Обнародованы данные о массовых смертях в грузинской лаборатории

Приют мистера Лугара

20.11.2018 в 20:28, просмотров: 10034

В Грузии не стихает скандал вокруг так называемого Центра Лугара — построенной на деньги минобороны США биолаборатории, в которой, как недавно заявил экс-министр грузинской госбезопасности Игорь Гиоргадзе, могли ставиться опыты на людях. Документы, обнародованные Гиоргадзе, по его мнению, могут свидетельствовать, что в лаборатории ведутся разработки биологического оружия и испытания на людях новых медицинских препаратов. В Тбилиси крутят пальцем у виска и обвиняют оппонентов в конспирологии. Мол, ничего страшного в лаборатории не происходит, все под контролем. Где же правда?

Обнародованы данные о массовых смертях в грузинской лаборатории
фото: youtube.com
Центр Лугара в Грузии.

Поселок с ностальгическим названием Алексеевка находится в 17 км от Тбилиси, недалеко от международного аэропорта. Название говорит само за себя: вероятно, он был основан русскими поселенцами. До распада Союза там располагалась советская военная база.

Сегодня русских в Грузии практически не осталось, а о временах СССР в Алексеевке напоминают лишь обшарпанные корпуса хрущевок. На смену русским пришли американцы. Их присутствие обозначает себя здесь «весомо, грубо, зримо»: на военном аэродроме теперь проводятся учения НАТО, а неподалеку находится загадочный объект, чье появление на грузинской земле с самого начала было окутано зловещими слухами.

Тайна одной лаборатории

Речь идет об Исследовательском центре общественного здоровья имени Ричарда Лугара, который в Грузии называют просто «американской лабораторией». Ее новенькие корпуса в стиле хайтек выглядят «островком будущего» на фоне сельских пейзажей, среди пасущихся коров. По уверениям властей Грузии, Центр Лугара и должен был стать передовым научным учреждением, в котором грузинские ученики под мудрым руководством наставников из США изучают патогенные микроорганизмы и разрабатывают методики борьбы с болезнями и эпидемиями.

Необходимость создания такой лаборатории обосновывалась также и тем фактом, что еще с советских времен в медицинских и научных учреждениях Грузии хранилось много опасных вирусов и бактерий. В период СССР с ними работали, их изучали, создавали вакцины против болезней и писали диссертации. В независимой Грузии произошел крах науки, ученые нищенствовали, лаборатории опустели. Того и гляди, патогены могли вырваться из колб и пробирок, за пределы стен лабораторий. И тогда жди беды. Требовалось собрать весь этот биоматериал в одно место и обеспечить его безопасное хранение. А для этого нужны были средства.

Америка вызвалась помочь. Еще при Шеварднадзе, в 2002 году, Грузия подписала с министерством обороны США соглашение «О сотрудничестве в сфере технологий и патогенов, связанных с развитием биологического оружия и нераспространения информации в этой сфере». В 2003 году соглашение было ратифицировано грузинским парламентом. Вскоре после «революции роз», в сентябре 2004 года, в Грузию прибыл американский сенатор-республиканец Ричард Лугар. В ходе этого визита и была достигнута договоренность об открытии биолаборатории в Алексеевке.

Личность сенатора тоже весьма примечательна. Дело в том, что в сферу профессиональных интересов Ричарда Лугара всегда входило в первую очередь оружие массового поражения. Мне приходилось бывать на мероприятиях с участием этого политика, слушать его выступления. Помните, была такая программа Нанна–Лугара? Она осуществлялась с 12 декабря 1991 года в отношении РФ и стран СНГ при участии DTRA (Агентства по снижению угрозы министерства обороны США). Заявленной целью программы была помощь постсоветским странам в уничтожении оружия массового поражения: ядерных ракет, пусковых установок, атомных подводных лодок и бомбардировщиков. Позже представители российского руководства, в частности, тогдашний вице-премьер Дмитрий Рогозин, заявляли о том, что программа нанесла ущерб обороноспособности страны, так как финансовая помощь обуславливалась допуском американцев на оборонные заводы РФ.

