Новые детали убийств в Белоруссии: Лукашенко припомнили «эскадрон смерти»

На Западе опять всплыла тема уничтожения противников Батьки

17.12.2019 в 15:57, просмотров: 89816

Вокруг Белоруссии разворачивается международный скандал: в интервью немецкому изданию Deutsche Welle белорус Юрий Гаравский заявил, что он лично 20 лет назад принимал участие в уничтожении экс-министра МВД Белоруссии Юрия Захаренко, председателя ЦИК Виктора Гончара и бизнесмена, финансирующего оппозицию Анатолия Красовского.

Новые детали убийств в Белоруссии: Лукашенко припомнили «эскадрон смерти»

Тема «эскадрона смерти» была актуальна в стране перед вторыми президентскими выборами 2001 года. Оппозиция, которая считала, что Лукашенко незаконно увеличил себе первый президентский срой до 7 лет, намеревалась провести альтернативные выборы в 1999 году. Но как раз перед ними начали таинственно исчезать все организаторы этого процесса...

Белорус Юрий Гаравский, которому сейчас 41 год, рассказал, что 20 лет назад он служил в СОБРе под началом полковника Дмитрия Павличенко и по его указанию вместе с другими бойцами сначала в мае 1999 года похитил Юрия Захаренко у его дома, а затем в сентябре того же года Виктора Гончара и Анатолия Красовского.

О том, что Захаренко, Гончар, Красовский, а так же журналист, телеоператор ОРТ Дмитрий Завадский пали жертвами белорусского «эскадрона смерти», писали еще в 2000 году. Расследуя исчезновение журналиста и политиков, белорусские правоохранители вышли на командира бригады спецназа внутренних войск МВД Дмитрий Павличенко.

Вернее, КГБ и прокуратуру на спецназовца вывел начальник СИЗО №1 Олег Алкаев, который в своем рапорте написал, что ему пришлось дважды выдавать так называемый «расстрельный пистолет» (тот, с помощью которого приводились в исполнение смертные приговоры) Дмитрию Павличенко по указанию главы МВД Юрия Сивакова.

И эти даты подозрительно совпадали с датами исчезновения оппозиционных деятелей. 23 ноября Павличенко по указанию прокурора Божелко был арестован. Но в СИЗО провел не более трех дней, его выпустили из-под ареста по личному указанию Лукашенко. А через несколько дней генпрокурор Олег Божелко и глава КГБ Владимир Мацкевич лишились своих должностей. На место уволенного Божелко был назначен Виктор Шейман, которого и называли организатором «эскадронов смерти». Павличенко же был верным исполнителем.

Юрий Гаравский, рассказывая то, что ему было известно как исполнителю, ни фамилию Шеймана, ни тем паче Лукашенко не называл. Немецким журналистам он сообщил то, что в общих чертах было известно белорусской оппозиции еще в 2000 году: что Юрия Захаренко запихнули в машину возле его собственного дома. Правда никто не знал, как и когда именно погиб экс-глава МВД, имевший огромный авторитет среди силовиков Белоруссии.

По словам Гаравского, Дмитрий Павличенко сначала дал указание следить за «объектом», а когда распорядок его дня был выяснен, пришел приказ — задержать и ликвидировать. Захаренко задержали, когда он припарковал машину и направлялся домой, представились сотрудниками милиции, надели наручники. Но он, похоже, в тот момент уже все понял. Особенно после того, как ему надели мешок на голову. «Сделайте так, чтобы не было больно» - попросил он. Из рассказа Гаравского следует, что застрелил Захаренко лично Дмитрий Павличенко — из того самого «расстрельного пистолета» с глушителем. После чего тело сразу отвезли в крематорий Северного кладбища и сожгли. А мешок с прахом куда-то увез Павличенко.

В этой истории есть только одно расхождение с версией белорусской оппозиции. В 2010 году бывший командир бригады белорусского спецназа Владимир Бородач, который работал в Общественной комиссии, занимавшейся расследованием обстоятельств исчезновения экс-министра внутренних дел Юрия Захаренко и был его заместителем в Союзе офицеров, в интервью «Немецкой волне» сообщил: у него есть доказательства, что Захаренко перед расстрелом долго допрашивали и даже пытали. Он ссылался на некие аудиозаписи допроса Захаренко, которые ему предоставил неназванный источник, внезапно скончавшийся. Бородач рассказал это сразу после того, как попросил политического убежища на Западе.

Вот и Юрий Гаравский разоткровенничался с немецкой прессой уже после того, как решил остаться в Германии. Правда, если в убийстве Захаренко, по его словам, он был лишь свидетелем, то в «ликвидации» председателя ЦИК Виктора Гончара и бизнесмена Анатолия Красовского принимал более деятельное участие. Как сообщил Гаравский, Гончара и Красовского брали, когда они выезжали из бани на улице Фабричной в Минске. В задержании участвовало 8 человек. Расстреливали их возле Бегомля, в 5 километрах от которого была законсервированная база СОБРа. Стрелял опять же Павличенко, а вот пистолет ему передал сам Гаравский, который держал его в своей кобуре. По его словам, тела закопали там же в глубокой яме. И вокруг осталось много неубранных гильз, их там якобы можно обнаружить и сейчас.

