Насколько жесток Лукашенко: что грозит участникам протестов по белорусским законам

Российское законодательство о митингах суровее по некоторым позициям

На выходные в Белоруссии опять намечены массовые акции протеста. Генпрокурор уже предупредил, что несанкционированные мероприятия влекут административную и уголовную ответственность, но едва ли это остановит всех желающих выйти на улицы. «МК» изучил белорусский закон о митингах, сравнил его с российским, и узнал, что грозит ослушникам.

Российское законодательство о митингах суровее по некоторым позициям

Разбираясь с тем, что написано в законах, надо всегда иметь в виду, что в авторитарных государствах между тем, что написано, и тем, как написанное претворяется в жизнь, иногда большая разница. За явное нарушение правил проведения уличных акций иногда не задерживают, или, задержав, отпускают без составления протокола. А иногда - наказывают по полной. Какие-то акции разрешают (согласовывают), а какие-то, вроде бы столь же безобидные - нет. Наглядный пример - более месяца гуляющие с лозунгами по проезжей части без всяких согласований хабаровчане, и массовых задержаний, попыток разогнать это с точки зрения закона безобразие мы пока не видим. А в случае по-настоящему острого политического кризиса и по-настоящему массовых акций, как сейчас в Белоруссии, правила вообще как бы отодвигаются в сторону.

И ещё надо иметь в виду, что у белорусских граждан в случае грубого нарушения их прав на свободу собраний нет возможности обратиться в Европейский суд по правам человека и даже добиться там хотя бы материальной компенсации, которую государство обязано будет выплатить. Потому что Белоруссия - не член Совета Европы, в отличие от России…

Закон «О массовых мероприятиях в республике Беларусь» был принят в 1997 году, потом в него несколько раз вносились изменения (последнее датируется 2013 годом). Сразу же обращает на себя внимание тот факт, что он четко и честно, если можно так выразиться, закрепляет разрешительный принцип организации уличных общественно-политических мероприятий: организаторы должны подавать заявления о намерении такое мероприятие провести за 15 дней до того, а власти решают, позволить его или нет. В свою очередь российский закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании» (принят в 2004 году, с тех пор неоднократно поправлялся) в соответствии с Конституцией и международными обязательствами, которые Россия на себя взяла, как бы исходит из безусловного права граждан «собираться мирно, без оружия», и называет процедуру получения разрешения на проведение акции «согласованием», а заявление о намерении акцию провести - «уведомлением».

В отличие от России, в Белоруссии никаких исключений для одиночных пикетов не делается. От необходимости подавать заявление там освобождены лишь пикеты для сбора подписей в поддержку кандидатов в президенты или депутаты, и проводимые в разрешенных местах. В России, как известно, одинокий человек с плакатом (но без палатки или шатра), молча стоящий на расстоянии 50 м от другого (допустимое на своей территории расстояние определяют субъекты Федерации), по закону задерживаться правоохранительными органами не может. Но тот же закон разрешает суду признать несколько одиночных пикетов массовым мероприятием, требующим согласования - если они «объединены общим замыслом и организацией». 

В отличие от российских правил, где подавать уведомление на проведение любой акции любого масштаба разрешено и отдельным гражданам или их группе, и политическим и общественным организациям, правила белорусские разделяют все мероприятия на «с предполагаемой численностью до 1 тысячи человек» и «с предполагаемой численностью более 1000 человек». Первые может организовывать и отдельный гражданин, а вторые - только партии, профсоюзы и иные организации. Кстати, белорусский закон «О массовых мероприятиях…» возлагает на организаторов оплату услуг по охране общественного порядка во время мероприятий и по уборке территории после них - в России такого требования нет.

Нарушивший правила организации и проведения массовых мероприятий в течение года после этого быть организатором не может, гласит белорусский закон. Российский закон запрещает созывать людей на улицу тем, кто два и более раза в течение года был наказан административно за нарушение правил проведения акции - и ещё всем лицам с неснятой или непогашенной судимостью за преступления против государства, общественной безопасности или основ конституционного строя.  

И в России, и в Белоруссии в законах о митингах и шествиях большое внимание уделено местам, где митинговать запрещено категорически. В Белоруссии митингующим нельзя приближаться больше чем на 200 м к резиденции президента, зданиям парламента, правительства, подземным пешеходным переходам и станциям метро, телерадиокомпаниям. А ближе, чем на 100 м - к территориям опасных производственных объектов и медучреждениям. Зоной в 50 м защищены от протестующих органы управления, местные органы власти, посольства, суды, прокуратуры, военные организации, учреждения общественного транспорта, предприятия водо-, тепло- и энергоснабжения, детсады и школы. Самая большая защитная зона - 300 м - установлена для ядерных установок и складов боеприпасов. Впрочем, органы власти на местах вправе составлять и свои дополнительные списки мест, где митинговать нельзя категорически. Получается, что митинговать нельзя почти нигде.

В России защитную зону определяют не в метрах, а понятием «территория, непосредственно прилегающая к…» - и отсылает к кадастру. Так вот, у нас на федеральном уровне запрещено протестовать у опасных производственных объектов, газопроводов и нефтепроводов, железной дороги, ЛЭП, резиденций президента, зданий судов, мест лишения свободы и в пограничной зоне. Вроде бы перечень намного уже белорусского. Но «в целях защиты прав и свобод человека и гражданина, обеспечения законности, правопорядка и общественной безопасности» власти регионов тоже вправе сами определять перечень объектов и мест, вблизи которых и в которых проводить массовые акции запрещено. Они же (власти регионов) вправе установить особый порядок проведения акций на объектах транспортной инфраструктуры общего пользования, то есть дорогах и площадях. А порядок проведения массовых мероприятий на Красной площади, в Александровском саду и в Кремле определяет своим указом президент, и те, кто пытался выйти туда с пикетом, знают: задержат сразу же, потому что там нельзя. И попробуйте согласовать, к примеру, пикет на 50 человек у здания Госдумы, хотя одиночные там обычно стоят…

Посмотрим, что грозит нарушителям этих и других правил.

В белорусском Кодекс об административных правонарушениях есть специальная статья под названием «Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий». Чтобы сравнить санкции, которые она обещает, с российскими, прописанными в хорошо известной активистам и юристам статье 20.2 нашего КоАП, надо иметь в виду, что в Беларуси размер административных штрафов исчисляется кратно к т.н. «базовой величине». Эта самая величина сейчас равна 27 белорусским рублям (по нынешнему курсу - примерно 799 российских рублей). А сколько суток административного ареста положено за то или иное нарушение - решает суд, но не больше 15, и это меньше, чем длительность максимально возможного административного ареста в России (до 30 суток).

Сравним хотя бы некоторые сходные составы. В Белоруссии за участие в публичной акции в нарушение правил и призывы к проведению несанкционированной акции могут наказать штрафом до 810 белорусских (24300 российских) рублей. Штраф организатору несанкционированной акции составит от 540 до 1080 белорусских (от 16 с лишним тысяч до 32400 российских) рублей. Повторное нарушение такого рода что организатору, что участнику встанут в 1350 белорусских (40500 российских) рублей  максимум, и появляется альтернатива в виде административного ареста. 

Российский КоАП выглядит жестче. Участнику несанкционированной акции за один только факт участия в ней обещано от 10 до 20 тысяч рублей штрафа или обязательные работы на срок до 40 часов, организатору - от 20 до 30 тысяч рублей штрафа или даже арест на срок до 10 суток. Повторное нарушение правил проведения массовых мероприятий что организаторами, что участниками поднимает размер штрафа до 150 тысяч - 300 тысяч рублей, с альтернативой ареста на срок до 30 суток.

Любопытно, что белорусский КоАП предусматривает особое наказание за несанкционированное выведение людей на площади и улицы за вознаграждение (в России таких составов нет). Причем штраф выпишут и тем, кто деньги взял, а альтернативой станет административный арест.

Сравнивая размеры штрафов, стоит сравнить и размер МРОТ. В России он сейчас составляет 12 130 рублей в месяц. В Белоруссии - 375 белорусских (около 11100 российских) рублей в месяц.

И в Белоруссии, и в России есть уголовная ответственность за нарушение правил проведения митингов. В России это печально знаменитая, иезуитская «дадинская» (названа по имени первого по ней осужденного, Ильдара Дадина) статья под номером 212.1. Она обещает в худшем случае до 5 лет лишения свободы за более чем три любых, пусть самых незначительных нарушения правил проведения уличных акций в течение полугода. Сейчас по этой статье в колонии сидит активист Константин Котов - несмотря на решение Конституционного суда, жестко увязавшего возбуждение уголовных дел с угрозой причинения в ходе акций серьезного ущерба, чего в данном случае и близко не было. 

А в белорусском Уголовном кодексе есть статья за «нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий». Она грозит за публичные призывы к организации или проведению акций в нарушение установленного порядка, вовлечению в них граждан (обманом, подкупом, угрозой применения насилия), или просто проведение таких акций, если в результате по неосторожности погибли люди, кому-то причинено тяжкое телесное повреждение, или причинен крупный ущерб кому-либо или чему-либо (на более чем 405 тысяч российских рублей). Наказание - арест в строгой изоляции от 1 до 2 месяцев, ограничение или лишение свободы на срок до 3 лет.

Читайте также: "Народ твердолобый": акции протеста в Белоруссии превратились в дежавю"

Сюжет:

Выборы президента Белоруссии 2020