В скандал вокруг российского Центра уникального приборостроения вмешалась полиция

Деятельностью нового руководства НТЦ заинтересовались правоохранительные органы

Безоговорочной победой «МК» закончился скандал, связанный с публикацией острой статьи о ситуации, связанной с назначением на директорское кресло Научно-технологического центра уникального приборостроения РАН Марата Булатова.

Деятельностью нового руководства НТЦ заинтересовались правоохранительные органы
Здание НТЦ Уникального приборостроения

Бывший директором до него — лауреат пяти (!) государственных премий, академик РАН Владислав Пустовойт рассказал, как при новом руководстве искореняется наука в центре, когда-то гремевшем на весь мир, продвигаются весьма сомнительные проекты. Булатов от лица, а точнее будет сказать, за спиной НТЦ УП РАН, подал в суд на Пустовойта, его заместителя Андрея Морозова, газету «Московский комсомолец», журналиста, которые, по его мнению, опорочили весь центр в его лице... 

Но в итоге истец потерпел фиаско — и в иске отказано полностью. Суд пришел к выводу, что оспариваемые истцом сведения на самом деле имели место, а вот сведений, носящих порочащий характер, суд в статье не нашел.

После выхода статьи по инициативе Российской академии наук в НТЦ УП была проведена комплексная проверка по фактам, которые были изложены в нашей статье и в многочисленных письмах министру науки от академика Пустовойта и сотрудников НТЦ УП.

О том, как проходил аудит, можно судить по акту и документу о результатах проверки, который висит на сайте министерства. Эксперты подтвердили почти все «обвинения», действующие сотрудники центра засыпали ведомство письмами с жалобами на творимое Булатовым в НТЦ УП. Однако, несмотря на многочисленные нарушения и упущения, этот человек по-прежнему сидит в директорском кресле и продолжает начатое им дело, в том числе и в рамках Федеральной целевой программы, объявив три новых тендера на поиск соисполнителей.

Напомним, с чего все началось. В 2015 году Владислав Пустовойт по возрасту покинул пост директора ведущего НТЦ уникального приборостроения, с которым была связана вся его научная жизнь, в котором создавались акустооптические приборы, фурье-спектрометры для анализа содержания опасных веществ в воздухе. Эти разработки приносили славу нашей стране, укрепляли ее обороноспособность.

 Подлинность истинных алмазов

На смену Пустовойту пришел малоизвестный в научных кругах Марат Булатов — особыми научными заслугами не блещущий, зато состоявший в матримониальных отношениях с начальницей отдела Минобрнауки по взаимодействию с институтами физического и химического профиля. И цели, как впоследствии стало понятно, он преследовал вполне приземленные: к чему годами разрабатывать уникальные приборы, когда можно, по-видимому, не без участия надежного лобби сверху получать гранты и в кратчайшие сроки выполнять какие-то нехитрые проекты, отчитываясь за них перед министерством.

В общем, с точки зрения современной системы оценки научного труда, которая базируется в основном на публикационной активности сотрудников института (до недавнего времени проверяющие не учитывали даже качество этих отчетов), Булатов, наверное, смотрелся идеально.

Но ученый с большой буквы Владислав Пустовойт помешал этой идиллии. Перейдя на должность научного руководителя НТЦ УП, он стал указывать Булатову на недопустимость смены основной тематики центра. Под руководством Булатова, который освободил почти всю команду бывших специалистов и посадил на их места своих астраханских земляков, центр стал выпускать сомнительные приборы медицинского профиля. Не говоря уже об отсутствии у этой техники какой-то уникальности (ну какое ноу-хау может быть у прибора, сокращающего мышцы за счет электрического импульса), большая часть изделий не доходила даже до проведения клинических испытаний.

— Все похоже скорее на мракобесие, чем на серьезные научные разработки, — делится своими мыслями Владислав Иванович. — Руководителем этих работ был назначен биолог, выходец из Астрахани, Илья Коваленко, которого в кругу биологов почему-то называли математиком, а среди математиков-физиков — биологом. Направленный на экспертную оценку в РАН результат выполненного под его руководством проекта получил достаточно отрицательную оценку.

Академик РАН Владислав Пустовойт и профессор Кип Торн — Нобелевский лауреат по физике за 2017 год. В своей работе, касающейся обнаружения гравитационных волн, Торн использовал идеи Пустовойта.

Были и более «наукоемкие» проекты — под них выделялись большие гранты. Один из них — «Оборудование и цифровые технологии изготовления элементов наноградиентной оптики и из метаматериалов для приборов индивидуализированной медицины, технологий здоровьесбережения и космической фотоники».

— Это не что иное, как набор умных, но малопонятных слов для работников министерства, которые не разбираются в физике, — пояснял Владислав Иванович. — Где наноградиентная оптика (связанная с напылением на оптические элементы) и где метаматериалы (композиты с изменяемыми свойствами их компонентов)?! Да все это еще увязали с космической фотоникой! Абракадабра, да и только! А ведь на разработку были выделены миллионы рублей бюджетных денег. Только по программе ФЦП выделено 150 миллионов рублей, плюс еще 105 миллионов так называемым соинвесторам!

В результате — ничего(!), одни обещания! Мне, как человеку, отдавшему более 50 лет развитию и становлению в СССР и затем в России уникального приборостроения, больно и обидно смотреть на то, как идет уничтожение нашего НТЦ УП РАН, созданного еще в советское время Нобелевским лауреатом академиком Александром Михайловичем Прохоровым с целью развития уникального приборостроения в стране и для ускорения внедрения разработок академии наук (на новых физических принципах) в промышленность и науку.

Были еще вопиющие факты: уничтожение испытательного цеха, где сотрудники мастерили прототипы новых приборов, уничтожение ценного, не имеющего аналогов в мире оборудования для фурье-спектрометрии, хамское отношение к заслуженным ученым. «МК» писал про исчезновение из сейфа заведующего конструкторским отделом Григория Шкроба документов, а из кабинета заведующего научным отделом Анатолия Балашова — ценного образца интерферометра!

Пропали при Булатове, разукомплектованы и приведены в негодность и многие созданные ранее в НТЦ акустооптические приборы. Например, исчез спектрометр для определения загрязнения морских акваторий, уникальный портативный мобильный анализатор качества алмазов, придуманный и созданный Владиславом Пустовойтом и хранившийся в его лаборатории.

— Портативный прибор для определения качества алмазов размером с небольшой саквояж, — рассказывает Владислав Иванович, — способен не только определять подлинность и качество алмаза, но и определять его происхождение, что иногда бывает весьма важно. Важно, что сама процедура определения качества алмаза занимает всего 5–7 минут. Как-то этот прибор демонстрировался на Ганноверской ярмарке в Германии, и одна, весьма уважаемая дама, подошла к стенду, отстегнула свою бриллиантовую сережку и попросила проверить качество камня. Ей тут же выдали распечатку рамановского спектра ее бриллианта, и многие были удивлены четким, практически идеальным спектром этого алмаза. Это был очень хороший алмаз. Дама сказала, что это подарок от ее бабушки. В последующем этот идеальный рамановский спектр (особый вид спектроскопии) мы использовали как эталонный.

                                                        Проверка с прикрытием?

НТЦ УП относится к Отделению нанотехнологий и информационных технологий РАН. По словам его председателя академика Геннадия Красникова, за последнее время, то есть за 5(!) лет, что Булатов возглавляет Центр уникального приборостроения, его ни разу не видели на бюро отделения, не слышали его научных докладов: он все время находил «уважительные причины», чтобы не присутствовать на совещаниях и конференциях.

В общем, «не сошлись характерами» настоящие ученые с непотопляемым Булатовым. А когда академик, написавший несколько обращений к министру науки и высшего образования и не дождавшийся никакой реакции, обратился за помощью в «МК», его должность научного руководителя в центре вообще ликвидировали. Как нам сообщил заместитель Булатова Чуриков — «за ненадобностью».  

