогда не будет раскрыт и выдан. Ему при необходимости будет создана новая личность, новая биография. Будет сделано все необходимое, чтобы такой человек ушел из поля зрения.

Третий способ, который некоторые скептики называют утопичным, но на самом деле он абсолютно рабочий и неизбежный во имя сохранения жизней наших сограждан — это проверки все аэропортов. Я говорю о тотальных проверках каждого аэропорта во всех странах мира, куда летают граждане России. Досматривать пассажиров и проверять безопасность самолетов должны не только местные специалисты, но и сотрудники наших спецслужб, причем от начала до конца. Без этого ни один лайнер с россиянами на борту не должен подняться в воздух. Разумеется, этот способ требует финансов, но разве об этом можно говорить, когда речь идет о жизнях мирных людей? Что касается кадрового обеспечения, то специалистов для того, чтобы обеспечить присутствие в каждом аэропорту, у нас хватит.

Игорь КАРПОВ, специалист в области психологии терроризма:

- Основное, что спецслужбы могли бы задействовать из известных психологических приемов — это проверка подозреваемых и возможных фигурантов на «полиграфе». Так надо делать с каждым, кто имел доступ к борту А231. Я не говорю об администрации аэропорта Шарм-эль-Шейха — это лишнее. Уборщики, грузчики, таможенники (все они египтяне и к самолету имели беспрепятственный доступ) — вот кого надо проверять. «Полиграф» обмануть очень сложно, без спецподготовки этого почти невозможно добиться. Хотя прибор не безгрешен — мыслей ведь он не читает. Зато считывает реакции организма на раздражители. И если биение сердца или дыхание можно «приручить» при помощи методик йоги, то реакцию сопротивления кожи обуздать нельзя никак. Она не чувствуется и не регулируется сознанием, но фиксируется полиграфом. Единственный вариант, когда человека нельзя «расколоть» на детекторе лжи — он профессионально обучен львиному спокойствию. Если ему наплевать на то, какие вопросы ему задают, реакции «полиграфа» будут нулевыми.

Иосиф ЛИНДЕР, президент международной антитеррористической ассоциации:

- Сегодня у России есть абсолютно все, что нужно для проведения контртеррористической операции. В первую очередь, это закон. Концепция национальной безопасности, резолюции Совбеза ООН, постоянным членом которого является Россия, внутренняя законодательная база, заложенная еще первого созыва — всего этого достаточно для проведения операции возмездия. Во-вторых, у нашей страны есть штат политических, военных и разведывательных специалистов за рубежом. Плюс негласные методы и оперативные пути, которые должны привести либо к тому, что виновные в теракте будут преданы суду, либо, если это будет невозможно, ликвидированы. Это общемировая практика. Надо понимать, что вопрос поимки террористов — это вопрос времени. Например, Израиль в рамках операции «Гнев божий» (спецоперация по выявлению и ликвидации палестинских террористов из организации «Черный сентябрь», осуществивших захват заложников на Мюнхенской Олимпиаде 1972 года — авт.) работал целых 13 лет. Террористов ловили по всему миру. Но все до одного были найдены и ликвидированы.

Что касается мер по усилению внутреннего контроля за собственными гражданами, то такой способ здесь неуместен. То, что сделали власти США после 11 сентября — слежка, прослушивание личных телефонных разговоров, перехват частных электронных сообщений, - по сути все это создало в Америке военно-полицейский режим. Именно на это были направлены изданные администрацией президента Буша-младшего законы «Акт о национальной безопасности» и «Патриотический акт» - авт.). Но в данном случае источник несчастий находится не в России, и в издании подобных законов нет никакой необходимости и смысла.

Наконец, важнейшим способом выйти на заказчиков и исполнителей теракта могло бы стать сотрудничество с нашими зарубежными партнерами и обмен агентурными данными. Особенно если учесть, что у той же Великобритании были сведения о том, что на борту А321 произошел именно взрыв. Однако на данный момент очень велика вероятность того, что в проведении операции России придется опираться исключительно на собственные силы и ресурсы.

05:09

Авиакатастрофа в Египте. Хроника событий