Прессинг Навального стал признаком шатания политической экосистемы

Что стоит за массовыми обысками в ФБК

15.10.2019 в 17:48, просмотров: 17588

Разгром навальновского Фонда борьбы с коррупцией набирает обороты. Во вторник силовики провели более сотни обысков в штабах самой организации и по месту жительства ряда сотрудников региональных подразделений ФБК сразу в 30 регионах. Аналогичная акция, напомним, была проведена в середине сентября — 150 обысков в 45 городах. Все это говорит о том, что начала расшатываться сложившаяся политическая экосистема, частью которой является Навальный.

Прессинг Навального стал признаком шатания политической экосистемы

Официально Следственный комитет России сообщил, что «продолжается расследование уголовного дела, возбужденного по факту совершения финансовых операций с денежными средствами, заведомо приобретенными другими лицами преступным путем (п. «б» ч. 4 ст. 174 УК РФ)». И в рамках предварительного следствия «изымаются предметы и документы, имеющие значение для расследования».

Директор ФБК Иван Жданов сообщил, что обыски проходят, в том числе, в таких городах, как Архангельск, Саратов, Бийск, Чебоксары, Барнаул, Ростов-на-Дону, Тамбов, Казань, Краснодар, Мурманск, Белгород, Воронеж, Владивосток, Ижевск, Екатеринбург, Кемерово, Новосибирск, Самара, Уфа, Челябинск, Ставрополь, Ярославль, Новокузнецк и Тверь.

По словам Жданова , а также по словам соратника Навального Леонида Волкова, силовики приходят в основном по новым адресам. Впрочем, не везде. Штаб в Ростове-на-Дону, например, «отчитался», что «следователи зачем-то расковыряли ноутбук, из которого уже вытащили жёсткий диск в прошлый раз». В московский офис ФБК силовики пришли четвертый раз за два месяца. «Не трудно догадаться, что в офисе ФБК целью обыска была новая (еще даже не распакованная) техника для сотрудников. Как на ней могла быть информация, имеющая значение для расследования уголовного дела? А мы знаем, что никак. И вы это знаете», — отметил в Facebook Жданов.

То есть очевидно, что в рамках расследования дела об отмывании денег в 2016-2018 годах (а вовсе не об иностранном финансировании в 2019 году, как это пытается представить Навальный), происходит жесткая блокировка деятельности ФБК. Навальный говорит: «Технически наша деятельность сейчас осложнилась, врать не буду — нам сильно нужна ваша помощь». Помимо того, что ФБК лишают техники и заблокированы счета организации, счета блокируют и у сотрудников фонда.

Самого Навального, кстати, не трогают. Попытка арестовать его квартиру в качестве обеспечительной меры по делу об отмывании денег не удалась. И тем не менее, можно предположить, что система, в которую встроен оппозиционер со своими расследованиями (как один из элементов сдержек и противовесов), начала шататься.

Впрочем, дело не опасности Навального для Путина. Эта опасность существует только в мечтах Алексея Анатольевича. Была бы она в реальности, о Навальном мы бы забыли уже много лет назад. И не в том, какая там башня усилилась, а какая ослабла. Проблема — в информации.

В сентябре 2016 года Владимир Путин в интервью агентству Bloomberg так прокомментировал взлом компьютеров в предвыборном штабе Клинтон: «А потом, разве это важно, кто взломал эти какие-то данные... Важно, что является содержанием того, что было предъявлено общественности. Вокруг этого должна вестись дискуссия на самом деле».

Вот и с расследованиями ФБК совершенно не важно, насколько они заказные. Откуда еще широкая общественность узнает о квартирах за миллиарды, о каких-то совершенно запредельных поместьях, самолетах и яхтах наших государственных служащих? Даже делая скидку на возможные неточности, это лучше, чем ничего. Потому что СМИ, имеющие ресурс для таких расследований, зажаты либо государством, либо правилами игры. А не зажатые СМИ просто не имеют ресурса.

Если в ФБК нарушали закон — виновные должны быть найдены и наказаны. Но уничтожить такую структуру под видом борьбы за законность — вряд ли продуктивно.

 

 

Между тем

Координатор тамбовского штаба Алексея Навального Диана Рудакова сообщила «МК»: «Это уже второй обыск за месяц. До этого приходили 12 сентября. Тогда обыски были в самом офисе, у сотрудников штаба и даже у их родственников. Сегодня был у нашего сторонника и повторный обыск в штабе.

фото: twitter.com

Их не интересуют документы и отчеты, которые свободно лежат на столах. Забирают только технику, чтобы усложнить нам работу. Что касается общего ущерба, то в прошлый раз у 300 сотрудников штаба и некоторых волонтеров были заблокированы личные счета. В этот раз — сорванный замок и забрали два кнопочных телефона. Еще у одного нашего сотрудника изъяли личную технику».