Электричка имени Путина

Как в российской глубинке боролись за возвращение электропоездов и выживали без них

Представьте, что в Москве отменили метро. Не просто закрыли на реконструкцию одну из станций, а совсем прекратили движение в подземке. Нет, конечно, предложили замену: от Красной площади до Бутова — автобусом. Нужно в Капотню? Пожалуйста: вот вам комфортабельная маршрутка раз в день. Примерно в таком положении оказались жители Псковской, Вологодской областей, Забайкальского края и еще ряда регионов России, где с февраля решили отменить движение электричек. Люди писали открытые письма президенту, перекрывали железнодорожные пути, выходили на одиночные пикеты. Но тщетно — их электропоезд, казалось, ушел навсегда. А потом случилось совещание у Путина. Достаточно было одной фразы, чтобы уже на следующий день закрытые билетные кассы заработали, а составы пришли даже в те деревни, где уже не надеялись на чудо.

Как люди в глубинке воевали за электропоезда, как из-за отмененных составов вымирали поселки и как народ в глубинке встречал было сбежавшую, но вернувшуюся последнюю электричку, выяснял «МК». 

Как в российской глубинке боролись за возвращение электропоездов и выживали без них

Пущенный в четверг электропоезд до города Дно в деревне Должицы Псковской области наверняка назовут «путинским». Так уж здесь повелось. Когда в 2014 году губернатор области Андрей Турчак наказал вернуть в село отмененную ранее электричку, ее местные жители окрестили «турчаковской». Правда, чтобы подвести главу области к такому решению, людям четыре раза пришлось чуть ли не ложиться на рельсы.

Деревня Должицы спряталась у самой границы Псковской области. До соседней, Новгородской, всего-то один километр. До ближайшего крупного населенного пункта, города Дно, — 15. Дороги здесь не было никогда. Да и к чему она, когда машин у сельчан нет, деревня стоит прямо на железнодорожных путях, а электрички ходили по шесть раз в день.

— Мы, когда скотину держали, на этих поездах и комбикорма возили, и саму живность — коз, овец. Мебель, стройматериалы — все на электричке. К чему нам дорога была нужна?.. — вспоминает жительница Должиц Людмила Матвеева.

Потом электропоезд все реже начал показывать свою кабину в здешних местах. А с 15 января 2014 года перестал ходить совсем.

— Нам объяснили, что нерентабельно стало наше направление. Мол, до тех деревень, которые дальше по его маршруту, можно добраться и на автобусах. А Должицы? Ну не будем же мы ради вас состав гонять! — вспоминает слова железнодорожников Людмила Ивановна.

С тех пор график местных жителей несколько изменился. В Должицах нет ни магазина, ни аптеки, ни отделения Сбербанка. Правда, пенсию местным старикам приносит почтальон Людмила Гавриловна. Но чтобы добраться до почтового отделения, ей приходилось вставать в пять утра.

— Нет, но вообще-то альтернативу электричке нам предложили, — оптимистично заявляет Людмила Ивановна. — В течение нескольких месяцев нас, например, перевозили в райцентр на «Урале». Только закрывался он с внешней стороны. В Должицах тебя запирают — и трясись несколько километров по местному бездорожью. В Лукомо нас открывали, и мы дальше уже садились на автобус...

И это описание обычной поездки сельчан за продуктами в ближайший населенный пункт, где есть магазин и аптека.

Надо сказать, что все это время по их железнодорожной ветке курсировал дизелек в один вагон. Правда, возил он своих — железнодорожников.

— Когда хорошая смена попадалась, нас брали на поезд. А когда плохая — нет, — объясняет Людмила Гавриловна.

В такую «плохую» смену у Людмилы Ивановны на нервной почве случился отек Квинке. Сельчане попросили по-хорошему пустить женщину в поезд. Не получилось. Работников служебного поезда тоже можно понять — их за «нелегалов» штрафуют. И тогда жителям Должиц ничего не оставалось, как встать перед локомотивом.

— Следом шел скорый поезд, задерживать движение нельзя. Пришлось им забрать нас. А на конечной нас встретила полиция. На первый раз отпустили, — вспоминают женщины.

Но еще через неделю им понадобилось ехать в Дно за лекарствами. Затем — в больницу. И они также перекрыли движение электропоездов.

— Когда мы перекрыли пути в четвертый раз, нас уже доставили в станционное отделение полиции. Сказали: если еще раз такое случится, штраф или арест на 15 суток. Я тогда сказала: хотите сажать — сажайте. А штраф я отошлю нашему губернатору Турчаку — пусть он оплачивает, — вспоминает Людмила Матвеева.

Наверное, она бы отослала — женщина она решительная. Но этого не потребовалось: после шумихи в прессе губернатор велел вернуть поезд. Тот самый, который потом прозвали «турчаковским». Но с 1 февраля отменили и его.Сельчане уже было приготовились к «экспедиционной» жизни, как вдруг...

— В четверг ездили в Дно, обратно, как всегда, попросились на поезд железнодорожников. И нас пустили, даже слова не сказали. А потом подошел кассир, выдал билет.

Так женщины узнали, что Владимир Владимирович поругал Аркадия Дворковича.

— Знаете, в вагоне только и разговоров было, что об этом его совещании. Я всем говорю: дай Бог ему здоровья. Только вот неужели до этого никто не понимал, что электрички нельзя убирать. Ведь даже в войну они ходили...

«Мы не мамонты, не хотим вымирать...»

Вчера в 8.15 отправился первый после долгого перерыва состав и в деревню Морженга Вологодской области. Если бы этого не произошло, 7 февраля местные жители, всего порядка ста человек, вышли бы на одиночные пикеты.

