Путин лайт: чего мне не хватило в интервью с Ванденко

Власть не должна развлекать

20.02.2020 в 14:12, просмотров: 11152

Путину предложили четырех кандидатов на должность нового премьер-министра, но он выбрал пятого – Мишустина. А Медведева в его новой должности зампредседателя Совбеза ни в коем случае не следует считать вице-президентом и вторым человеком в России. Так, пожалуй, выглядят самые важные политические новости, которые мы узнали из первой серии цикла телевизионных мини-интервью с президентом в исполнении известного журналиста ТАСС Андрея Ванденко. Жаль, что этих важных новостей оказалось так мало.

Путин лайт: чего мне не хватило в интервью с Ванденко

Накануне выхода первой части проекта Андрея Ванденко я прочитал на одной из специализирующихся на журналисткой тематике страниц в социальных сетях следующее мрачное предсказание: “ТАСС анонсировал проект “20 вопросов Владимиру Путину”... Агентство обещает, что с президентом поговорили на самые важные и острые темы. Ждем очередное заунывное и бесконечно комплиментарное интервью”.

Я знаю Андрея Ванденко как мастера задавать совсем не заунывные вопросы и Владимира Путина – как мастера давать совсем не заунывные ответы. Злорадно ожидать, что подобный тандем “родит” нечто несмотрибельное, с моей точки, было не очень дальновидно.

По итогам просмотра “Первого вопроса Владимиру Путину” могу констатировать: мой прогноз полностью оправдался – и в хорошем, и, к сожалению, не в очень хорошем смысле. Обвинить то, что получилось, в заунывности может только очень пристрастный человек.

Зрелище вышло кратким, бодрым и динамичным – а еще очень легковесным. Сразу оговорюсь: я ни в чем не обвиняю ни Андрея Ванденко, ни Владимира Путина. Оба собеседника были на высоте. Не на высоте, с моей точки зрения, оказались авторы концепции проекта – люди, которые почему-то решили, что граждане РФ настолько устали от политики, что способны воспринимать серьезные общественные, экономические и политические вопросы исключительно в развлекательном ключе.

Двенадцатиминутный фрагмент интервью с президентом был переполнен инфографикой, “дизайнерскими” поворотами камеры и прочими модными штучками. В принципе ничего плохого в “модных штучках” нет – но только в случае, если “украшенная” ими форма не начинает заслонять содержание.

В “Первом вопросе Владимиру Путину” форма не просто заслонила содержание – она сама стала содержанием, несущим в себе совсем не тот политический сигнал, в котором нуждается российское общество.

Современная Россия – страна с очень серьезными проблемами, которые нужаются в серьезной и адекватной реакции со стороны власти. Уволив давно исчерпавший свой ресурс кабинет министров Медведева и назначив на место красноречивого Дмитрия Анатольевича человека дела, Путин показал пример подобной серьезной и адекватной реакции.

«У нас отношения с Дмитрием Анатольевичем открытые, товарищеские, дружеские много лет. У нас секретов друг от друга нет». Путин и Медведев в Сочи в 2011 году. Фото: premier.gov.ru

Проект Андрея Ванденко – первое большое неофициозное интервью ВВП с момента появления в России нового правительства, первый шанс для президента объяснить мотивы своего поступка в формате беседы с журналистом, который не только восторженно внимает своему “великому собеседнику”, но и задает ему острые и атакующие вопросы. Андрей Ванденко и умеет, и не боится задавать такие вопросы. Его публикуемые на сайте ТАСС беседы с видными российскими политиками – классика жанра, пример того, как можно раскрыть сущность человека, сделав с ним пусть объемное, но зато очень качественное интервью.

К сожалению, “20 вопросов Владимиру Путину” были сделаны по другим правилам – правилам, предусматривающим краткий, остроумный и забойный вопрос и краткий, забойный и остроумный ответ. Правилам, которые разбивают то, что могло быть цельным и содержательным разговором, на двадцать изолированных друг от друга фрагментов.

Написав эти строки, я поймал себя на мысли: я не телевизионный критик и не планирую им становиться. Почему же тогда я так кипячусь? Отвечаю – и самому себе и всем остальным: злюсь потому, что чувствую, что меня ограбили, лишили возможности узнать по итогам беседы с ВВП с некомплиментарным и думающим собеседником глубинную мотивацию решений хозяина Кремля по самым важным и актуальным вопросам развития страны.

Краткость – сестра таланта, но точно не близкая родственница политической глубины. Интервью с президентом не имеет права быть скучным. Но равным образом оно не имеет права скатываться до уровня чистой развлекаловки, клипового сознания. Власть не должна развлекать или, тем более, с кем-то заигрывать. У власти совсем другие функции, которые требуют совсем других форматов общения со страной.

Формат первой части “20 вопросов Путину” не дал ни Андрею Ванденко, ни самому президенту возможности качественно сделать свою работу. Как следствие, я не могу качественно сделать свою: проанализировать важные политические высказывания президента. Для подобного анализа просто слишком мало фактического материала. С интересом, но с некоторой долей страха жду следующих девятнадцати вопросов ВВП. Надеюсь, что этот первый блин комом окажется не только первым, но и единственным.