Министр Лавров о коронавирусе: обострил все мировые угрозы и вызовы

На «Примаковских чтениях» рассказали о влиянии пандемии на международные отношения

Глава МИД РФ Сергей Лавров выступил в пятницу, 10 июля, на заключительной онлайн-сессии международного форума «Примаковские чтения – 2020», посвященной России в постпандемийном мире. Министр иностранных дел поделился своими взглядами на тем вызовы, с которыми мир столкнулся в условиях пандемийного кризиса.

На «Примаковских чтениях» рассказали о влиянии пандемии на международные отношения

«Оценки совпадают в том, что возвращение к нормальной жизни займет немало времени, – начал свое выступление глава российской дипломатии. – Никто не знает, сколько. И никто не знает, какой будет эта нормальная жизнь. Но все сходятся в том, что какие-то изменения неизбежно последуют».

По словам Сергея Лаврова, коронавирусная пандемия обострила все имевшиеся до ее начала вызовы и угрозы. Никуда не исчезли ни терроризм (причем, по словам министра, уже есть спекуляции о том, что террористы подумывают, как бы им использовать штаммы коронавируса, а может быть, и создавать новые штаммы для своих неблаговидных целей), ни наркотики, ни киберпреступность, ни проблемы окружающей среды и климатических изменений. И конечно, никуда не исчезли многочисленные конфликты в разных регионах мира.

«На все это, – продолжал министр иностранных дел, – накладывается специфика администрации Трампа и линия на сознательный подрыв всех без исключения договорно-правовых механизмов и контроля над вооружениями, и сотрудничества на международной арене»

В качестве примеров Сергей Лавров упомянул ЮНЕСКО, ВОЗ, Совет ООН по правам человека и другие структуры, о выходе из которых объявил Вашингтон.

«Не все в условиях пандемии готовы действовать в США», – заявил глава МИД, указывая на попытки использовать нынешний кризис, чтобы «дальше душить неугодные режимы».

Среди поднятых в ходе онлайн-дискуссии тем была затронута проблема нарастающей конфронтации между Соединенными Штатами и Китаем. По словам Сергея Лавров, градус противостояния Вашингтона и Пекина не может не тревожить: «Надеюсь, что у наших китайских и американских коллег все-таки есть в запасе какие-то дипломатические методы, методы классической дипломатии, когда нужно не оскорблять друг друга публично, не обвинять друг друга во всех грехах, как это делают американцы на каждом углу, а все-таки садиться и признавать, что перед тобой одна из великих держав».

О специфике завершившихся «Примаковских чтений», которые в начале своего выступления глава МИД России назвал молодой, но одной из наиболее авторитетных площадок для обсуждения международных отношений, «МК» рассказал директор ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, член-корреспондент РАН, профессор РАН Федор Войтоловский

– В этом году у нас прошли шестые «Примаковские чтения». К сожалению, из-за объективных обстоятельств пришлось проводить их в онлайн-формате. Но мы постарались сохранить дискуссионную остроту. Хотя в этом году мы меньше привлекали зарубежных участников, главная задача была показать научно-экспертному сообществу, что эта площадка работает – и продолжить те дискуссии, которые мы начинали на предыдущих наших форумах. Ограниченные возможности не помешали нам привлечь и ведущих экспертов, и представителей МИД РФ. Мы очень рады, что и два заместителя министра иностранных дел, и послы, и сам министр Сергей Лавров приняли активное участие в нашем форуме.

Что касается тематик, то мы начали с самой острой темы – с пандемии коронавируса и с ее влияния на мировую экономику, политику, на тенденции в сфере международной безопасности. Эта тема требует не только текущего мониторинга и анализа, но и осмысления ее долгосрочных, стратегических последствий.

Мы постарались обсудить в ходе «Чтений» обсудить и темы, которые если и не связаны с текущим положением в мировой экономики, с социально-экономическими и политическими последствиями коронавирусной пандемии, то являются наиболее острыми с точки зрения развития международной ситуации.