Морженга — не медвежий угол. Стоит деревушка в семнадцати километрах от трассы. Но автобусы туда ходят всего два раза в неделю. Когда здесь курсировали электропоезда, в автотранспорте особой нужды не было. Даже единственный в населенном пункте магазин находится на вокзале. Продукты в него завозили исключительно на электропоездах.

И таких населенных пунктов в Вологодской области десятки. Не удивительно, что когда пошли первые слухи о полном прекращении движения электропоездов, здесь родилось, наверное, самое массовое в России движение в защиту железнодорожных пригородных пассажирских перевозок «Последняя электричка».

— Взять деревню Волонга — стоит она всего в 17 километрах от крупного населенного пункта Семигородняя. Дорога там лесная, в межсезонье не проехать совсем, только трактором. Раньше через Семигороднюю ходила электричка. А после отмены продукты завозят с трактором раз в неделю, — говорит руководитель проекта «Последняя электричка!» Лариса Трубицина.

— Неудивительно, что люди там, когда узнали об отмене электропоездов, вышли с одиночными пикетами.

«Мы не мамонты, не хотим вымирать. Верните электрички...»; «Мы не просим самолетов. Электрички — самый доступный транспорт!» — маркером было выведено на ватмане.

В Семигородней — ближайшем от бунтующей деревеньки крупном населенном пункте — ситуация не многим лучше. Да, там есть обещанные в качестве замены электричек автобусы. Вот только дорог, какими их привыкли видеть жители Москвы и области, нет.

Электрички на Вологодчине по некоторым направлениям не ходили всего три месяца, а села уже из-за этого начали разваливаться.

— Была вопиющая история в деревне Печаткино, которая находится всего в 30 километрах от Вологды. Ближайший магазин у них — в семи километрах. Раньше это была одна остановка на электричке. Но после того как их отменили, а единственная машина в деревне сломалась, жители разъехались из деревни буквально за месяц. Одна из семей уехала жить в соседний райцентр. Вшестером с детьми и внуками они ютились там в съемной двушке. Главное — чтобы была возможность добираться до работы и в магазин, — рассказывает Лариса.

Уже через сутки после разгона Путина все отмененные в Вологде электрички пустили. Причем, хотя по нормам расписание разрабатывается и согласовывается десять дней, здесь успели за 24 часа.

«Элегантное» решение проблемы: танк и лошадь

Еще один центр сопротивления образовался в Забайкалье. Здесь крепкий сибирский народ из села Харагун сказал как отрезал: отмените электрички — пойдем перекрывать Транссиб.

Уговорить не совершать необдуманных поступков их было направился глава района. «Не дай бог кто-нибудь еще под поезд залезет. Вот будет проблема!» — цитировали чиновника местные СМИ. Но тут вступился Путин — и электрички им спешно начали возвращать.

Хотя до этого жители находящегося неподалеку поселка Ксеньевка не раз писали письма о проблемах с электропоездами и ему, и Дмитрию Медведеву, и Юрию Чайке. «Власти, отменив электрички, сознательно и цинично ведут сельскую часть региона к социальной катастрофе», — негодовали сельчане. И поясняли: после того как правительство региона перестало субсидировать пригородные перевозки, билет на электричку от Ксеньевки до райцентра — города Могоча, расстояние между которыми чуть больше 100 километров, стал стоить 986 рублей. «Большинство жителей наших сел и деревень пенсионеры. Но теперь, чтобы попасть в райцентр, оформить справку в собесе, нужно будет нанимать такси, а значит, отдать половину пенсии за дорогу в одну сторону…»

В Харагуне, том самом селе, где собирались перекрывать Транссиб, ситуация не многим лучше.

— Единственная больница находится в Хилке, это 65 километров от нас, — рассказала «МК» жительница села Татьяна Морозова. — Там же единственный банк, зарплатный банкомат, райсобес. Работы в деревне нет, поэтому все ездили в Хилок на электропоезде — так было дешевле. Проезд на автобусе обходится в месяц в 6300 рублей, и это с зарплатой в 18 тысяч. Да и о наших дорогах стоит рассказать отдельно — их просто нет. Водитель знает, что где-то в той стороне находится Хилок, и едет наобум. Мы не раз писали письма властям. Но наши обращения ни до кого не доходили.

5 февраля в деревне должны были закрыть железнодорожные кассы и отменить два оставшихся электропоезда. Теперь уволенных было кассиров срочно восстанавливают на работе…

В Новгородской области было отменено несколько электропоездов.

Например, в деревню Татино, где проживает с десяток человек, электричка не ходила с 2012 года. Дороги там тоже нет. Поэтому два раза в неделю местной администрации приходилось выводить на маршрут… гражданский танк. Ну, или лесной вездеход.

— Каждая поездка на том вездеходе стоила нам 16 тысяч рублей, — поделились с «МК» в администрации Тесово-Нетыльского поселения. — А что делать? Людей ведь без продуктов не оставишь. И без врача.

С лета электропоезда в поселок вернули. Правда, ходят они всего три раза в неделю.

А вот единственной, правда, многодетной семье из деревни Чадково, отрезанной от внешнего мира (здесь нет не только дорог, но и электричества, а единственную проходящую мимо электричку отменили еще год назад), власти подарили лошадь. «Только ради бога, не пишите, как все остальные, что мы это сделали взамен электрички, — просят меня в местной поселковой администрации. — Мы же понимаем, что кобыла на заменит электропоезд. Но не мы же их отменяли. Выкручиваемся как можем. А лошадь они давно просили…»

Правда, кобыла та через год сдохла, и теперь главе семейства приходится по 7 километров ходить через лес за продуктами.

А сколько еще таких деревень, о которых мы не знаем...

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №26736 от 7 февраля 2015

Заголовок в газете: Опять до меня вернули сбежавшую электричку