После нашей февральской публикации в «МК» Булатова ждали на весеннем заседании бюро отделения, и он в очередной раз проигнорировал общение со своими научными руководителями из Академии наук. После этого бюро обратилось с письмами к президенту РАН Александру Сергееву и министру Валерию Фалькову, в которых была изложена просьба организовать комплексную проверку деятельности Булатова на месте директора Центра уникального приборостроения. Академики просили включить в состав комиссии представителей РАН.

Однако, когда комиссия нагрянула в НТЦ УП (из-за коронавируса это случилось только в конце июля), оказалось, что представители РАН в ее составе официально не числились. Согласно приказу Валерия Фалькова, академики Юрий Чаплыгин, Александр Сауров и член-корреспондент РАН Гаджимет Сафаралиев были приглашены лишь в качестве экспертов.

Что же касается представителей контрольно-ревизионного, координационного и кадрового департаментов министерства, они в итоге проверили лишь шесть позиций из 21-й, о которых просила академия. Это стало ясно из акта и документа об итогах проверки, составленного после проверки и вывешенного на сайте Минобрнауки в усеченном виде, да еще почему-то без подписи министра.

Но даже из такого неполного акта, подробный текст которого все-таки имеется в распоряжении редакции «МК», выходит, что деятельность руководства центра подпадает как минимум под несколько статей Административного кодекса.

«В общей сложности по результатам внеплановой комплексной выездной проверки деятельности ФГБУ НТЦ УП РАН было выявлено 90 нарушений нормативно-правовых актов и учетной дисциплины на 2 млн 423 тысячи рублей,<...> 18 нарушений в сфере по использованию и распоряжению федеральным имуществом...», — говорится в акте. Кроме того, выявлена необоснованная прибавка к жалованью директора в размере 1 миллиона 650 тысяч. В области бухучета проверяющие также обнаружили неправильное начисление премий, необоснованные списания стоимости стройматериалов и пр.

Одним из самых вопиющих нарушений явилось выполнение той самой «абракадабры с космической фотоникой», о которой мы упоминали выше. Булатов пригласил со стороны (в самом НПЦ не нашлось специалистов, которые могли бы ее выполнить) ООО «НПК Фотрон-Авто», в котором на момент заключения контракта числилось всего 3–4 человека. Именно эта фирма стала единственной и при подаче заявлений на участие в других конкурсах, объявленных центром. То есть налицо — нарушение закона о конкуренции в сфере закупок.

Руководителем ООО «Фотрон-Авто» был Борис Бронштейн, который (вот неожиданность!) числился раньше еще сотрудником организации-заказчика — НТЦ УП... То есть заказывал работу, за которую потом сам себе выплачивал деньги. Это ли не коррупционная деятельность?

С момента заключения контрактов до приема выполненных работ проходил достаточно короткий промежуток времени, как правило, меньше месяца. Между тем специалисты, знакомые с подобными работами, утверждают, что они выполняются не менее чем за 2–3 года большим коллективом научных сотрудников, а не тремя-четырьмя, как в «Фотроне-Авто».

В общем, у комиссии возникли очень серьезные сомнения в реальном исполнении данного проекта, по сути, в фальсификации научной работы — а это явно может подпадать под статью УК «Мошенничество».

                                                  «Где затерялась чистая комната»?

Масла в огонь подлило письмо, направленное действующими сотрудниками Центра уникального приборостроения, а именно заместителем директора по общим вопросам Игорем Волковым, ведущим юрисконсультом Анжелой Салаватовой и начальником отдела патентования и научно-технической информации Стэллой Лист министру Фалькову (его копия также имеется в распоряжении редакции). В нем специалисты обращают особое внимание на дополнительные вопиющие факты деятельности под руководством Марата Булатова, которые члены комиссии из министерства как будто не заметили.

А именно, когда руководство отчитывалось об исполнении ФЦП на сумму 150 миллионов рублей, оказывается, от глаз проверяющих «скрыли», что установки для вакуумного напыления (они нужны были в той «сложной» работе для «космической фотоники», о которой говорилось выше) были завезены 28 ноября 2019 года, а запустили первую из них в работу лишь в конце июля 2020 года, вторую — 28 августа 2020 года, прямо накануне проверки, остальные три установки на 21 октября 2020 года находятся в нерабочем состоянии.

