Адвокаты Pussy Riot покажут все

Марк Фейгин: «У меня есть более двухсот часов снятого в суде материала, репетиций группы и другого эксклюзива»

17.04.2013 в 18:12, просмотров: 6887

Марк Фейгин, бывший адвокат Pussy Riot, заявил в своем микроблоге в «Твиттере»: «Ждите сенсационной часовой документальной картины PUSSY RIOT. INFERNO. Пусть недоброжелатели вздрогнут! Мы начинаем работу над собственным фильмом с правдивой версией событий этого громкого дела». А через Facebook Фейгин призвал помочь отцу Надежды Толоконниковой, который ищет свидетелей по девичьему делу: «Надя пишет книгу о Pussy Riot, насколько может писать книгу человек, который по 12 часов в день работает по пошиву курток милиционерам, и ей помогаю — создаю инфраструктуру, собираю факты. То есть выполняю работу негра, гребца на галерах... Книга будет издана за границей (переведена). Потому что у нас о Pussy Riot говорить стало неприлично».

Почему неприлично и что за фильм собирается делать Марк Фейгин с коллегами, «МК» решил выяснить у самого адвоката.

Адвокаты Pussy Riot покажут все
фото: РИА Новости
Марк Фейгин

— В мае прошлого года к нам — юристам и на тот момент представителю группы Петру Верзилову — обратилась британская продюсерская компания Roast Beef Productions Ltd., которая хотела делать документальную картину о суде над Pussy Riot, — охотно начал разговор Марк Фейгин. — В течение нескольких месяцев мы разрабатывали соглашение между этой британской компанией и кинокомпанией «Веб-био», принадлежащей моей супруге Наталье Харитоновой (она кинорежиссер). В фильме должны были участвовать адвокаты Pussy Riot — я, Марк Фейгин, Виолетта Волкова и Николай Полозов, три участницы группы и Петр Верзилов.

После скандалов с Самуцевич, когда она выступила в прессе с сообщением, что соглашение расторгнуто, хотя его подписали все, мы приняли 19 ноября решение разорвать отношения с компанией Roast Beef. И весь аванс — 25 тысяч фунтов, который был переведен нам на то, чтобы закупать права на присутствие кадров чужой съемки, — мы им вернули. Они все-таки сделали свой фильм, я его видел — он не соответствует действительности.

фото: Наталья Мущинкина

— Но они же использовали только документальную съемку?

— Основная масса съемки велась нами, адвокатами, на нас навешивались микрофоны, с нами записывались видеодневники, частные переговоры. Сейчас этот материал передан нам, он находится у меня — у нас есть все права, чтобы сделать из него фильм.

— То есть, получается, они сняли и отдали? А работу операторов вы оплатили?

— Нет, погодите. Мы никакую работу операторов не оплачивали. Мы разрешили себя снять. Потому что таково было соглашение, по которому мы были участниками, непосредственно героями картины. Ну как можно сделать фильм о суде без участия адвокатов? Это безумие какое-то, учитывая, что сами участницы Pussy Riot находились в заключении и они не могли никак выразить свое мнение, кроме как в коротких выступлениях в суде. Основной упор был сделан на позицию адвокатов, которые передавали ее от имени участниц. Их интересовало, как судебная система действует в случаях, как в храме Христа Спасителя. Как она превращает дела административные в политические, уголовные. Как работает суд, как относятся к этому обыватели, соотношение религиозных законов и светской нормы.

— А съемки в СИЗО, которые тогда просочились в Интернет, откуда взялись?

— Нет, они к этому отношения не имели. Я не знаю, кто их делал... Но у нас есть кое-какие эсклюзивные материалы, которые мы никогда никому не передавали — какие конкретно, я пока говорить не буду. Но основной массив материалов записан во время судов — часов 200 точно.

— И кто это будет все разбирать в профессиональном смысле?

