Кошмар в Садовом: как ракеты ВСУ уничтожили половину села

Корреспондент "МК" отправился на место трагедии

Атака ВСУ на поселок Садовое Херсонской области является одной из самых кровавых страниц в истории Херсонской области. 22 человека были убиты на месте, еще шестеро были доставлены в Скадовск в тяжелом и крайне тяжелом состоянии. Все они просто мирные жители самого обычного села. 

Корреспондент "МК" отправился на место трагедии

На линии соприкосновения

Поселок Садовое расположен в Голопристанском округе на северо-западе Херсонской области. До линии фронта здесь всего около 20 километров.

Добираться сюда не так просто: существует опасность попасть под обстрел или удар вражеского БПЛА, поэтому людей здесь можно встретить очень нечасто. Лишь самые отважные продолжают жить и работать в этих местах. Дорога на Садовое идет от Скадовска на Гладковку, затем через Чулаковку и Памятное. И чем дальше ты удаляешься от основной трассы, тем жестче проверки на блокпостах.

На посту у Чулаковки подхожу к бойцам. Предъявляю документы, сообщаю, что приехал снять сюжет о недавнем ударе ВСУ по гражданским в селе Садовом. Парни ведут себя дружелюбно, но внимательно изучают все предоставленные бумаги. Докладывают командованию и «пробивают» меня в штабе. После проверки дают сопровождение — вооруженного бойца с транспортом. С ним мы и направляемся на место трагедии.

Поджарый высокий боец лет тридцати пяти с позывным «Кентавр» по дороге рассказывает, что некоторое время назад сам жил в этом селе и лично знал хозяев магазина, по которому пришелся удар. «Прекрасные люди, отзывчивые и добрые. Никогда плохого слова от них не слышал», — рассказывает он.

По дороге договариваемся о взаимодействии на время работы: я снимаю материал, он наблюдает за небом. Прячем машину под большими раскидистыми деревьями и выходим. Ждем еще несколько секунд, чтобы удостовериться, что в небе не жужжат вражеские беспилотники. На таком удалении от фронта наших «птичек» в небе быть не может. Им там просто нечего делать.

Быстрым шагом направляемся к ближайшему перекрестку, метрах в пятидесяти от нас. Туда как раз подъезжает пожилой мужчина на велосипеде в советской пилотке и тактических очках. Как потом выяснилось, это один из местных жителей. Я направляюсь в его дом, он единственный жилой на улице. Во дворе припаркована советская «девятка», а в гараже слышны мужские голоса.

Поздоровавшись с хозяевами, прошу рассказать о случившемся. Юра — так зовут одного из мужчин — по-мужски скупо говорит:

— Ну как все произошло — прилетело… Мы во дворе как раз были.

Второй мужчина, также представившийся Юрием, добавляет:

— Первый прилет, который в магазин, был около начала первого дня. А второй уже вечером.

— То есть достаточно большой перерыв был между ударами?

— Да.

— Уцелел ли кто-то из владельцев магазина?

— Да, женщина. Она среди раненых.

— А с кем еще можно поговорить из свидетелей?

— А не с кем. Все в морге лежат, — с грустью отвечает собеседник. — Вот этот район, соседи все. Справа, слева.

После недолгой беседы прощаюсь с хозяевами и иду на место трагедии. В глаза сразу бросается большое количество машин. Судя по всему, в момент удара здесь собралась вся улица. На автомобилях отчетливо видны следы шрапнели — множество маленьких отверстий на ветровых стеклах, крышах, капотах и багажниках. А в центре дороги зияет глубокая воронка от упавшего туда боеприпаса. Точно посередине — между стоящими по обе стороны дороги машинами. Будто кто-то с рулеткой отмерял.

Сам магазин разрушен до основания. Вместо здания — груда камней, соломы и куски глиняной крыши. Типичный для южных регионов строительный материал.

В прицепах стоящих рядом машин продукты и техника, которые удалось вытащить из-под завалов… Холодильники, напитки, фрукты, мука, овощи — всё подряд… И всё это пробито шрапнелью и присыпано асфальтной крошкой от упавшего здесь боеприпаса.

Неподалеку у дороги стоят две бутылки воды, рядом с которыми лежит использованный жгут. Такой применяют при тяжелых ранениях. Чуть в стороне - машина медицинской службы. Тоже вся посеченная осколками, как и другие автомобили.

Я быстро делаю пару снимков, и мой сопровождающий говорит, что лучше поторопиться: разведка докладывает, что нас заметило «крыло» противника. Вражеская артиллерия на противоположной стороне Днепра пришла в движение и, вероятно, готовится нанести по нам удар. Приходится заканчивать съемку и уходить к укрытию.

Чудом выжившие

Позже удалось выяснить, что выживших после атаки врачи собирали буквально по частям. Одной женщине оторвало правую кисть, переломало осколками ноги и пробило легкие. Другая находится в тяжелом состоянии — у нее ранение в брюшную полость и пострадали внутренние органы. Третья пациентка в реанимации. У неё поврежден глаз, ушибы головного мозга, повреждены легкие и кишечник.

Несмотря на сложность ситуации, местным медикам удалось успешно прооперировать и стабилизировать всех троих, а также сохранить им внутренние органы. Самую «тяжелую» из пациенток сейчас готовят к отправке в Симферополь.

Пока врач рассказывал, что именно они сделали, понимаю, что врачи в зоне СВО — не меньшие герои, чем сами бойцы. Они буквально по кусочкам «собирают» пострадавших. Слушать это страшно даже военкору.

Ищем причины трагедии

Спрашивал у местных жителей, интересовался у Кентавра на обратном пути, известно ли им что-либо о возможных причинах трагедии. Может, этот удар — личная месть бывшего совладельца по бизнесу или односельчанина, выехавшего на украинскую сторону. Ни местные мужики, ни боец ничего не слышали о том, что хозяевам магазина поступали какие-либо угрозы с украинской стороны. Мой сопровождающий рассказал, что военные здесь особо не появляются, так как есть села, где магазины куда лучше и выбор товаров там значительно больше. Значит, и скопление русских военных не могло быть причиной удара по магазину.

Можно только гадать, что стало причиной этой зверской расправы ВСУ над людьми, которых они формально считают своими гражданами и вроде как должны защищать. Может быть, их внимание привлекло скопление машин. Может быть они приняли гражданских за переодетых военных. Так или иначе, но по прихоти украинских военных 22 невинных человека лишились жизни. А значит совершено военное преступление, которое не имеет сроков давности. И виновные должны быть наказаны.

Последствия ракетного обстрела села на Херсонщине: страшные кадры

Последствия ракетного обстрела села на Херсонщине: страшные кадры

Смотрите фотогалерею по теме

Сюжет:

Новости СВО

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру