Администрация жаворонков очистила поселок

от официальных мусорок

12.10.2010 в 19:36, просмотров: 3847

Мусоросборники исчезли из поселения в Одинцовском районе еще в мае. Свалок, куда можно было бы отнести мешочек с отходами, в ближайшей видимости не наблюдается. Теперь предприимчивые жители выносят мусор исключительно по ночам и в основном за забор главы администрации Ирины Васильевой. Днем чиновников убеждают вернуть мусоросборники в суде.

Администрация жаворонков очистила  поселок

Мусоросборники исчезли из Жаворонок неожиданно по решению местной администрации. Как рассказал “МК” местный житель адвокат Василий Бурдюг, выносить мусор теперь решительно некуда, ближайшие свалки находятся на недосягаемом расстоянии. Кроме того, рядом с Жаворонками находится санаторная зона, куда приезжают туристы местного разлива и, конечно, оставляют мусор. Эти территории также убирают жители. Теперь только непонятно, куда девать собранные мешки. “Что делают жители поселка, — рассказывает Василий. — Днем сидят смирно, будто ничего не происходит, а ночью начинаются бега с мусорными мешками: кто к богатому соседу за забор кидает, кто — в канавы, но в основном, конечно, приносят к дому Ирины Васильевой, главы местной администрации, которая и решила демонтировть мусорки”. Видимо, полагает Василий, чиновница неправильно понимает статью закона, где говорится, что владельцы частных домов и участков должны убирать свою территорию сами. “Мы бы, может быть, и рады, да некуда, — сокрушается Василий. — Кроме того, конечно, организовать вывоз мусора — прямая обязанность местной власти, это также прописано в законе”.

Однако чиновники, наблюдая, как Жаворонки зарастают мусором, отнюдь не бездействуют: самым чистоплотным предложили вывозить мусор по 100 рублей за мешок по следующей схеме: жители выбирают надежного представителя, сдают ему деньги, он им — талоны, полученные в администрации. Когда приезжает машина, жители отдают мусор вместе с талонами. И все вроде бы согласились, да нашелся один бдительный, кто спросил про чеки. Чиновники про чеки ничего сказать так и не смогли: работаем без чеков, просто помощь от чистого сердца.

В конце концов на администрацию подали в суд. Заявление подписали 40 жителей, но судья для удобства оставила одного Василия. В суде выяснились интересные подробности: во-первых, мусоросборники демонтировали, потому что администрация не могла содержать их должным образом (накануне надзорные органы потребовали чиновников привести мусоросборники в соответствие нормам — сделать непромокаемое дно, построить кирпичные стенки), во-вторых, всплыл контракт с фирмой, услуги которой жителям и предлагали оплачивать по талонам. “По этому контракту куб мусора стоит 160 рублей, — поясняет Василий. — Наши мешки по 100 рублей складывались в 1000 рублей за куб! Вот вам и никаких чеков!”

Интересно, что экономить нервы и средства на вывозе мусора у администрации все равно не получается. Люди, к которым сбрасывают мешки, выталкивают их на дорогу, образуются кучи. Далее разгневанные граждане пишут жалобы в Росприроднадзор, оттуда идет предписание в Жаворонки, и администрации все равно приходится вызывать мусороуборочную машину и забирать злополучные мешки. То есть процедура та же самая, только если раньше мусор забирали с организованных площадок, теперь его забирают с поселковых свалок и из-под больших плакатов “Здесь никогда не было мусорки и не будет!”, которые отчаявшиеся жители ставят около своих домов. “В чем смысл ситуации, я не понимаю”, — пожимает плечами Василий.

Пока жители судятся, кроме мусорных куч у них появляются дополнительные проблемы. Так, например, только на улице “жалобщиков” нет “лежачих полицейских”. Их сначала установили, потом демонтировали рабочие, которые клали в поселке дорогу. “Полицейских” устанавливали за деньги местных жителей, без согласования с ГИБДД и администрацией, причем так поступили все жители поселка. Однако чиновники пообещали недовольным проблемы, и “полицаев” демонтировали. Василий Бурдюг говорит, что такими действиями можно добиться только наездов машин на детей, и обвиняет госпожу Васильеву в бессмысленной кровожадности.

Пока суд да дело, поселок продолжает приходить в упадок. По весне, говорят, весь сгнивший мусор уйдет в почву и воду, и жители, у большинства которых — колодцы, почувствуют это на своих желудках.