В США появится русский город “Хрущевск”

Семья фермеров-кукурузников, у которых 50 лет назад гостил советский генсек, хочет сделать свой городок российским

12.05.2009 в 18:36, просмотров: 5432
В эти дни в местечке Кун-Рэпидс, штат Айова, полным ходом идет подготовка к празднованию важного для местных жителей события — 50-летия со дня приезда советского лидера Никиты Хрущева на ферму Розвелла Гарста. Того самого, с которого в сельском хозяйстве СССР началась целая “кукурузная эпоха”. Хотя это было до знаменитого эпизода с ботинком во время выступления Хрущева в ООН и до разразившегося позже Карибского кризиса, словосочетание “холодная война” уже прочно закрепилось в лексиконе советского и американского народов. Неудивительно, что приезд главного коммуниста СССР — да еще и в качестве личного гостя обычного американского фермера — стал настоящей сенсацией по обе стороны океана. “МК” пообщался с внучками Розвелла — Лиз и Рейчел ГАРСТ, — которые были непосредственными участницами той удивительной встречи...

“Мне нравилось сидеть на коленях у Нины Хрущевой”

— Вы хорошо помните день приезда советской делегации?  

— Помню, я очень обрадовалась тому, что не придется идти в школу, — начала свой рассказ старшая из сестер Гарст, Лиз. — Все чего-то ждали, и мама очень переживала по поводу того, во что я одета. Мы с ней даже сильно поругались из-за этого. Ведь тогда мне было всего 8 лет, и я была самой настоящей пацанкой, которой нравилось одеваться в мальчишеские вещи и бегать по двору с друзьями. Устроенная мной истерика ни к чему не привела: меня нарядили в ужасное кружевное платье, нелепые лакированные туфельки и белые гольфы, а на голове завязали громадный бант. Брат тоже проиграл сражение с мамой, и если бы вы видели костюм, в который его нарядили, то решили бы, что ему стоило сражаться до последнего.  

— Вам позволили присутствовать на самом мероприятии?  

Лиз:
Тогда моя мама только что родила Рейчел, и ей, прямо скажем, было не до нас с братом. Этим мы и воспользовались. Снуя туда-сюда перед десятками видеокамер, мы с братом представляли себя настоящими звездами, которых снимают в голливудском фильме.  

— Каким вам запомнился сам Никита Сергеевич?  

Лиз:
Он был очень занят в официальной программе, поэтому мы практически не общались. А вот его супруга Нина Петровна весь день провела с нами. Мне она напомнила нашу бабушку. Наверное, поэтому я практически сразу взгромоздилась к ней на колени и с удовольствием сидела так, прижавшись к ее груди, хотя, надо заметить, я никогда не отличалась особой усидчивостью. Я до сих пор помню приятный запах ее духов. Она держала меня очень нежно, по-родительски, не сжимая, как это делали другие взрослые. Еще вспоминается, как в этот день она разняла нас с одним из моих одноклассников, когда наша с ним игра переросла в драку. Нина Петровна подошла и сказала: “Маленькие братья и сестры не должны драться”. Нам стало очень смешно, потому что мы-то с этим мальчиком вовсе не были братом и сестрой.

Непечатный початок

— А вам что-нибудь досталось в подарок от советских гостей?  

Лиз:
Мы сами выпрашивали у них подарки — нагрудные значки с советским символом. Мы так увлеклись этим занятием, что к некоторым гостям подходили по нескольку раз. Нас раззадоривало то, что никто нам не отказывал.  

— А вы видели тот момент, когда ваш дедушка Розвелл метнул кукурузный початок в толпу репортеров, спасая от них Хрущева?  

Лиз:
Нет, при этом я не присутствовала, но помню, как сразу после этого бабушка, ужасно злая на деда из-за этого поступка, посадила нас с братом на крышку пианино в гостиной и, тыча пальцем в лицо, сказала: “Ваш дед только что бросил кукурузный початок в репортеров. Все засмеялись, думая, что это смешно. Но вот, что я вам скажу: это совсем не смешно. Не дай вам Бог когда-нибудь поступить так же! Это невежливо и глупо”. Она была просто вне себя от гнева. Ей было ужасно неприятно оттого, что дед c этим початком попал на страницы журнала Magazine.  

— А что вам рассказывали родители о том визите?  

Рейчел:
Наша мама Мэри сильно волновалась за детей и всячески старалась уберечь нас от толпы, — рассказывает сестра Лиз. — Она говорила, что многие были недовольны тем, что американский фермер принимает у себя советскую делегацию во главе с самим Хрущевым. Тогда ведь Советы воспринимались здесь как главный враг. Перед приездом Хрущева в адрес нашей семьи поступали анонимные угрозы… Всем было не по себе.

“Деда считали коммунистом”

— А в вашей семье было принято отмечать день приезда Хрущева?  