В рамках тех же задач, очевидно, создавался и Центр Лугара в Грузии. Здоровье грузин было только предлогом для того, чтобы получить доступ к хранящимся здесь штаммам опасных микроорганизмов и советским научным разработкам. Убедиться, что в Грузии нет запасов биологического оружия, которое может, например, попасть в руки террористов. Это была задача №1. Сенатора беспокоила безопасность Америки.

Заказчиком создания биолаборатории в Алексеевке выступало все то же Агентство по снижению угрозы (DTRA). То есть американское военное ведомство. На создание центра американцы выделили до 300 миллионов долларов.

Поскольку слухи вокруг лаборатории с самого начала ходили нехорошие, местные жители протестовали против ее строительства. Но не таков был демократический президент Саакашвили, чтобы обращать внимание на протесты темных, необразованных людей. В 2011 году лаборатория была торжественно открыта. Но работы на ней велись и раньше — еще с 2006 года. Причем в режиме абсолютной секретности: учреждение функционировало под личным контролем тогдашнего главы МВД и одной из самых зловещих фигур режима Саакашвили — Вано Мерабишвили. То есть как минимум 7 лет, с 2006 по 2013 год, до смены власти в Грузии, в лаборатории проводились исследования, о сути которых ничего не известно. Там существовал блок, доступ в который был разрешен только американским гражданам.

В 2013 году лаборатория Лугара была передана под юрисдикцию Центра контроля заболеваний Грузии, однако американские специалисты трудятся в ней и по сей день. Программы, профинансированные США, продолжают выполняться.

фото: youtube.com
Игорь Гиоргадзе.

Комарики на воздушном шарике

Может быть, все подозрения в отношении лаборатории — паранойя, и перед нами невинное научное учреждение с благородной миссией, занятое поиском методов лечения смертельных болезней? Экс-министр госбезопасности Грузии Игорь Гиоргадзе считает иначе. Недавно в распоряжении Гиоргадзе оказались документы, не предназначенные для широкой публики. И они вызывают много вопросов. Речь в них идет о случаях массовой гибели людей во время лечения их от гепатита С определенными препаратами. Документы вызвали подозрение, что в лаборатории Лугара могут производиться эксперименты на людях.

Я встретилась с Игорем Гиоргадзе в его офисе в центре Москвы.

— Это только одна сотая часть того, что есть на носителях, — Игорь Пантелеймонович достает из сейфа толстую папку бумаг. — Мы еще не все успели изучить. Документов много, они на грузинском и английском языках. Для работы с ними нужно время. Вообще-то первым о том, что в лаборатории проводятся эксперименты над людьми, заявил бывший советник Саакашвили, американец Джеффри Сильверман. Однако до сих пор у тех, кто говорил об угрозе, исходящей из Центра Лугара, были только подозрения. Не было документов.

— Откуда у вас эти документы?

— Их привезли мне из Грузии близкие друзья. После первичного ознакомления с ними стало понятно, что они не могут оставить равнодушным любого нормального человека, гражданина своей страны…

— Как все это удалось достать? Кто-то проник в лабораторию?..

— Таких вопросов не задают. Мне передали эти документы люди, которым я полностью доверяю, которых знаю очень много лет. Мы с ними прошли вместе через гражданскую войну и через многое другое. Поэтому я им задал единственный вопрос: «Насколько вы доверяете источнику?» Они сказали: «Мы ему полностью доверяем».

— Что представляют собой эти документы?

— Это отчеты о проведении лечения пациентов с гепатитом С. Скажу сразу, что препараты, которые используются, вопросов не вызывают. Это абсолютно легальные препараты, их применяют и в России. В Грузии существует программа лечения гепатита С, которая дает хорошие результаты. Вызывают вопросы частота и количество смертей, которые мы видим в данных документах. Эти отчеты пишет сотрудник лаборатории. Там есть его подпись, телефон. Есть страницы, написанные от руки.

