«Мягкое» заявление Трампа по Ирану объяснили боязнью превышения полномочий

Почему президент США не выбрал путь военного ответа

09.01.2020 в 15:29, просмотров: 7539

После того, как Иран объявил о нанесении ракетных ударов по американским военным базам в Ираке в отместку за убийство по приказу Трампа генерала Сулеймани, котел с острым ближневосточным варевом закипел по самое «не балуйся». Крышка на этом котле яростно плясала, горячие брызги разлетались в стороны. А весь мир застыл в ожидании: чем-то ответит на прямой вызов президент США. Несмотря на последовавшую «мягкую» реакцию Трампа, расслабляться не стоит никому.

«Мягкое» заявление Трампа по Ирану объяснили боязнью превышения полномочий

Заявления американского главы ждали с большой тревогой. Шутка ли сказать: баллистические ракеты, да по американским объектам, да еще не со стороны каких-нибудь шиитских ополченцев, а вполне себе официальные пуски, за которые взял на себя ответственность Тегеран. Тем более что исторические примеры оптимизма не внушали: в августе 1964-го пара инцидентов с северовьетнамскими торпедными катерами и американскими эсминцами привела к Вьетнамской войне.

Вообще все выглядело очень угрожающим. Кто-то подумывал о закупке спичек, соли и мыла. Наиболее циничные предлагали запасаться попкорном, чтобы с комфортом наблюдать за схваткой Белого дома и аятолл. А мудрые эксперты осторожно успокаивали: «Ну, до Третьей мировой все-таки дело не дойдет, хотя, конечно, ситуация грозит вырваться из-под контроля».

А что Трамп? А Трамп выжидал. Целых шестнадцать часов. Даже в Твиттере ничего не писал про Иран. И это тот самый Трамп, который за несколько дней до этого обещал в случае чего нанести удар возмездия по 52 иранским объектам! А когда пришло время президенту США выступать с заявлением, его речь оказалась на удивление спокойной. Да, он пообещал, что Иран — пока Трамп находится в Белом доме — не станет ядерной державой. Да, он пригрозил новыми антииранскими экономическими санкциями. Да, он вновь назвал убитого по его приказу генерала Сулеймани террористом. Да, он сказал, что Соединенные Штаты продолжают рассматривать варианты ответа на иранский удар.

Но Трамп сумел избежать непосредственной военной конфронтации. И заявил, что надо готовить новую ядерную сделку с Ираном — взамен той, из которой Соединенные Штаты в одностороннем порядке вышли.

Словом, рвавшийся из-под крышки ближневосточного котла обжигающий пар взял да и весь вышел. Ушел даже не в свисток, а в шипение. Попкорн не пригодился. Третья мировая откладывается до поры до времени. И даже «лимитированного» акта возмездия не последовало...

Безусловно, в глазах «ястребов» Трамп проявил мягкотелость и капитулянтство. Но в целом последние заявления главы Белого дома как раз вписываются в декларируемую им политику, нацеленную на максимальный уход Америки из заморских конфликтов. Скорее, как раз отданный Трампом приказ о ликвидации Касема Сулеймани из общего контекста и выпадал.

Немаловажно и другое соображение — захоти даже Трамп учинить возмездие Тегерану, сделать это ему было бы затруднительно — из-за расставленных законодательной властью препон.

Демократы из Палаты представителей настаивают на том, что Конгресс США должен в полном объеме вернуть себе полномочия, предоставленные конституцией, и ограничить права президента для того, чтобы он не мог объявить войну, не получив до этого одобрение со стороны Конгресса. И вообще, эксперты считают, что к тем обвинениям Трампа, которые в рамках импичмента были инициированы демократами, вполне может добавиться обвинение в превышении полномочий и узурпации власти — поскольку президент, отдав приказ о ликвидации иранского военачальника, фактически совершил акт, связанный с военным ударом по другому государству без санкции Сената.

Так что, как ни крути, выступить с практически «умиротворяющим» заявлением оказалось выгоднее.

И, конечно, во многом «лайтовый» исход инцидента с иранским обстрелом обязан не только и не столько «доброй воле» президента Трампа, сколько тому обстоятельству, что в результате ракетных пусков обошлось без жертв среди американцев. Вряд ли стоит сомневаться, что такой вариант изначально и предполагался иранским руководством: чтобы символический обстрел ракетами американских баз был, но без гибели людей. Как не стоит сомневаться и в том, что американское командование было заблаговременно предупреждено (об устном предупреждении, полученном от Тегерана, сообщил премьер-министр Ирака Адиль Абдул-Махди) о месте и времени нанесения ударов — с тем чтобы избежать неприятных последствий.

В итоге Тегеран выполнил свою угрозу отомстить за смерть генерала Сулеймани, бросил громкий вызов заокеанской супердержаве. И сделал это — пока, во всяком случае, — безнаказанно. Иранское руководство (в лице верховного лидера аятоллы Али Хаменеи) получило возможность сказать, что получившая «пощечину» Америка потерпела очередное поражение. Но и Трамп в своем заявлении уверяет американцев, что Иран «отступает», а великолепная военная мощь Соединенных Штатов всем априори внушает страх и трепет: «Просто мы не хотим их использовать».

Получается, ничья. Один-один.

Формула «победила дружба» к ситуации с боевой ничьей между Вашингтоном и Тегераном при всем желании неприменима. Дружбу между Соединенными Штатами и Исламской Республикой в нынешних условиях представить себе можно лишь с очень мощным подключением фантазии. И без проигравших тут все равно не обошлось —– первые из них это убитый генерал Сулеймани и десятки иранцев, погибших в давке на его похоронах.

И все-таки о победе можно говорить. Так кто же победил? Победил, похоже, здравый смысл. Пусть диктовался он в случае Трампа и иранского руководства их собственными причинами.

Но расслабляться не стоит никому. Что в Вашингтоне, что в Тегеране всегда могут найтись поводы опять довести ситуацию до кипения. И нет никаких гарантий, что пар снова уйдет в шипение.

Читайте материал «Соловьев: Трамп не объявил войну Ирану, поскольку он бизнесмен, а не воин»

Санкции . Хроника событий


|