Алексею Кудрину — 60: нетипичный российский чиновник

Макроэкономическая стабильность в России — во многом плод его усилий

«МК» нечасто отмечает юбилеи чиновников, но дело как раз в том, что Алексей Кудрин нетипичный российский чиновник. Что же в нем такого особенного?

Макроэкономическая стабильность в России — во многом плод его усилий

Обычный российский чиновник — госслужащий только по названию. На самом деле он служит государству формально, а про себя, любимого, никогда не забывает. Российский чиновник сер, такова его мимикрия. Он старается не попадать в медийное поле, а если уж попадает, то, как правило, со скандалом, демонстрируя свое барское отношение к безликому «населению», чванство по отношению к нижестоящим и сервильное самопринижение в отношениях с начальством. Сер он, как правило, и по уровню своих доходов. Многие из поднявшихся на предолимпийские высоты чиновников внятно не могут объяснить возникшие вокруг них замки под видом дач и прочие атрибуты из жизни первострочников Forbes.

Кудрин совсем не такой и в подобных скандалах замешан не был, хотя и допрашивался по ряду уголовных дел, относящихся к питерским разборкам после 1996 года, когда на посту губернатора Владимир Яковлев сменил Анатолия Собчака. Но это далеко не главное его отличие от собратьев по цеху.  

Обычный чиновник, если он без погон, предпочитает «дружить» с силовиками. Кудрин же пошел с ними на открытый острый конфликт, последовательно защищая своего зама в Министерстве финансов Сергея Сторчака, оказавшегося в ноябре 2007 года под стражей по обвинению в попытке похитить из бюджета $43,4 млн под видом урегулирования задолженности Алжира перед бывшим СССР. Кудрин везде доказывал, что «Сторчак все делал правильно». Пробыв за решеткой 11 месяцев, тот был освобожден под подписку о невыезде, вернулся к исполнению своих обязанностей в Минфине. Дело же против него было прекращено «за отсутствием состава преступления» только в январе 2011 года.

Совсем другой пример. Зачем чиновники, достигшие административных высот, вдруг устремляются и к научным высям? Они и сами этого толком объяснить не могут. Скорее всего, сказывается привычка: административный ресурс побеждает все, да и зачем упускать само идущее в руки? Кудрин тоже стал доктором экономических наук, находясь на высоких госпостах. Но никому не придет в голову объявлять его ученую степень прихотью или подношением. Достаточно назвать тему его докторской диссертации — «Теоретические и методологические подходы к реализации сбалансированной и эффективной бюджетной политики», — чтобы сомнений в том, что она заслужена, не оставалось.

Дело не в самой диссертации и не в ученой степени. Кудрин продемонстрировал на личном примере, что такое инновации в госуправлении. Сегодняшняя макроэкономическая стабильность, которой гордится Россия, — это плод внедрения в практику российской экономической политики того, что, в принципе, предлагалось и до Кудрина, но было доведено до работающей модели и, главное, внедрено именно им. Если бы у других российских государственных деятелей, отвечающих за блоки реальной экономики, хватило бы ума, политических умений и воли повторить инновационный прорыв по примеру Кудрина, мы жили бы в другой экономической среде. Но Кудрин такой один.

Он и в самом деле уникален на чиновничьем российском небосводе. Уникален своим статусом, а не чинами. Конечно, тут же вспоминается его близость к Владимиру Путину, которую не раз подтверждали обе стороны. Эта близость, в свою очередь, строится на их общем старте в Смольном, в команде Анатолия Собчака. Есть легенда (очень похожая на быль), по которой вопрос о московском трудоустройстве Путина после поражения Собчака на питерских губернаторских выборах 1996 года решился в автомобиле Алексея Кудрина. Кудрин, уже федеральный чиновник, провожал Путина в аэропорт, после того как выяснилось, что обещанная ему должность в президентской администрации «уплыла», и уже из машины позвонил Павлу Бородину, в то время управделами президента, и Путин получил работу в Москве.

Но к Путину близок не один Кудрин. Однако из этого круга только Кудрин позволяет себе заниматься политикой, не всегда совпадающей с официальным курсом. Он публично поспорил в конце 2011 года с президентом Дмитрием Медведевым. Формально предметом спора была бюджетная политика и повышенные риски, связанные, как считал Кудрин, с социальными и военными расходами. Фактически же Кудрин отказался работать в правительстве, которое в 2012 году должен был возглавить Медведев. Произошло столкновение политических амбиций, Кудрин ушел в отставку.

В декабре 2011 года Кудрин вышел на Болотную площадь, тогда же он заявил о создании Комитета гражданских инициатив, который начал действовать в апреле 2012 года. Комитет позиционировался как центр конструктивной оппозиции. В апреле 2016 года Кудрин возглавил Центр стратегических разработок, а в мае 2018 года стал руководителем Счетной палаты. Его сегодняшняя ниша — ловить правительство за руку, когда оно провозглашает некие цели, а потом «теряет» их, и бить по рукам, когда государственные деньги расходуются не по назначению. Одновременно Кудрин продолжает выдвигать предложения, расходящиеся с позицией правительства. Так, он возражал против увеличения ставки НДС с 1 января 2019 года, предлагал увеличить госрасходы за счет повышения цены нефти в бюджетном правиле.

Его инициативы не ограничиваются исключительно экономической политикой. Кудрин не раз и не два публично призывал скорректировать российскую внешнюю политику, чтобы она не генерировала новые риски для социально-экономического развития страны. Его выступления не привели к изменениям, но это не значит, что они были напрасны. Кудрин показывает, что альтернатива есть, мало того, о ней можно открыто говорить. А это позиция самостоятельного политика. Именно в этом специфика особого статуса Кудрина.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28387 от 12 октября 2020

Заголовок в газете: Чиновник? Политик!