Это прежде всего отношения США и Китая. В ходе пандемии мы увидели, что в политической сфере эти отношения продолжают усугубляться. Они ухудшаются и с точки зрения взаимодействия в сфере безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе и шире.

Одновременно, несмотря на сохраняющиеся глубокие экономические связи между Соединенными Штатами и Китаем, происходят очень существенные подвижки в торгово-экономической, технологической сфере. Здесь есть элементы глубокого взаимопроникновения двух экономик – и одновременно нарастающей конкуренции.

Мы постарались посмотреть и на будущее Евросоюза. На то, как будут развиваться отношения между США и Китаем, Евросоюзом и Китаем.

Обратили внимание на ситуацию на Ближнем Востоке. Здесь было много интересных дискуссий: ситуация в Сирии, ливийская проблема, развитие иранской ядерной программы и американо-иранские отношения.

Достаточно серьезно мы попытались осветить проблемы по контролю над вооружениями. Ситуация здесь очень острая. Мы понимаем, что очень неоднозначное складывается положение с продлением Договора об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений. Пока американская сторона шлет весьма противоречивые сигналы по этому поводу. Мы видели результаты (точнее, их отсутствие) переговоров в Вене. Какой-то диалог идет, но с большими трудностями. Наша дипломатия сталкивается здесь с большим противодействием.

Конечно, если в феврале будущего года Договор об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений прекратит свое существование, то в сочетании с той ситуацией, которая возникла с выходом США из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, ничего хорошего ждать не приходится – и мы увидим дальнейшее ухудшение ситуации в военно-политической сфере.

Отдельной, весьма значимой для нас темой, обсуждавшейся на «Примаковских чтениях», стала ситуация в Южной Азии и Азиатско-Тихоокеанском регионе: отношения Индии и Китая, отношения в «четырехугольнике» США-Россия-Индия-Китай.

– Летом 2019-го на «Примаковских чтениях» прозвучала формулировка, согласно которой прошедший год был назван «потерянным». А что можно сказать насчет необычного во всех отношениях 2020 года?

– «Потерянным» его назвать нельзя. Он потерян только с точки зрения нахождения компромиссов в сфере контроля над вооружениями. Здесь он потерян почти полностью. Если мы не дождемся от американцев решения о продлении Договора о СНВ, то это будет очень сильный удар и по международной безопасности, и по стратегической стабильности, и по российско-американским отношениям. И даже опосредованно удар будет нанесен по системе нераспространения ядерного оружия. Потому что если между Россией и США рушатся основополагающие соглашения, то не стоит ждать, что будут сбываться декларации Вашингтона о каких-то многосторонних механизмах в сфере контроля над вооружениями с вовлечением Китая. И естественно, те страны, которые являются «пороговыми», захотят обрести ядерное оружие, потому что обстановка будет накаляться, а гонка вооружений – нарастать. С этой точки зрения, 2020 год может стать «потерянным». Риски очень высоки.

С точки зрения экономической это был, есть и будет очень тяжелый год для мировой экономики. Трудно сказать, как и с какими потерями она выйдет из текущего кризиса, который на самом деле начал намечаться несколько раньше, еще до пандемии. Но пандемия придала ему такую динамику, ударила по целым отраслям экономики ведущих стран – и Соединенных Штатов, и отчасти Китая (хотя здесь потери намного меньше), и многих стран Евросоюза. И конечно, создала трудности для нашей экономики. Есть разные сценарии выхода из кризиса. Есть и V-образные сценарии, которые позволят мировой экономике сравнительно быстро пережить потери первого полугодия. Есть и более пессимистичные сценарии – здесь все зависит от того, будет ли вторая волна пандемии, и как она проявит себя. Конечно, общества и государства уже в большей степени готовы, чем это было недавно. Хочется надеяться, что удастся это преодолеть. Но пока есть очень серьезные трудности даже в ведущих развитых странах, ожидать, что все пройдет легко, пока не приходится.