Хроника событий Чемпионат мира по футболу стал для Нижнего Новгорода летающей тарелкой Евгений Лебедев: Работа депутата выходных не знает Накануне Давосского форума ВЭФ представил доклад о главных рисках экономики Новой национальной идеей России стало всеобщее недоверие Набиуллина заставит россиян самостоятельно копить на пенсию

Почему чиновники против эффективных пенсионных реформ

Полезные вещи воспринимаются ими как инородное тело

12.02.2018 в 16:47, просмотров: 13204

Пенсии — извечная тема для обсуждений и, пожалуй, одна из самых болезненных точек современной России. Мало того что государство постоянно балансирует на грани пропасти в части выполнения собственных социальных обязательств перед своими гражданами, так еще и все, что происходит с выплатами пожилым россиянам, превращается в такую чехарду, за результатами которой уже не уследить порой даже соответствующим ведомствам, не то что обычным людям.

Почему чиновники против эффективных пенсионных реформ
фото: Геннадий Черкасов

Такая бессистемность давно привела к тому, что у народа доверия к пенсионной системе практически нет. Да и слово «система» здесь можно употребить с большой натяжкой. У нас порядка 43 млн пенсионеров — это почти каждый третий житель, всем необходимо платить пенсию, а устоявшейся пенсионной системы как таковой до сих пор нет. В той же Европе пенсионеры комфортно себя чувствуют в старости и могут позволить себе заслуженный отдых во многом благодаря своим собственным пенсионным накоплениям. У нас же добровольные пенсионные накопления практически отсутствуют как явление. Не потому, что люди такие недальновидные и живут одним днем, а потому, что либо зарплата не позволяла и не позволяет делать сбережения, либо советский менталитет возлагал все обязанности по содержанию на государство, либо не было подходящих услуг в банках и финкомпаниях. А чаще — все это вместе.

Бессистемность, о которой шла речь выше, сама собой вдруг не войдет в единое конструктивное русло. Здесь нужны реформы (как бы страшно это слово ни звучало, особенно для поколения людей как раз пенсионного возраста). Конечно любые реформы, их методы и средства вызывают вопросы. Из последних таких решений, которые мы наблюдали в последнее время, больше всего вопросов вызывают, пожалуй, создание запутанной балльной системы и распределение между страховой и накопительной частями (особенно при отказе от последней).

Не было такого периода в современной России, чтобы ПФР мог обеспечить достойные пенсии, не влезая в долги. Вот несколько лет назад и накопительную часть пенсии заморозили не просто так, а из-за нехватки средств. В отличие от нехватки средств в масштабах финансов страны или нехватки средств у отдельно взятого чиновника дефицит бюджета Пенсионного фонда — это неоспоримый, легко устанавливаемый и, собственно, уже не скрываемый факт. Доходы и расходы фонда весьма прозрачны и ясны. Денег у ПФР на выплату текущих пенсий, которые все-таки худо-бедно еще и индексируются, не хватает. Даже если не брать в расчет выплаты материнского капитала, софинансирование социальных программ субъектов РФ и сосредоточиться исключительно на пенсионных выплатах, то нестыковка расходов и доходов видна невооруженным глазом. Только на выплату страховых пенсий в 2017 году ушло более 6,4 трлн рублей. А вот страховых взносов собрали на 5,8 трлн рублей. До накоплений Пенсионному фонду действительно далеко…

И как раз с этими 5,8 трлн рублей произошел интересный случай. В прошлом году социальные сборы начала собирать и администрировать налоговая служба. То есть предприниматели платят налоги за сотрудников и социальные отчисления, пенсионные в том числе, грубо говоря, в одну кассу. Соответственно, эта мера должна была сократить работу бухгалтеров и ужесточить контроль. Если раньше предприниматели могли заплатить вовремя налоги, а соцотчисления — задержать, то теперь так не выходит, ибо все под контролем.

Но почему-то именно на эту реформу с критикой обрушилась вице-премьер Ольга Голодец. При этом совершенно не обратив должного внимания на такие сомнительные шаги в пенсионной сфере, как предложение ввести добровольно-принудительный индивидуальный пенсионный капитал, взносы в который собирать сверх уже существующих отчислений. Обычно она как раз выступает с критикой по делу, но в данном случае удивила. Заявления о том, что эта реформа не привела к «качественным изменениям», мягко говоря, вызывают вопросы. Или она ожидала, что теперь пенсионеры смогут спокойно ездить на лучшие мировые курорты только благодаря одной этой реформе? Как-то чересчур наивно.

Тем более что есть конкретные цифры: в 2017 году поступление страховых взносов выросло на 438 млрд рублей. Сама по себе эта сумма говорит не о многом. Но это почти 7% от всех расходов на страховые пенсии и 8% от страховых сборов в 2016 году.

И этот рост доходов обеспечен отнюдь не ростом экономики, которая выросла только на 1,5%. Наоборот, в прошлом году собирать все необходимые платежи стало сложнее, поскольку число банкротств компаний увеличилось на 7,7% и приближается к историческому рекорду, а их долги разрослись в 1,5 раза — до 3,5 трлн рублей. Плюс очередная массовая волна ухода бизнеса в тень из-за роста налоговых сборов и неналоговых платежей. И сбор дополнительных 438 млрд рублей в таких условиях — это действительно большой успех, который стоит признать.

Конечно, предприниматели жаловались на то, что не вся информация выгрузилась из баз ПФР в налоговую, и к ним возникали лишние вопросы. Но это явление временное. А вот результат для огромного числа обычных граждан — налицо. Дополнительные сборы позволили увеличить пенсионные выплаты в 2018 году на 279 млрд рублей и снизить зависимость от бюджетных трансфертов. Привыкать к безвозмездным перечислениям из федерального бюджета нельзя, поскольку его доходы все еще крайне нестабильны и зависят от цен на нефть и курса рубля.

Так что проведенная реформа — меньшее из зол. Так почему же наши чиновники так восстали против того немногого, что дает хоть какой-то результат? Прямое вредительство? Вряд ли… Больше похоже просто на то, что их картина мира с исключительно имитационными принципами работы — столь устоявшаяся, что действительно полезные, эффективные вещи воспринимаются ими как инородное тело, которое отторгает их коллективное бессознательное.

Пенсионная реформа. Хроника событий