Путин привез участникам «саммита четырех» сибирские ягоды и орешки

Но это не помогло продвинуться в решении сирийского вопроса: у всех разные цели

28.10.2018 в 18:03, просмотров: 7897

Лидерам России, Франции, Германии и Турции, собиравшимся в Стамбуле, прийти к согласию оказалось не легче, чем героям известной басни Крылова. В итоге воз под названием «сирийский кризис» после саммита с места не сдвинулся, а единственным результатом встречи стало обещание политиков приложить все усилия, чтобы комитет, которому предстоит выработать принципы нового политического устройства Сирии и ее Конституцию, смог собраться до конца этого года.

Путин привез участникам «саммита четырех» сибирские ягоды и орешки

«Саммит четырех» проходил, прямо скажем, в достаточно стремном месте. Перестроенный под президентский офис дворец последнего османского султана Мехмеда VI оказался со всех сторон окружен кладбищем, и охранявшим лидеров секьюрити приходилось сидеть прямо на могилах. По всей видимости, выбор Эрдогана был продиктован шикарным (и в контексте встречи весьма символичным) видом, открывавшимся с веранды резиденции. Каждому вновь прибывшему (а гости приезжали по очереди — сначала Ангела Меркель, потом Эммануэль Макрон и, наконец, Владимир Путин) турецкий президент показывал мост через Босфор, соединяющий Европу и Азию, и говорил, что их миссия очень похожа — нужно найти точки соприкосновения, объединяющие европейский взгляд на ситуацию в Сирии с подходами России и Турции. Однако когда лидеры вышли на совместное фото, с красивой символикой тоже вышла осечка: мост за их спинами буквально растворился в солнечной дымке, как будто намекая, что нащупать контуры сирийского урегулирования в таком разношерстном составе будет очень непросто.

И действительно: лидеры приехали на саммит с заведомо разными целями. Меркель и Макрон в первую очередь жаждали разобраться, что происходит в Идлибе. Как известно, создать там к 15 октября демилитаризованную зону, о чем ранее договорились Россия и Турция, не получилось — боевики отказались покидать свои позиции и сдавать туркам тяжелое оружие. Теперь в Берлине и Париже с тревогой ждут, что будет дальше. С одной стороны, все вроде бы понимают: сами собой террористы никуда не денутся. Но военной операции, чреватой появлением в Европе очередной волны беженцев, не хотят еще больше. Анкара в свою очередь планировала предметно обсудить политическое урегулирование в Сирии, в частности, дорожную карту и структуру проекта Конституции. Ну а Кремль ратовал за расширение гуманитарной помощи, без которой беженцы не смогут вернуться на родину и принять участие в определении политического будущего своей страны.

В итоге за 2,5 часа напряженных переговоров удалось затронуть все беспокоящие участников вопросы. Однако, как и следовало ожидать, позиции лидеров более-менее совпали только в общих подходах, а в деталях обнаружились существенные расхождения. «Мы являемся приверженцами территориальной целостности и политического единства Сирии, а также пришли к выводу, что военного решения конфликта нет», — подвел основные итоги Реджеп Эрдоган. На встрече, по его словам, было достигнуто понимание, что конституционный комитет должен во что бы то ни стало собраться до конца 2018 года, а меморандум, направленный на предотвращение кровопролития в Идлибе, не имеет альтернативы. «Мы считаем необходимым продолжить гуманитарную помощь сирийскому народу. Процесс возвращения беженцев должен осуществляться на добровольной основе и соответствовать международному праву», — добавил турецкий президент. Собственно, на этом согласованные позиции лидеров закончились и начались разногласия — подчас весьма принципиальные.

В частности, Владимир Путин дал понять, что терпение России, согласившейся подождать, пока турки в Идлибе договорятся с боевиками, отнюдь не бесконечно: «В случае, если радикальные элементы будут совершать вооруженные провокации, мы оставляем за собой право оказать действенную поддержку сирийскому правительству по ликвидации этого очага террористической угрозы». Пока, по словам президента, особых улучшений ситуации в идлибской зоне не наблюдается: совсем недавно оттуда снова обстреляли Алеппо, а возле российской базы Хмеймим за последние 1,5 месяца были сбиты 50 летательных аппаратов. Путин подчеркнул, что Сирия должна быть полностью освобождена от радикальных элементов, которые в противном случае переберутся в другие страны и займутся вербовкой новых сторонников. Однако вопрос, куда исчезнут боевики из Идлиба, ни он, ни его турецкий коллега публично, к сожалению, так и не прояснили.

Ангела Меркель и Эммануэль Макрон привычно напирали на то, что ответственность за происходящее в Сирии несет не только вооруженная оппозиция, но и администрация Асада. В зале для пресс-конференций так часто звучало слово «режим», что Владимир Путин в какой-то момент не выдержал. «Надо проявлять уважение к законным властям! Все употребляют выражение «сирийский режим», а в резолюции ООН, между прочим, сказано «сирийское правительство», — с раздражением заметил он. Но к российскому президенту на этот раз не прислушались. Эммануэль Макрон заметил, что хотя судьбу режима Асада будет определять сирийский народ, у международного сообщества есть право обозначить свою позицию. По мнению Эрдогана, сирийский лидер несет ответственность за организацию самой ужасной человеческой трагедии последнего времени. «Это тот человек, в результате действий которого погиб миллион жителей. В этом отношении он нелегитимен», — подчеркнул турецкий президент, стараясь не смотреть в сторону ВВП, явно придерживающегося других взглядов.

И даже по поводу беженцев у участников саммита оказалось не больше общего, нежели у пресловутых Лебедя, Рака и Щуки. Путин говорил, что в Сирии уже созданы условия для безопасного возвращения 1,5 млн человек. Меркель с Макроном заявляли, что пока возвращаться нельзя, так как нет гарантий, что люди вновь не подвергнутся гонениям со стороны режима. А Эрдоган призывал в первую очередь расплатиться с Турцией, которая уже потратила на сирийских беженцев $33 млрд и ждет увеличения финансовой помощи от Евросоюза.

Журналисты, естественно, хотели знать, насколько жизнеспособным окажется новый четырехсторонний формат и нет ли планов расширить число его участников, например, за счет США, у которых однозначно есть свой взгляд на урегулирование в Сирии. Однако ничего конкретного от лидеров добиться не удалось. О новой встрече они не договаривались. А участие других стран, в принципе, приветствуется, но совместного решения на этот счет нет. Впрочем, наличие разногласий не помешало президенту и канцлеру прекрасно общаться и завершить встречу совместным ужином в одном из рыбных ресторанов Стамбула. Владимир Путин, единственный из лидеров, кто надел для вечерней прогулки верхнюю одежду, удостоился ехидного комментария от Ангелы Меркель на русском языке. «О, сибирское пальто! — воскликнула она, увидев, как президент застегивается на все пуговицы, и пояснила Макрону и Эрдогану: — Siberian coat!» ВВП сначала попробовал было отнекиваться, мол, в таком пальтишке в Сибири не протянешь, но потом согласился: «Хорошо. I love Сибирь». Кстати, из Ханты-Мансийска, где накануне состоялся совет по нацотношениям, президент привез в подарок коллегам ягоды, орешки, рыбу и другую снедь.

Читайте также: "Меркель заговорила по-русски, увидев Путина в пальто"

00:12

Сирия: угроза большой войны. Хроника событий