Рейчел:
Нет. Ведь это не было чем-то, с чего началась или чем закончилась история нашей семьи. Наша семья начала торговые отношения с Восточной Европой намного раньше приезда советского руководства в Айову. Просто об этом не объявлялось так громко. Мы и сейчас поддерживаем сельское хозяйство штата на высоком уровне, внедряя инновационные технологии в выращивание различных культур, обогащение почвы и защиту окружающей среды. При этом, конечно, мы не умаляем роли событий тех лет.  

Несмотря на то что некоторые американское фермеры разорвали с нами контракты на поставку семян кукурузы, обвинив деда в том, что он стал коммунистом, приезд Никиты Сергеевича в Кун-Рэпидс мы считаем важным для семьи событием. Ведь с этого дня имя Гарстов узнали во всем мире.

Кун-Рэпидс заговорит по-русски

— А какие торжества в Кун-Рэпидсе намечены на это лето?  

Рейчел:
Это будет масштабное событие. Как мы планируем, оно охватит не только Кун-Рэпидс, но и весь штат Айова. Основная идея состоит в том, чтобы до мельчайших подробностей воссоздать события 50-летней давности. Актеры даже разыграют самые яркие диалоги Никиты Сергеевича с нашим дедушкой Розвеллом.  

Лиз: Кстати, на время проведения праздничных торжеств мы собираемся превратить Кун-Рэпидс в “русский городок”. Во всех магазинах и кафе будут надписи на двух языках — русском и английском, а по местному ТВ будет транслироваться передача, с помощью которой все желающие смогут выучить простые слова на русском языке, такие как “здравствуйте”, “спасибо”, “пожалуйста”, ну и “кукуруза”, конечно.

“Кукурузная дружба”

— Общение вашего дедушки с Хрущевым больше имело деловой или дружеский характер?  

Рейчел:
Мне кажется, основную роль в их общении сыграл личностный фактор. Думаю, они были похожи. И дед, и Никита Сергеевич были людьми из народа. Они находили общий язык, дискутируя на тему, интересную им обоим. Этой темой была кукуруза. Дедушка был человеком, страстно увлеченным своим делом. Он обладал невероятным рвением узнать как можно больше нового о том, чем занимался, и рассказать об этом всем, кто был готов его выслушать. Думаю, то, что он смог представить на сельскохозяйственной выставке в Москве в 1955 году, заинтересовало Никиту Сергеевича, который как раз стремился развивать сельское хозяйство в СССР.  

Сначала, конечно, все началось с чисто делового интереса, — продолжает Лиз. — После выставки 1955 года фермеры выступили с предложением принять у себя представителей Советского Союза. Когда делегация приехала, моему дедушке удалось сдружиться с ее главой, тогдашним министром сельского хозяйства СССР Владимиром Мацкевичем, и тот пригласил Гарстов к себе. Так во время ужина с Хрущевым на Черном море моя бабушка Элизабет и позвала семью советского лидера к нам в Кун-Рэпидс. Уже тогда было понятно, что семьи связывали не только торговые отношения: им было приятно общаться друг с другом.  

— Можно сказать, ваш дедушка “накормил” весь СССР своей кукурузой…  

Лиз:
Это правда. Насколько я знаю, прежде чем заключать контракт с Советами, дедушка Розвелл предложил Хрущеву убедиться в качестве кукурузы, посадив этот сорт на небольшом участке, но Никита Сергеевич решил, что это ни к чему, и сразу подписал соглашение.

Еда, ночлег и рассказы о Хрущеве в придачу

— Многие считают, что “кукурузная дружба” Хрущева и Розвелла Гарста помогла предотвратить ядерный конфликт между СССР и США, что вы думаете по этому поводу?  

Рейчел:
Мы все уверены, что личные отношения способны свести на нет идеологические предрассудки и сохранить мир даже тогда, когда кажется, что трагедии не избежать. Когда умерла бабушка Элизабет, мы переделали ферму под гостиничный дом. Помимо самих номеров и обедов всем желающим предоставляется возможность послушать рассказы о том, как здесь гостил советский лидер. Мы всегда хотели, чтобы люди знали, как история этих мест повлияла на жизнь двух наших стран. Сейчас, например, мы копим деньги на создание документального фильма о визите Хрущева в Кун-Рэпидс, собираем материалы для него и надеемся, что в итоге нам удастся осуществить задуманное. Ведь то, что современное поколение практически не помнит времен “холодной войны”, может привести к новому противостоянию. А урок нашего дедушки Розвелла способен помочь избежать этого.

“Кукуруза растет здесь повсюду”

— Вы передали ферму организации Whiterock Conservancy. Не жалко?  

Рейчел:
Это некоммерческая организация, которая взялась сохранить это место для будущих поколений. У них есть потенциал для развития инновационных технологий в области сельского хозяйства. Кроме этого мы вместе разрабатываем возможности для развития местного туризма.  

— Должно быть, сейчас Кун-Рэпидс уже не тот, что был во времена Хрущева?  

Лиз:
Да, это уже не тихий сельскохозяйственный городок, которым он был в конце 50-х. Но одно осталось без изменений: здесь до сих пор повсюду растет та самая кукуруза…