Русскую Настю выручат из Сирии

Правозащитница Елена АЛЬШАНСКАЯ: « Сейчас активно включилась наша дипмиссия»

Внимание российских правозащитников продолжает привлекать история маленькой соотечественницы Анастасии Джалу, которая в настоящий момент находится в зоне вооруженного конфликта в Сирии. Девятилетнюю девочку увез в эту страну отец-сириец, познакомившийся с дочкой лишь на седьмом году её жизни. Неродная бабушка — мать отчима Насти — пытается отсудить у него право опеки над девочкой.

Правозащитница Елена АЛЬШАНСКАЯ: « Сейчас активно включилась наша дипмиссия»

Настя Джалу — дочь россиянки и сирийца. Мать девочки умерла, когда её едва исполнился год, отец же не изъявлял никакого желания участвовать в жизни ребёнка. Маленькую Настю воспитывали отчим и бабушка — не родная (мать отчима), но очень любящая девочку. Ситуация изменилась в 2010 году, когда умер и отчим Насти, а на горизонте вдруг появился родной отец-сириец (получивший к тому времени российское гражданство), которого, как следующего опекуна, разыскали соответствующие органы. Он же и увёз её в Сирию. В настоящее время девочка находится в Алеппо, в зоне военных действий, где проживает вместе с первой женой своего отца и, по некоторым данным, другими его детьми.

За право опеки над Настей борется её бабушка. Сперва её заявление было отклонено на том основании, что она не является биологическим родственником девочки (в органах опеки бабушка заявила, что Настя родилась у её сына в гражданском браке, не уточнив, что тот не был родным отцом). Однако после того, как в 2011 году органы опеки оценили чудовищные условия, в которых проживает Настя в Сирии — зона вооруженного конфликта, отсутствие в доме (где, помимо Насти, живут еще 15 детей её отца) элементарных удобств, то, насколько неухоженной выглядит сама Настя, вынужденная заниматься попрошайничеством, — было принято решение о заочном лишении биологического отца родительских прав и передачи права опеки над Настей бабушке.

Официально это решение уже принято, однако Настя все еще остается в Сирии. Невозможность вывезти её из страны правозащитники объясняют тем, что в Сирии все еще продолжается гражданская война и лететь туда запрещено.

По словам российского детского омбудсмена Павла Астахова, который взял ситуацию под свой контроль, проблема только в транспорте. Бабушке Насти предоставили право опеки над девочкой и она может лететь в Сирию, если захочет. "Ее выезду в Сирию никто не препятствует, - объяснил в своём микроблоге Астахов, добавив, что подобное радушие, к сожалению, не распространяется на правозащитников. - Выезд уполномоченного в Сирию был полностью подготовлен еще осенью 2012 года.

Но разрешения МИД и президента получено не было в связи с войной. Кроме того, как написала на своей странице Facebook правозащитница Елена Альшанская, президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», «бабушка через уполномоченного по правам ребенка Москвы обращалась к Астахову. Ей сказали, что когда война кончится они за девочкой слетают». Сама же Альшанская считает такое беспечное отношение к нахождению Насти в Сирии опасным.

«Это история длится уже два года, - рассказывает «МК» Елена АЛЬШАНСКАЯ, - но к нам бабушка обратилась недавно, на прошлой неделе, и, собственно, с этого момента эта ситуация и вышла на свет. Я начала об этом писать в своем блоге, и журналисты активно подхватили эту историю. Единственная причина, по которой эта информация не всплыла до этого, - мы ничего не знали об этом. Насколько я понимаю, сейчас предпринимаются шаги для того, чтобы найти девочку. Просто то место, где она проживала ранее с отцом, находится в зоне боевых действий. И было бы очень хорошо, если бы нашим — не знаю кому — дипломатам, спецназу удалось добраться до этого места и проверить, на месте эта девочка или эвакуирована, жива она или нет, узнать ее точное месторасположение как минимум. Сейчас активно включилась наша дипмиссия. Мы официального ответа пока никакого не получили, но по тем действиям, которые видны в СМИ, я вижу, что они включились и пытаются найти девочку в зоне конфликта. Что касается опекунства, по российским законам, опекуном является бабушка, а отец лишен родительских прав. Я не знаю сирийских законов, но подозреваю, что для них решение российского суда абсолютно ничего не означает, поэтому вопрос только в том, как наши страны смогут договориться и будет ли сопротивляться отец против того, чтобы девочка уехала в Россию. Я так понимаю, что он был против, но эта история годовой давности, поэтому я не могу сказать твердо, против он или за сегодня».