И вот тут есть опять же несостыковка с версией белорусской оппозиции. Дело в том, что информацию о расстреле под Бегомлем оппозиционерам «слили» еще в 2000 году. И перед выборами Лукашенко в 2001 году организация «Зубр» провела целую спецоперацию по поиску тел и гильз. Под покровом ночи ямы в указанном месте разрыли, но никаких тел там не нашли. В результате, пришли к выводу, что информация была ложной.

В это же время появился свидетель, внезапно во время охоты ставший очевидцем расстрела двух человек ( предположительно Гончара и Красовского) на Северном кладбище. Ему пришлось так же спешно покидать Белоруссию. Но, поскольку это был простой человек, бежал он не на Запад, а в Россию. И обо всем увиденном рассказал не немецкой прессе, а Борису Немцову. Большого резонанса этот рассказ не имел, хотя и был опубликован...

Если не копаться в этих несовпадениях, которые могут быть связаны с источниками, получавшими информацию по разным каналам, рассказ Юрия Гаравского ложится в общую стройную канву. Дмитрий Павличенко, который сейчас уже находится в отставке, говорит, конечно, что повествование бывшего СОБРовца — бред. Мол, он вообще не может ничего знать, поскольку с 1999 года по 2003 год находился в заключении за «мздоимство». Хотя эта «отсидка» сути дела не меняет: Гаравский служил под началом Павличенко с 1998 года, и в мае, и в сентябре 1999-го еще числился на службе. Если в конце 1999-го его и посадили, то еще вопрос за что — не за то ли, что мог взболтнуть лишнего. Главное, что Павличенко признал — Гаравского он знает и тот у него служил.

Прислушаться к рассказу бывшего СОБРовца рекомендует и экс- начальник СИЗО №1 Олег Алкаев, разворошивший всю эту историю еще в 2000 году и оказавшийся потому раньше всех на Западе — в 2001-м. В 2006-м он издал книгу «Расстрельная команда» о тюремном быте и о том самом «расстрельном пистолете», которым приговоры приводились в исполнение. По словам Алкаева, "пока возьмем его слова за основу. А дальше надо разбираться, правду говорит или нет. Во-первых, он говорит, что назовет места. От этого и надо отталкиваться».

Главный вопрос, который беспокоит всех: знал ли Лукашенко обо всех этих похищениях или его «серый кардинал» Шейман действовал по своему усмотрению?

В интервью американскому профессору Григорию Иоффе в 2011 году Лукашенко признал, что Павличенко в 2000 году выпустили по его личному указанию. Зачем он давал такое указание и мешал следствию, он пояснил просто: «Знаете, на Павличенко и тогда было накатов много. Почему? Потому что он возглавлял ОМОН в Минске, и когда наши (оппозиционеры - Авт.) устроили демонстрацию и хотели свергнуть власть, у Павличенко была очень быстрая реакция. Он был не столько за президента – он был настоящим офицером. Вот есть приказ – я это сделаю».

Лукашенко рассказал, что он потребовал от Божелко доказательств вины Павличенко. Ему принесли протокол и запись допроса. «Я сравнил запись с тем, что они напечатали, и нашел нестыковки. Это что, допрос с пристрастием? Отпустите его! Я беру на себя ответственность – если он сбежит, я возьму это на себя. Но он никуда не убежал…» - откровенничал Лукашенко. По версии Батьки, изложенной в том интервью, и Захаренко, и Гончар, и Красовский живы и скрываются где-то на Западе. Мол, он заметил фото Захаренко в какой-то немецкой газете спустя пять лет после его исчезновения. Правда, никто кроме Лукашенко не видел его бывших оппонентов уже 20 лет, включая их родственников.

Единственное, что настораживает в откровениях этого бывшего СОБРовца — что появились они накануне очередных президентских выборов в Белоруссии, которые пройдут летом следующего года. Говорить, кто будет основным и фактически единственным кандидатом, думаю, излишне.

И всем бы хорош был бессменный Батька, если бы не его главная тайна — секрет исчезновения всех его значимых конкурентов. Его самого это дело ничуть не волнует: никаких расследований исчезновений политиков в Белоруссии не ведется. Хотя это ведь не просто граждане Белоруссии, а глава «Союза офицеров» Захаренко и председатель ЦИК Виктор Гончар. Неужто хотя бы ради того, чтобы снять с себя подозрения, не стоило провести полноценное следствие? И если уж исчезнувший политики скрываются на Западе, представить доказательства, что так оно и есть. А не прятать 20 лет голову в песок в надежде, что как-то все «само рассосется».

Четверо бесследно исчезнувших человек — это тот «крест», который Лукашенко будет нести всю жизнь. И на котором его будут распинать всякий раз, когда ему нужно будет намекнуть, что он «заигрался». Запад, которому Лукашенко так мило улыбался весь минувший год, еще раз напомнил ему, что для цивилизованного мира он был и остается «последним диктатором»Европы.

Читайте также: Сбежавший в Европу боец СОБР признался в убийстве оппонентов Лукашенко