— О каком количестве смертей идет речь?

— У нас есть данные за 2015 и 2016 годы. Возможно, они неполные. В декабре 2015 года умерли 30 человек, из них 24 — в один день. Во всяком случае, так составлен документ: смерти датированы 30 декабря. 2016 год — 43 смерти. В апреле — 30 и в августе —13. Всего получается, что 73 человека, которые проходили лечение от гепатита С, скончались. В целом ряде случаев написано: «Причина смерти не установлена».

— Известно ли что-то конкретное об этих пациентах?

— Нет, в документах они идут под номерами. Нет ни фамилий, ни имен. Но есть исходные данные: год рождения, половая принадлежность и год смерти. Так что установить их личности в принципе можно. При желании. Но никто этим не занимается. Мы попросили специалистов оценить эти документы. Врачи сказали, что здесь есть вопросы по поводу того, как лечили людей. По их мнению, не всегда объективные данные больного предполагали именно то лечение, которое было им назначено. Почему у профессионалов не вызывает вопросов такая смертность? Почему во многих случаях официально пишется, что причина смерти «не установлена»? Вы профессионалы, вы взялись лечить пациента, назначаете ему лекарство, лечите, он умирает. Может быть, вы не тот препарат применяли, который указали в отчете? Может быть, меняли дозировку?..

Таблицы, таблицы, номера, списки. За каждым номером — чья-то жизнь. Рядом в графе — короткое слово death (смерть).

— Я никого не обвиняю, — говорит Гиоргадзе. — Но я хочу разобраться, что это за лаборатория. Что происходит? Может быть, эти люди были обречены, и медики не могли ничего сделать. Но никто не дает никаких пояснений. Все делают вид, что проблемы не существует. Рядом находится поселок, люди живут. Они часто испытывают приступы тошноты, головные боли, видят, как над лабораторией поднимаются какие-то разноцветные дымы… Никто не отвечает на вопросы, что же там происходит.

— Но грузинская сторона заявляет о готовности пустить в лабораторию специалистов, в том числе и из России, сделать «день открытых дверей»…

— Это разговор для совсем наивных людей. Вот войдем мы туда: стоят колбы с жидкостями, сидят сотрудники, что-то делают. И что мы сможем понять? Вам что, дадут пробы, покажут отчеты о проведенных опытах?.. Нужна профессиональная экспертиза ведущихся там исследований.

Когда я создавал с нуля службу государственной безопасности Грузии, я хотел продемонстрировать открытость. Проводил «круглые столы», приглашал корреспондентов, депутатов, писателей. Вывозил их на базы, показывал, как мы освобождаем заложников, как действуют различные спецподразделения. Как вы думаете, они могли узнать о планах операций, об агентурной сети?..

Я ни на секунду не допускаю мысли о том, что правительство Грузии специально что-то делает над своими людьми. О сути происходящего могут не знать даже сотрудники лаборатории.

— Почему новые власти Грузии после ухода Саакашвили не закрыли эту лабораторию?

— Новые власти в 2013 году заключили договор о передаче лаборатории под юрисдикцию Грузии. И до конца текущего года эта лаборатория должна быть полностью передана грузинской стороне. Раньше все научные сотрудники лаборатории были гражданами США. Кстати, с дипломатическими паспортами. Вы часто встречали лаборантов с дипломатическими паспортами?.. А сейчас только 6 сотрудников лаборатории — граждане США. Но ряд контрактов заключен на несколько лет — до 2020, 2021 года. Финансирование контрактов до сих пор идет из США. Вот контракт на организационно-техническую поддержку Центра Лугара на сумму 1 062 499 долларов. На 2019 год предусмотрено 650 000 долларов. До 2021 года — еще 322 тысячи. На функционирование группы охраны выделяется 158 тысяч долларов. И так далее.

