Лукашенко превратился в презираемого диктатора: белорусский протест уже не остановить

Потому что сразу будет вырастать «новая голова»

Мир изменился, а Лукашенко этого не заметил. Нарисовав себе по привычке красивый результат выборов и приготовившись к стандартному разгону недовольной оппозиции, ни сам батька, ни его верные охранники не ожидали того, что произойдет после. На улицы городов и поселений вышли не десятки тысяч, как в прежние выборы, а сотни. И не только в Минске, но и в маленьких городках типа Кобрина. И подавить этот протест будет на так просто, как прежние. По одной простой причине: у нынешнего противостояния нет единого центра руководства процессом. Во многом все что происходит - стихийно. А со стихией сладить гораздо труднее, чем с управляемым протестом.

Потому что сразу будет вырастать «новая голова»

Опыт четырех прошедших выборов (первые 1994 года – не в счет) выработал у Лукашенко определенную привычку. Сразу после голосования оппозиция традиционно устраивала «площадь», а батька без церемоний разгонял «оппов», предварительно упрятав за решетку их лидеров. Обезглавив протест, очень просто было потом «шугануть» оставшихся активистов. Традиционная оппозиция Белоруссии никогда большой поддержкой в народе не пользовалась. И на эти игрища с попытками Майдана подавляющее число граждан всегда наблюдало с диванов. Выбрали, пошумели, похватали, разбежались, успокоились – так до сей поры выглядела история белорусских протестов. 

Но «нонече не то, что давиче». Совсем  не традиционная оппозиция в лице объединенных штабов Тихановской-Бабрико-Цепкало в воскресенье никого к протестам не призывала. И, конечно же, его не возглавляла. (Впрочем, призывы выходит в центры городов активно распространялись в Сети). Но люди вышли. Причем каждый вышел туда, куда ему удобнее: кто-то шел к участкам требовать протоколов, интернет-молодежь шла к Стеле на проспекте Победителей, потому что позвали телеграм-каналы.

Другие просто вышли во дворы, а потом ринулись туда, откуда гремело…И это странно. Не побежали оттуда, а помчались навстречу опасности. И как ты все это «обезглавишь», если это стихия даже не трехголовая, как Змей Горыныч, а многоликая, как Медуза-Горгона. Одну голову отсекаешь, на месте вырастает пять новых. ОМОН, привыкший выдвигаться на определенное место, где собрались оппозиционные акции, окружать его и методично «зачищать», в этот раз выглядел почти беспомощным. Потому что реки и ручейки митингующих растеклись по всей столице.

Только в одно место «усиленные наряды» сгонят, а народ по дворам разбежался и в другом месте со своими песнями и лентами собрался. И главное – такое происходит не только в Минске, а по всей стране. И, поскольку все боевые подразделения свезли к столице, другие города остались практически «без усиления». Поэтому в некоторых городах ОМОН счел за благо сложить щиты и разойтись. Но Минску досталось. И это для Лукашенко – совсем не хорошо. Потому что в этот раз лупили не оппозиционеров, а простых жителей столицы. И по факту только за то, что они хотели отстоять свой голос.  Конечно, были среди людей на улице и те, кто преследовал свои цели. Желающих раскрутить в стране очередную революцию хватает…

О природе нынешнего протеста мне поведала хорошая знакомая, уже давно свое отмитинговавшая и не чаявшая вновь увидеть в Белоруссии зародыши свободомыслия. «Этим протестам не надо придумывать название – «революция ромашек» или велосипедов... За всплеском нынешней активности стоят молодые айтишники. Это люди, кстати, очень хорошо зарабатывающие, они получают по 2-3 тысячи долларов, они ездили по миру, и знают, как там все устроено. И им хотелось бы видеть у себя дома тоже какое-то развитие.

Они не помнят молодого Лукашенко, для них в этой стране он был всегда. И у них за плечами нет опыта поражений традиционной оппозиции. Поэтому они ничего не боятся. Они хотят жить в своей стране, потому что искренне любят Беларусь. Но, как все юные максималисты, хотят жить «по-честному». Режим Лукашенко для них – атавизм, мешающий развитию».

Именно эти люди стоят за большинством мирных флэшмобов. Они заряжают энергией остальное население, которое тоже давно устало. Ну и, конечно, свою роль сыграл коронавирус, подкосивший власть Лукашенко.

«Лукашенко может сколько угодно рассказывать миру, что в Белоруссии коронавируса нет, но в стране люди же все видят. У меня рядом с коттеджным поселком небольшое сельское кладбище, на нем хоронили в год двух -трех человек от силы. За три минувших месяца оно выросло в два раза…

И рассуждения Лукашенко о целительной силе бани и трактора на этом фоне просто бесят людей. Власть бросила население наедине с пандемией. Но народ самоорганизовался. Сами шили маски медикам, собирали им деньги, возили еду. Помогали друг другу. Люди вдруг поняли, что у нас есть гражданское общество. И мы сами можем что-то сделать. А власть только мешает своими притеснениями, странными налогами. У нас только на воздух пока налогов нет…»

В общем, оставив народ один на один с вирусом, Лукашенко сам приучил его к самостоятельности. До сей поры он был «батька», от которого зависел завтрашний день. А тут святое для белорусов заклинание «стабильность» перестало действовать. Народ осознал, что они – люди. И имеют право выбора.

Еще одна знакомая рассказала в связи с этим историю своей семьи. Ее очень пожилые и очень интеллигентные родители (и тот, и другая – профессора) всегда голосовали за Лукашенко, потому что «от добра добра не ищут». И в этот раз подруга даже не стала их в чем-то убеждать. Они сами позвонили накануне выборов и сказали, что приняли решение – «голосовать будем за Тихановскую». Потому что надоела беспардонная ложь власти…

«Хоть как-то живем» - охарактеризовал Лукашенко ситуацию в своем недавнем послании. Мол, чего вам еще надо? А надо-то самую малость – чувство собственного достоинства и ощущение, что с тобой считаются, а не используют как промокашку. Именно этого ощущения Лукашенко лишил граждан Белоруссии в минувшее воскресенье. И они пошли на улицу.

Наверное, этот стихийный протест можно подавить силой, окружить города бронетранспортерами и каждый вечер загонять непослушное население омоновскими цепями в стойло. Но как управлять страной в такой ситуации? Батька сейчас как полоумный отец, грозящий выросшему дитяте поркой.

Да, он когда-то кормил и поил свое чадо, требуя взамен послушания. Но белорусское общество давно выросло, а Лукашенко все норовит выдернуть ремень из спадающих штанов. В такой ситуации ребеночек обычно разворачивается и уходит, оставляя деспота наедине со своими комплексами. Некоторые, особенно молодые, наверняка постараются теперь уехать из страны. Но многие останутся. Просто у них не будет больше «батьки», а будет презираемый диктатор, от которого так хочется избавиться. Любыми средствами.  Готов ли к этому Лукашенко?

Читайте также: "С дубинками по нашу душу": правда про выборы в Белоруссии

Выборы в Белоруссии спровоцировали массовые протесты: кадры ночных столкновений

Выборы в Белоруссии спровоцировали массовые протесты: кадры ночных столкновений

Смотрите фотогалерею по теме

Сюжет:

Выборы президента Белоруссии 2020