«Юля со школьной скамьи бухала»

Кириллу Кузьмину на родине не поздоровится

Павел Астахов надеется, что брата погибшего в США Максима удастся вернуть не просто на родину, но и родной матери. Для этого есть основания: лишенная родительских прав Юлия Кузьмина пожелала забрать Кирилла домой. Что же готовят сироте материнские объятия? Родовое гнездо уцелевшего за океаном Кирилла находится на улице Третьякова в деревне Слобода Гдовского района Псковской области. Отчий дом Кирилла — запущенная деревенская изба, доставшаяся биологической маме Кирилла и покойного Максима Юле Кузьминой от ее бабушки. По словам сельчан, Юля там не только обретается, но и регулярно принимает кавалеров, а также на грудь. Сильно ли страдает мать в разлуке с детьми, «МК» выяснил у ее земляков-слободинцев.

Кириллу Кузьмину на родине не поздоровится

Глава администрации Александр Сидоренко был по-мужски скуп на эмоции:

— Знаю ли я ее? Да я ее знать не хочу! В чью больную голову пришло этой шалаве ребенка отдавать? Нашли мамку! А живет она хорошо — не работает, пьет и с мужиками шляется.

Со стороны российских официальных лиц в отношении Кирилла все время звучит гордое «вернуть в семью родной матери». Что это за семья, из кого она состоит и с кем сейчас проживает Юлия Кузьмина, мы поинтересовались в редакции газеты «Гдовская заря».

— Да она с кем пьет, тот и муж! Она все время живет с кем-нибудь разным. Сейчас, например, подцепила банщика с соседней базы отдыха, с ним пьет.

В Гдовской средней школе, где училась Юлия, ей сочувствуют. Но еще больше — несчастному Кириллу, если его угораздит вернуться к родной мамуле:

— Юля со школьной скамьи бухала. Отчим ее каждый день лупил, а соседи спасали — через форточку вытаскивали. Она и трезвая-то не бывает! В свои 23 вся потасканная, ни дня не работала. Вот так мать!

И эта девушка сочинила и сподобилась отослать внятное обращение к уполномоченному по правам ребенка при Президенте РФ! Да такое, что многоопытный Павел Астахов публично назвал ее по имени-отчеству, официально заявив: «Юлия Андреевна перестала вести антисоциальный образ жизни, устроилась на работу и теперь хочет восстановиться в родительских правах. Вполне возможно, что она сумеет получить назад Кирилла». Кстати, Юлия Андреевна оказалась не только заботливой матерью, но и энергичной гражданкой: помимо Астахова она обратилась в прокуратуру Печорского района с официальным заявлением, утверждающим, что она «раскаялась, исправилась и хочет сама воспитывать младшего сына».

Также омбудсмен тепло отозвался о бабушке и дедушке Кирилла Кузьмина, сказав, что они «нормальные люди, которые сейчас пересматривают свое решение об отказе от внуков».

Портрет сих божьих одуванчиков нам нарисовали в местной аптеке:

— Никакие американские мучители не сравнятся с кланом Кузьминых! Бабка пропала сразу после похорон сына. Какого сына? Да Юлькиного брата. Он в прошлом году повесился. Ему было 22. Нет, не наркоман, бухал просто, как и все. Вот мать после похорон и ушла спьяну куда-то вместе с сожителем… А отчим так и сгинул, ни слуху ни духу. Сестра Юлькина здесь у нас в слободинском приюте содержится, что при детском саде. У нас там только с 3 лет дети, поэтому Юлиных мальчишек сразу увозили в Печору. Сестра во 2-м классе, но это, конечно, уже от другого отца, не от Юлькиного. Юля росла с отчимом. Если в этой семейке кто и был нормальный, так это Юлин родной отец. Но он вовремя ноги сделал. Он живет в Гдове, у него другая семья и другой ребенок. Юлю он знать не хочет. Вот он нормальный мужик, хотя выпить тоже любит.

В других заведениях Слободы, вроде детсада и сельпо, тоже добавили штрихи к портрету российской матери, гордо бросающей вызов капиталистическим мучителям детей:

— Паспорта нет у нее, потерян. Может, сейчас восстановит по такому случаю. Детей своих она все время водкой поила, чтобы не орали и не мешали ей своими делами заниматься. Их же изымали не сразу, а по очереди. Последний раз ее, пьяную, на площади нашли, а грудной Кирилл дома надрывался. Тогда его забрали и увезли в больницу в Печору, а оттуда — в детдом. А уж оттуда, видимо, он и попал к американцам. До этого то же было с Максимом. Люди видели, как она в него водку вливает.

После такого социального портрета «родины-матери» даже не знаешь, чего больше бояться — «кровожадных американских усыновителей» с университетским образованием из набожной католической семьи или официального заявления на сайте государственных органов Псковской области, откуда родом братья. «Для отмены усыновления Кирилла Кузьмина существуют правовые основания. Гибель одного из них по вине усыновителя может являться основанием для отмены усыновления в отношении другого».

Справедливости ради следует признать, что в аппарате уполномоченного уже сбавили обороты, сведя все предыдущее негодование к дипломатичному «вскрытие покажет». Теперь уже трагедию с Максимом называют не «убийством», а гибелью, и уверяют, что с обвинениями спешить не следует.

Сюжет:

Гибель Максима Кузьмина в США