Заказчиком создания подобных медицинских центров за пределами США выступает Агентство по уменьшению угрозы. Ранее оно называлось Агентство специального оружия. Это структура министерства обороны США.

Посмотрим, над чем работает лаборатория. Вот один из проектов: «Изучение атипичных форм чумы из природных резервуаров Грузии. Оценка их антибиотикоустойчивости и других военно-биологических характеристик». Контракт между национальным управлением по ядерной безопасности министерства энергетики США и лабораторией Лугара на проведение исследований: «Получение генетических характеристик штаммов чумы, бруцеллеза, сибирской язвы и конго-крымской лихорадки из коллекции Центра по контролю заболеваний». Отсюда можно сделать вывод, что эта лаборатория — как минимум двойного назначения.

— Вы полагаете, что она может работать над созданием биологического оружия?

— Посмотрите, что мы обнаружили на сайте лаборатории в открытом доступе, — Гиоргадзе демонстрирует схемы каких-то странных аппаратов. — Это патент на беспилотный летательный аппарат для распространения в воздухе зараженных насекомых. Патент зарегистрирован в США, имеются номер, дата. В описании указано, что изобретение предназначено для заражения противника смертельными заболеваниями и его уничтожения с минимальными затратами. Патент на полный боеприпас для капсул с токсичным содержимым. В его описании указана возможность снаряжения капсул различными вирусами для заражения личного состава войск противника. Патент на беспилотный летательный аппарат, способный распылять химические и биологические вещества над районами, занятыми противником. Тоже зарегистрирован в США…

Патент США на беспилотный летательный аппарат для распространения в воздухе зараженных насекомых.

— Есть ли какие-то объяснения, почему эти патенты находятся на сайте лаборатории?

— Не считают необходимым объясняться. В этом и была вся суть моего обращения к президенту и Конгрессу США. Господа, может быть, мы чего-то не понимаем, и все это совершенно безобидные вещи?.. В ответ — молчание.

Сообщество мисс Риверс

Но можно ли даже чисто теоретически допустить мысль, что Америка — великая Америка, оплот демократии, на которую равняется все прогрессивное человечество, — может проводить эксперименты над людьми, пусть и в далекой Грузии?

Можно, считает Гиоргадзе. Ведь в истории США было немало эпизодов, когда медики или военные экспериментировали даже над своими гражданами. Об этом становилось известно спустя много лет. Многие документы сегодня рассекречены.

Как-то мне пришлось разговаривать с одним бывшим узником тюрьмы Гуантанамо, выходцем с Северного Кавказа. Сейчас он отбывает срок уже в российской тюрьме по обвинению в терроризме. Он утверждал, что в Гуантанамо американцы испытывали на них лекарственные препараты. Заставляли принимать таблетки, от которых заключенные сходили с ума, их бросало то в жар, то в холод, на теле появлялись язвы…

Но ведь это террористы, скажете вы. А как насчет обычных американцев? Целых 40 лет, с 1932 по 1972 год, под эгидой Службы общественного здравоохранения США проходило так называемое «исследование Таскиги». История началась в разгар Великой депрессии в городе Таскиги, штат Алабама. В то время еще не было эффективных средств от сифилиса, а местная беднота, состоящая в основном из афроамериканцев, не имела денег на медицинскую страховку. Больным сифилисом неграм предложили бесплатное лечение, горячее питание при посещении врачей и бесплатный проезд до клиники. Всего было 600 подопытных, 399 из них были больны, 201 — контрольная группа.