— У меня есть несколько предложений профессиональных режиссеров. Очень известных. Уже пришли заявки от фестивалей — Артдокфест, Роттердамский и еще несколько. Мы сделаем что-то новаторское. Это будет совершенно радикальное документальное кино на час, час двадцать максимум.

— Без игровых моментов?

— Без. Это было б слишком искусственно. Новаторское — в том смысле, что минул год с тех событий: 21 февраля состоялась сама акция в храме Христа Спасителя, 3 марта арестовали Алехину и Толоконникову, 15 марта задержали Самуцевич, пришедшую на допрос. В августе — год с суда. Теперь пришло время отойти от пафоса, которого было слишком много, и посмотреть на все по-другому. Я не исключаю, что фильмом будет заниматься иностранный режиссер.

— А чем вас не устраивают наши, которые дышат с вами одним воздухом, и прекрасные профессионалы? Скажем, Павел Костомаров?

— Ну, наши уже сформировали по этому поводу определенное мнение, и это может отразиться на материале, а нам бы этого не хотелось. Да и, честно говоря, тема уже утонула не без соответствующих усилий власти. Теперь, чтобы заинтересовать зрителя ею, нужно приложить нестандартные усилия. Мы долго обсуждали финал... Сценарий еще дописывается. Это будет некая антитеза тому, что сделала компания Roast Beef.

— Их фильм где-то можно увидеть?

— Насколько я знаю, они продали права одному британскому каналу, который будет его показывать в июне. И он же был на кинофестивале в Сандэнсе — «Показательный процесс: История Pussy Riot», режиссеры Майк Лернер, Максим Поздоровкин.

С нами вели переговоры несколько американских кинокомпаний, чтобы сделать художественную картину о Pussy Riot. Но, когда в октябре все рухнуло в связи с компанией по дискредитации группы, вылившейся в самодискредитацию, нами перестали интересоваться. Все было убито действиями Кремля через сделку с Самуцевич.

— И это тоже будет отражено в вашем фильме? И тюремные съемки будут?

— Безусловно. Тюремная жизнь будет представлена частично. 10 марта я говорил по телефону с Толоконниковой — ей там очень тяжело, она работает по 12 часов, теряет здоровье. Но основная тема — инфернальность суда над участницами Pussy Riot. В колониях нам точно не разрешат снимать. Но дружественные нам журналисты — скажем, Елена Масюк — там их снимали, и, возможно, мы у нее попросим эту съемку и за нее заплатим.

— А съемка акции в храме Христа Спасителя будет в фильме?

— Есть решение Замоскворецкого суда о том, чтобы признать ролики Pussy Riot, использованные в клипе «Богородица, Путина прогони!», экстремистскими. И если мы поставим именно эти съемки в фильм, то, как вы понимаете, будут проблемы с прокатом и показом нашей картины даже в Интернете, не говоря о телевидении и фестивалях. Это проблема с юридической точки зрения, никакой другой проблемы тут нет. У нас на руках все 8 томов уголовного дела и сверхэксклюзивные материалы, которые были изъяты с жестких дисков участниц группы. Это было использовано в качестве доказательств, а значит, получило публичный статус и перестало быть частным, поскольку было продемонстрировано в суде. Это и сама акция, и выступление в Елоховском храме, и их репетиции. Однозначно состоятся досъемки. Картина не будет односторонней — мы дадим слово и нашим свидетелям, которых не допустили до суда, и специалистам, и экспертам по этой теме, причем не обязательно разделяющим нашу точку зрения.

МЕЖДУ ТЕМ

Адвокат Ирина Хрунова подала председателю Московского городского суда Ольге Егоровой надзорную жалобу с просьбой отменить приговор Хамовнического районного суда в отношении участниц группы Pussy Riot, а также определение судебной коллегии по уголовным делам Мосгорсуда. Кроме того, защита Pussy Riot просит прекратить производство по этому делу за отсутствием состава преступления. В новой надзорной жалобе адвокат на 13 листах указывает, что решения по делу Pussy Riot «вынесены с существенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшими на исход дела, и подлежат отмене».