«Чистая» комната для создания необходимых условий работы установок вакуумного напыления на 21 октября 2020 года также отсутствует. Возникает вопрос, — пишут сотрудники НТЦ УП, — каким тогда образом были выполнены контракты (п.п.8.1.4.2., 8.1.4.4. Акта проверки) в 2019 и 2020 годах,<...> если дата запуска необходимого оборудования гораздо позднее отчетов и актов выполненных работ по контрактам».

Научные сотрудники и юристы вообще высказали сомнение в том, «можно ли было вообще что-либо качественно изготовить на указанном оборудовании для вакуумного напыления, так как год изготовления отдельных блоков датирован 1990 годом».

На основании этого сотрудники НТЦ УП убедительно попросили министра поручить провести независимую экспертизу исполнения Федеральной целевой программы на 150 миллионов рублей.

А заодно выяснить, кого выдавал Марат Фатыхович Булатов за начальницу управления персоналом Елену Коровину (ее имя фигурирует в материалах комиссии) во время проверки, если указанная сотрудница была уволена им месяцем раньше и в Центре уникального приборостроения находиться не могла?

Помимо этих пикантных моментов председатель Отделения нанотехнологий и информационных технологий РАН Геннадий Красников отметил, что неплохо было бы учесть обстоятельства, на которые обратили внимание эксперты из РАН (на них почему-то не обратили внимания члены комиссии и не включили в отчет).

— Мы выявили целый ряд дополнительных фактов, которые не могла не заметить комиссия, — говорит Геннадий Яковлевич. — Во-первых, в документах НТЦ УП проверяющие должны были найти наше отрицательное заключение о научной деятельности центра по итогам 2019 года. Мы писали о недопустимости смены тематики ведущего института страны, который сегодня занимается не понятными нам вещами. Есть же устав научной организации, название, а значит, и деятельность должна им соответствовать. Во-вторых, обращали внимание на то, что некоторые работы сделаны чисто на бумаге, потому что, если сопоставить срок объявления конкурса и количество отведенных на выполнение дней, становится ясно, что физически выполнить работу за такой короткий промежуток времени нереально. В-третьих, вызывали у нас вопросы контрагенты, соучастники по выполняемым работам. Было понятно, что это не авторитетные научно-производственные организации.

***

В общем, получается, что не на газету «Московский комсомолец» и не на академика Владислава Пустовойта надо было подавать в суд. Серьезную проверку надо было устроить самому Марату Фатыховичу. Его иск «уникален» еще и тем, что, несмотря на ограничения в связи санитарно-эпидемиологической ситуацией, на каждое судебное заседание приходили 4 представителя НТЦ, включая руководство. Что обусловлено не иначе как значимостью этого дела не столько для центра, сколько для самого руководителя Булатова. Однако мы видим максимальные старания со стороны министерства в затягивании решения проблемы с Булатовым. Кто именно в ведомстве заинтересован, чтобы отвести от него удар и ответственность? Бывшая супруга? Говорят, что ее уже отстранили от руководства отделом. Лица вышестоящие?

 Как правильно заметил недавно Валерий Фальков, ситуация в центре уже вышла за его пределы. Это действительно так. Нашей статьей еще в феврале заинтересовался Комитет Госдумы РФ по обороне. Депутат Алексей Хохлов направлял официальный запрос с требованием разобраться в деятельности директора Булатова. А Управление внутренних дел по Центральному административному округу Москвы со своей стороны инициировало предварительную проверку документов, отражающих деятельность нового руководства Центра уникального приборостроения.

 Хотелось бы, чтобы творящийся в некогда престижном научном учреждении беспредел как можно быстрее закончился. Общество не должно мириться с использованием государственных средств не по назначению, с фальсификацией научной деятельности и лженаукой.  

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28418 от 18 ноября 2020

Заголовок в газете: «Ученые» на тропе войны