На самом деле людей никто не лечил, а целью преступников в белых халатах было изучение всех стадий развития сифилиса. А как изучишь конечные стадии, если пациент выздоровеет?.. Поэтому подопытным запрещали обращаться за помощью к другим врачам. Между тем был изобретен пенициллин, и к концу 1947 года врачи с успехом применяли его для лечения сифилиса. Но участникам эксперимента об этом ничего не было известно. Они даже не знали свой диагноз. Действуя с особым цинизмом, врачи-убийцы привлекли в команду чернокожую медсестру Юнис Риверс. Специально, чтобы усыпить бдительность несчастных. Резиденция, где работала группа, получила название «приют мисс Риверс».

В результате многие члены «сообщества мисс Риверс» умерли, а перед этим заразили своих жен и зачали детей с врожденным сифилисом. Только в 1997 году президент Билл Клинтон принес жертвам эксперимента официальные извинения. К тому времени в живых их осталось восемь…

На мой взгляд, «исследование Таскиги» — это один из самых отвратительных, тошнотворных эпизодов в истории медицины. Никто из медиков не понес никакого наказания. Более того, они сделали карьеру.

Стоит обратить внимание на «почерк» преступников. Это использование людей для своих нужд под предлогом оказания им «помощи». Это оказание копеечных услуг (бесплатный проезд и питание), которые никак не окупают причиненный вред. И это использование кадров из числа местных «коллаборантов» с целью усыпления бдительности.

В наши дни преступникам в белых халатах в США трудно разгуляться. Там принят Закон о национальных исследованиях и создана Комиссия по защите прав субъектов биомедицинских и поведенческих исследований. Но потребность в таких экспериментах сохраняется. Богатые пациенты, готовые платить за лечение большие деньги, хотят гарантий. Курс лечения препаратом, о котором идет речь в документах, стоит 84 тысячи долларов. Чтобы стала понятна цена вопроса: фармацевтическая компания-производитель препарата Gilead за два первых года (2014 и 2015) выручила от его продажи 29 миллиардов долларов. Кстати, крупнейшим акционером Gilead является экс-министр обороны США Дональд Рамсфельд.

— Почему секретные тюрьмы ЦРУ были за пределами США? — спрашивает Игорь Гиоргадзе. — Потому что то, что делалось в этих тюрьмах, запрещено на территории США. Почему эти биолаборатории не работают в США? Может быть, потому, что проводимые в них исследования противоречат американским законам?..

Отчет о гибели людей в декабре 2015 года.

«Статус этих людей не вызывал этических дебатов»

— Подлинность документов, представленных Гиоргадзе, сомнений не вызывает, — считает эксперт, согласившийся дать комментарий «МК» на условиях анонимности. — Невозможно изготовить фальшивки на таком уровне, в таком объеме, с такими деталями и нюансами. Вопрос — в интерпретации.

По мнению медиков, препарат, который указан в документах, действительно дает хорошие результаты при лечении гепатита С. Тут возможны варианты:

а) Люди, которые умерли, были обречены, потому что болезнь зашла слишком далеко. Тогда вопрос: были ли они проинформированы о своем состоянии и о том, что риск смерти во время лечения очень велик? Ускорило ли лечение их смерть? Может быть, без лечения они могли бы еще прожить два-три года?

б) Пациентам давали совсем не тот препарат, который обозначен в документах.

в) Этот препарат может давать серьезные побочные эффекты, о чем компания-производитель, заинтересованная в миллиардных прибылях, не информирует пациентов.

В любом случае ясно, что столь массовую гибель людей необходимо расследовать. Ведь не исключено, что лет через 50 в Вашингтоне рассекретят очередную порцию документов — и окажется, что эксперименты над людьми в Грузии все же проводились. В гуманитарных, разумеется, целях. Во имя победы демократии во всем мире. И какой-нибудь американский деятель повторит слова начальника отдела венерических болезней Департамента общественного здоровья США доктора Хеллера, сказанные им во время скандала вокруг «исследования Таскиги»: «Статус этих людей не вызывал этических дебатов. Они были объектами, а не пациентами, клиническим материалом, а не больными людьми».