Количество преступлений мигрантов в России поразило: свежие данные

При этом на адаптацию одного гастарбайтера власти тратят 58,2 руб

Трудовых мигрантов не удается интегрировать в российское общество и привить им базовые ценности россиян - были вынуждены констатировать участники совещания в Совете Федерации, посвященного проблемам адаптации и интеграции иностранных граждан. Экзамен на знание языка, истории РФ и основ законодательства остается пустой формальностью, не сумевшей благотворно повлиять даже на статистику преступлений, совершаемых мигрантами.

Вместо интеграции и социализации наблюдается другая тенденция — маргинализация, создание национальных анклавов и рост социальной напряженности в регионах с высокой миграционной нагрузкой. Что с этим делать — внятных рецептов у чиновников и законодателей пока нет.

При этом на адаптацию одного гастарбайтера власти тратят 58,2 руб

Демографическая ситуация в России такова, что страна остро нуждается в притоке мигрантов. В идеале, как сказал Владимир Путин, это должны быть «молодые, образованные, здоровые люди, которые готовы либо получить образование и влиться в рынок труда, либо прямо приступить к определенной работе, имея известный уровень нужной нам квалификации».

Однако подавляющее большинство из тех, кто прибывает в Россию даже близко не соответствует этим критериям, что провоцирует массу конфликтов, как в области трудовых отношений, так и на социально-бытовой почве. С 2015 года иностранцев, проживающих и работающих на территории РФ, обязали сдавать комплексный экзамен на знание русского языка, истории России и основ законодательства.

Как заявила на совещании в Совфеде сенатор Ирина Рукавишникова, предполагалось, что это откроет перед трудовыми мигрантами бОльшие возможности для самореализации, будет способствовать их социализации и интеграции в российское общество. По статистике ежегодно такой экзамен сдают около миллиона человек, однако желаемого эффекта эта мера не принесла. Скорее наоборот. Как констатировали участники совещания, последнее время наблюдается тенденция к маргинализации гастарбайтеров, увеличению числа совершаемых ими преступлений и усилению напряженности на межэтнической и социально-бытовой почве.

«Экзамен на знание русского языка не способствовал прорыву в адаптации и интеграции иностранных граждан», - заявил зам начальника ГУ МВД по вопросам миграции Кирилл Адзинов, пояснив, что к такому выводу заставляет прийти статистика правонарушений. В регионах с высокой долей мигрантов — а к таковым относятся Москва, Санкт-Петербург и Московская область — на их долю приходится порядка 20% открытых уголовных дел (в среднем по России около 3,5%) По словам Адзинова, тема адаптации гастарбайтеров требует «большей конкретизации» и поиска форм, которые реально позволили бы иностранцам находиться в правовом поле и не искать нелегальных доходов. Существующие инструменты, по его мнению, — это «умозрительные вещи, которые трудно посчитать и измерить». Более того: не решен главный вопрос — «кого и как мы планируем интегрировать и в каком количестве», посетовал Адзинов.

Позицию МВД поддерживают и в других силовых ведомствах. Представитель НИИ при Генпрокуратуре Максим Маматов обратил внимание, что после того, как комплексный экзамен для мигрантов стал обязательным, количество совершаемых ими административных правонарущений не только не снизилось, а, наоборот, выросло на 21%. При этом русский язык, историю и ценности страны гастарбайтеры лучше знать не стали — ведь сертификат можно купить в сети интернет.

По словам Виктории Леденевой из Института демографических исследований РАН, отсутствие работающих инструментов адаптации приводит к тому, что мигранты уходят в национальные анклавы и маргинализируются. При этом отношение к ним среди россиян «в основном негативное», родители стремятся забрать детей из школ, где превалируют дети гастарбайтеров. «Это имеет накопительный эффект и может привести к обострению социальных и межэтнических конфликтов», - подчеркнула Леденева.

Она отметила, что всевозможные фестивали и праздники, которые фигурируют в отчетах о работе с иностранцами, как правило, не имеют никакого отношения к гастарбайтерам. В них участвуют не мигранты, а уже российские граждане определенных национальностей. «Диаспоры и национально-культурные автономии не могут рассказать, что конкретно они делают для адаптации мигрантов», - посетовала эксперт.

На федеральном уровне за эту проблематику отвечает Федеральное агентство по делам национальностей (ФАДН). Однако, как выяснилось в ходе совещания, никаких реальных инструментов, а также финансирования у него нет. Более того, в действующей концепции миграционной политики до 2025 года нет ни слова про «интеграцию» мигрантов, а понятийный аппарат, связанный с «адаптацией», изложен весьма поверхностно.

Как сообщил замглавы ведомства Станислав Бедкин, заниматься адаптацией на свои собственные средства должны регионы. Согласно отчетам, разработаны 34 и 46 соответствующих программ и подпрограмм, однако реальное финансирование на эти цели выделяют только 56 субъектов. Впрочем, затраты копеечные и варьируются от 4,5 до 58,2 руб на гастарбайтера. «При этом нет индикаторов, позволяющих определить количество участников мероприятий и их эффективность», - признал Бедкин.

Участники совещания так и не смогли договориться, как решать имеющиеся проблемы. Одни ратовали за принятие нового закона, которые детально опишет все, что связано с адаптацией, интеграцией и социализацией мигрантов, другие возражали, что это делать не нужно. Представитель Министерства науки и высшего образования высказалась за создание механизмов «саморегуляции» и психологической поддержки для иностранцев, поскольку, приезжая в нашу страну они оказываются в состоянии стресса. Бедкин сказал, что центры адаптации надо создавать в первую очередь при религиозных организациях (то есть мечетях), поскольку лекции и курсы гастарбайтерам посещать не интересно. В итоге договорились в двухнедельный срок собрать и обобщить все имеющиеся предложения. Впрочем, на этой стадии работа у чиновников и законодателей находится уже третий год.