Вне системы мирных митингов

Как действуют провокаторы от оппозиции

31.07.2019 в 20:08, просмотров: 2430

Шумные протесты внесистемной оппозиции окончательно становятся бессмысленными по сути и беспощадными по отношению к людям, поверившим громким лозунгам «о свободе». Об этом свидетельствуют события последних дней. Организаторы митинга 3 августа, пользуясь первым попавшимся предлогом, отозвали свою заявку и призвали сторонников готовиться к несанкционированной акции. Почему же «протестантам» выгоден такой сценарий развития событий?

Вне системы мирных митингов

Свою обеспокоенность напряженной обстановкой и намеренным уходом в неправовое поле выразил мэр Москвы Сергей Собянин. «Митинг 27 июля оцениваю как массовые беспорядки», — заявил градоначальник. Он оценил действия сотрудников полиции как адекватные и правомерные.

В самом деле, те же самые граждане в течение нескольких дней проводили несанкционированные акции на Трубной. Полиция практически не реагировала на это. Но организаторов такой сценарий не устраивал.

Напомним, по итогам акций 27 июля в центре Москвы несколько человек оказались в больницах. «В «скорую помощь» Москвы обратилось сравнительно небольшое количество участников несанкционированных мероприятий, — рассказал главный внештатный специалист по первой помощи, заместитель директора Центра экстренной медицинской помощи Департамента здравоохранения Москвы Сергей Гуменюк. — Сегодня ни одного из доставленных в больницы жителей, получивших травмы в ходе митинга, не осталось в стационарах».

По его словам, обращения касались как имеющихся травм, так и обострения хронических заболеваний, все зафиксированные травмы были легкими, «что говорит об адекватности принимаемых правоохранительными органами мер». При этом на санкционированном мероприятии 20 июля на проспекте Сахарова пострадавших не зарегистрировано вовсе. Несмотря на это, организаторы следующего митинга отказались от наиболее безопасной для участников стратегии и выбрали более рискованную и незаконную.

— Правоохранители делают все очень правильно, — поясняет «МК» политолог Дмитрий Гусев. — Если мероприятие согласовано, то силы правопорядка берут ответственность за безопасность людей — ведь в любом большом скоплении народа возможны провокации, хулиганство, все что угодно. А вот когда мероприятие несанкционированное, то именно ради безопасности участников полиция призывает их разойтись, а уже в случае неподчинения действует силой. И это оправданно: люди в данном случае нарушают закон.

— Когда во всем мире — в частности, в США и Европе — полиция пресекает незаконные акции, она стремится максимально быстро и эффективно навести порядок на улицах, — говорит председатель правления Фонда развития гражданского общества Константин Костин. — Если посмотреть, как пресекались акции «желтых жилетов» в Париже и других городах Франции, как пресекались акции у Капитолия в США, то можно увидеть, что западные силы правопорядка действуют жестче, чем московская полиция и Росгвардия, — применяются высокотравматичные спецсредства, такие как резиновые пули, водометы, слезоточивый газ. В таких же странах, как Таиланд, до сих пор распространена практика стрельбы по демонстрантам из боевого оружия.

«Количество задержанных — только в ходе одной из акций в Париже было арестовано более 1700 человек — и наказания, применяемые к ним, на Западе также значительно серьезнее отечественных», — подчеркивает Костин. Особенно если участник протеста обвиняется в нападении на полицейского. Когда-то подобные методы использовались и в Москве, напоминает политолог. Но с конца 90-х — начала 2000-х годов необходимости в этом правоохранители не видят и могут себе позволить проявлять гуманность — в том числе и к прохожим, не имеющим отношения к протестным акциям.

В отличие от полиции организаторы протеста, кажется, идут по пути эскалации. Зачем — это отдельный вопрос. «Люди не хотят митинга, они хотят крови, провокации, — говорит Дмитрий Гусев. — Если бы они хотели митинга, вышли бы на проспект Сахарова, а в данном случае получится не просто провокация, а гапоновщина чистой воды».

— Когда проходит разрешенная акция, ее можно расценивать как акцию общественной поддержки незарегистрированных кандидатов — заявителей митингов, — рассуждает Константин Костин. — Когда есть предпосылки для восстановления регистрации, ты заинтересован, чтобы акции были законными. На них приходит больше людей, это всегда более масштабно. А сейчас, когда наша несистемная оппозиция понимает, что реальных оснований для регистрации у них нет, они хотят свой провал оформить поэффектнее и продать подороже, а для этого нужны как раз несанкционированные акции. В их ходе создается более впечатляющая медиакартинка с полицией, задержаниями, избиениями — так они могут сказать, что власть их «точно боится».

В качестве «покупателей» такой картинки, по мнению Костина, могут выступать те, кто желает дестабилизации Москвы, — это те же акторы, которые оплачивали приезд на митинги иногородних активистов, иностранные и внутрироссийские симпатизанты протеста. Для них организаторы протеста создают себе репутацию пострадавших от «режима», а московским выборам, напротив, репутацию портят, мол, «самых хороших и светлых не регистрируют», говорит политолог.

— Это не работающая история, — уверен Костин. — Последние социологические исследования показывают, что москвичи знают об этих протестах, но относятся к ним скорее отрицательно, уверены, что незарегистрированные кандидаты просто не сумели собрать подписи. По опросам, картина радикально отличается от того, что мы видим в СМИ, особенно претендующих на репутацию «качественных».

Напомним, что несанкционированные акции успела осудить и парламентская оппозиция — в частности, лидеры КПРФ Геннадий Зюганов и ЛДПР Владимир Жириновский. По мнению политиков, цель нынешних протестов — организация в России «нового Майдана» по сценарию «цветных революций».