На суде по делу обвиняемых в убийстве Шеремета избили журналистов

Националисты требуют выпустить на свободу врача, которая подозревается в закладке бомбы

24.12.2019 в 16:49, просмотров: 2242

Во вторник, 24 декабря, в Киеве второй раз пытались опротестовать содержание под стражей медика-волонтера Юлии Кузьменко, обвиняемой в том, что она подложила мину под автомобиль Павла Шеремета. В прошлую пятницу заседание суда по этому поводу так и не состоялось: из-за нерасторопности судейских работников, поздно сообщивших о заседании, прокуроры не успели подготовиться к слушаниям. Радикалы, прибывшие в суд на защиту волонтерши, не хотели отпускать ее обратно в СИЗО. В результате выводить ее из зала пришлось с помощью спецназа. Потасовка была жаркой: один из защитников Кузьменко получил перелом шейного позвонка...К сегодняшнему заседанию суд подготовился лучше: всех «зрителей» попросили покинуть зал, оставив в нем только журналистов, родственников и адвокатов с обвинителями...

На суде по делу обвиняемых в убийстве Шеремета избили журналистов

Защита Юлии Кузьменко в этот раз делала ставку на то, что никаких доказательств ее вины у следствия вообще нет. Признания Андрея Антоненко и экспертизы, определившие по походке, что на кадрах закладки бомбы под автомобиль засветилась именно Кузьменко, адвокаты называли смехотворными. По их словам, имеется как минимум пять свидетелей того, что в тот день Юлия была в другом месте. Правда двое из них — сожитель и мать — вряд ли могут считаться беспристрастными. Как говаривал Жеглов: «Положим, жена Груздева под присягой подтвердит, чтобы мужа выгородить, что это ты пистолет подбросил. А также поведает, о чём говорил отец Варлаам с Гришкой-самозванцем на Литовской границе.»...Еще трое свидетелей — так же родственники Юлии. По словам адвоката, родня прилетела к Юлии в Киев 18 июля 2016 года в половине второго ночи. Домой все приехали только в пять утра. Мол, это доказательство того, что Кузьменко не могла подкладывать бомбу. Однако машина Шеремета взлетела на воздух 20 июля, а мину заложили в ночь с 19-го на 20- е. Спрашивается, что могло помешать Кузьменко явиться к дому Шеремета на следующий день после приезда родни? Так бурно отмечали встречу, что сутки не могли оклематься?

Еще одна линия защиты, которую выбрал адвокат Кузьменко: якобы она была знакома с Антоненко шапочно, встречалась два раза, поэтому он никак не мог привлечь ее к своей деятельности. Познакомились они случайно: в январе 2016 года - Юлия стала свидетелем ДТП, в которое попал "Риффмастер" Антоненко. Потом они встречались всего дважды. Однако, по словам того же адвоката, сразу после убийства Шеремета они встретились в третий раз. Антоненко сам позвонил Юлии и пригласил ее на концерт в столичном "Доккер-пабе", который состоялся 21 июля. Спрашивается, зачем музыканту понадобилось звонить малознакомому человеку и приглашать на концерт? Кстати, до 21 июля Кузьменко была в отпуске. Зачем она его брала, если никуда не уезжала из Киева? А прокурор сообщил, что в деле имеются свидетельства «бесконечных звонков» Антоненко и Кузьменко друг другу.

Еще одним свидетелем, что Кузьменко в ночь закладки бомбы ночевала дома, оказался ее бывший супруг Дмитрий Кузьменко, хирург больницы "Феофания". Они развелись в 2017 году, но ту ночь, оказывается, провели в одной квартире.. Интересно, знает ли об этом сожитель Юлии? .По словам экс-супруга, к тому же у Кузьменко в тот момент были проблемы со здоровьем, которые мешали ей надолго отлучаться из дома. При этом все эти дни, как следует из материалов дела, телефон Юлии был отключен. Что, однако, не мешало ей встречать близких в аэропорту.

На суде в защиту медика-волонтерши, которая работает в организации Охматдети, выступил главврач больницы Владимир Жовнир. Он уверял, что Кузьменко — отличный врач, который построил целое направление детской кардиохирургии. "Вся наша клиника готова взять ее на поруки"- заявил он.

Эти заявления как-то очень дисгармонируют с данными прослушки телефона волонтерши Кузьменко. В них «отличный врач» предлагала обстрелять Киев из «Градов», чтобы люди одумались. Так же она требовала новой «сакральной жертвы», которой, по ее словам, мог стать ребенок националистки Маруси Зверобой. Маруся не так давно в соцсетях угрожала президенту Зеленскому расправой, и если бы с ее чадом что-то вдруг случилось, народный гнев можно было бы направить на «Слуг народа». Цинизм ситуации в том, что Маруся Зверобой — близкая знакомая Кузьменко. В соцсетях выложены фотографии, где они стоят в обнимку...

И если данную прослушку можно объявить смонтированной, то от комментариев Кузьменко с позывным «Лиса» на ее страницах в соцсетях никуда не деться. Да она от них и не открещивается. Например, после поджога Дома профсоюзов в Одессе она предлагала таким жук образом решать и другие проблемы. «Зачем стрелять? Есть прекрасная майская традиция в Одессе» - писала она. В общем, на «доброго доктора Айболита» этот врач-волонтер, заработавший за время АТО денег на новую квартиру в Киеве и хороший автомобиль — не тянет. Скорее, на «доктора Смерть».

Накануне заседания по апелляции Кузьменко написала письмо матери Шеремета, в котором выразила ей соболезнование и надежду, что она увидит настоящих убийц своего сына. А не это шоу.

Между тем, изгнанные из зала националисты устроили побоище под дверями зала. Для начала они напали на журналиста издания "Шарий.net" Дмитрия Кучера, повалили на землю и избивали ногами, пока не вмешалась полиция. Затем начали угрожать репортеру «Страны уа» Юлии Корзун. В общем, и в этот раз без эксцессов не обошлось. В понедельник на апелляции Антоненко было куда спокойнее. Поневоле возникает вопрос: кто в группе главный — музыкант или врач-волонтер?