На пистолет врукопашную. Чему учат российских полицейских

Против копа нет приема

28.05.2015 в 13:59, просмотров: 9162

Ночная трагедия в Москве, когда молодой сотрудник полиции Андрей Баннов был убит несколькими ударами ножа, заставила задуматься: а готовы ли в принципе нынешние служители закона к встрече с преступным миром? Или бравые полицейские, которые в одиночку обезвреживают банду хулиганов, в совершенстве владеют навыками рукопашного боя, стреляют без промаха и всегда готовы принять бой, существуют только в боевиках?

Корреспондент «МК» посетил созданный чуть менее года назад центр по подготовке инструкторов для полицейских.

На пистолет врукопашную. Чему учат российских полицейских
фото: Наталья Мущинкина

В начале 2000-х в ходе реформ, названных красивым словом «оптимизация», были сокращены должности штатных инструкторов по огневой и физической подготовке в подразделениях столичной полиции. Все эти люди, раньше тренировавшие милиционеров, пополнили ряды сотрудников ППС. Таким образом, предполагалось, что наличие этих мастеров «в поле» повысит безопасность на улицах.

Ожидаемого улучшения не произошло. Напротив, прослеживается снижение уровня профессиональной подготовленности сотрудников.

При задержаниях правонарушителей сотрудники стали чаще получать травмы, применение оружия оказывалось нерезультативным. Пули не всегда летели точно в цель, куда разрешено стрелять, и сотрудники отправлялись на скамью подсудимых.

фото: Наталья Мущинкина

Прошло более десяти лет, чтобы пришло понимание необходимости штатных должностей инструкторов в каждый территориальный отдел районного уровня.

Чтобы каждый инструктор мог одинаково строить и проводить учебный процесс, как этого требует нормативная база МВД России, все должны проходить обучение централизованно. Поэтому, используя зарубежный опыт, решено было создать центр профессиональной подготовки инструкторских кадров.

...На татами в большом зале, обливаясь седьмым потом, сражаются крепкие парни в полицейской форме. Это инструкторы, которым предстоит передать навыки боевой подготовки своим коллегам. Они не играют в задержания, а по-настоящему бьются. Они отрабатывают самые разные ситуации, которые могут произойти во время несения службы.

Один из полицейских отражает нападение сразу троих своих коллег, которые изображают агрессивных правонарушителей. Одному он заламывает руку, на второго наводит пистолет, одним движением запуская патрон в патронник, третьего укладывает лицом в землю. По лицам его коллег видно — им очень больно!

фото: Наталья Мущинкина

— А для чего так жестко работают? — интересуюсь я у одного из будущих инструкторов.

— Любой прием — это оружие, и сотрудник должен знать, какие ощущения у противника это оружие вызывает. Это позволит правильно и пропорционально применить силу. Задача полицейского не искалечить задерживаемого, а ликвидировать угрозу, исходящую от него, с минимальным ущербом.

— Я, может, чего-то не понял, но почему они у вас в форме-то? Жарко, да и не так удобно, как в спортивном костюме. Как можно тренироваться в такой одежде? — спрашиваю у руководителя центра подготовки инструкторов Евгения Тупичкина.

— Свое боевое дежурство эти парни несут в форменном обмундировании. Если завтра им придется отражать групповое нападение, то преступники не будут ждать, пока наш боец переоденется в спортивный костюм. Мы учим полицейского не столько побеждать врага, сколько защищаться. Ведь мертвый полицейский никому уже не может помочь. Вот и пусть учится защищаться и пресекать правонарушения в повседневной форме одежды. Если раньше полицейских учили приемам, которые они должны были применять по ситуации, то теперь они учатся работать «от ситуации». Кажется, что это игра слов, но на деле колоссальная разница. Сотрудник не просто реализует прием по инструкции, где четко прописано, что ему делать в том или ином случае. А действует в зависимости от того, что происходит в данную конкретную секунду. Таким образом, мы получаем думающего полицейского, способного за мгновение найти правильное решение.

Звучит здорово. Но я все еще не понимаю, в чем принципиальная разница между тем, что умел полицейский раньше, и тем, что умеет сейчас.

Объяснять на словах долго, и Тупичкин решает показать. Он дает мне учебный пистолет Макарова и приказывает, направив на него оружие, нажать спусковой крючок. Просьба шокирует. Впрочем, судя по его уверенному и чуть насмешливому взгляду, он знает, о чем просит. «Что ж, если он сказал, не подумав, и решил взять меня на испуг, то не на того напал», — пронеслось у меня в голове. Я поднял руку и нажал на курок.

фото: Наталья Мущинкина

Но выстрел случился лишь в моем воображении. Я это понял, лишь когда обнаружил, что лежу на земле, а пистолет в разобранном виде валяется рядом. Мастер успел преодолеть расстояние в полтора метра, сдернуть затвор и уложить меня быстрее, чем я моргнул. Такое я видел лишь однажды в голливудском боевике, да и то это было сделано с помощью компьютерной графики. Подняв голову, я задал лишь один вопрос: «А меня можно этому научить»? В эту секунду я был готов отказаться от всех своих планов на жизнь, лишь бы уметь такое. Но Тупичкин только усмехнулся: «Этому мы будем учить лишь тех, кто достоин стать полицейским!»

Крик — залог успеха

Полный впечатлений и все еще не веря в то, что я видел, отправляюсь в стрелковую галерею на огневую подготовку. Честно говоря, от этого я многого не ожидал: в тирах бывал и раньше. Везде стояли люди в наушниках, чтобы не оглохнуть, и не спеша, с вытянутой руки, стреляли по мишени.

В тире Центра все оказалось по-другому. Полицейские не используют никакой защиты, кроме той, что есть во время обычного несения службы у сотрудника. Здесь нет никакой стендовой стрельбы. Все на бегу, в движении. Сотрудник поражает цели по команде инструктора, который может заставить сначала бежать, потом отжаться раз 40, а потом поразить огонь. К тому же в момент, когда сотрудник хочет стрелять, он может обнаружить, что мишень переместили или загородили чем-нибудь.

— Вы заметили, я не только создаю неразбериху для них, но и кричу на них постоянно. Это необходимо, чтобы научить полицейского сохранять трезвый и холодный ум в любой самой стрессовой ситуации. Мозг должен быть четко нацелен на выполнение поставленной задачи, — пояснил происходящее преподаватель.

В программе огневой подготовки предусмотрено обучение стрельбе по колесам во время автомобильного преследования. Для этого существует специальный тренажер — полицейская машина, которая крутится, вертится, поднимается, опускается, имитируя неровности дороги.

Смотреть, как полицейский стреляет из окна этого вертящегося монстра, одно удовольствие, особенно для коллег, которые управляют машиной с помощью пульта. Напоминает родео, которое устраивают американские ковбои. Только в отличие от них наши полицейские с этого «быка» еще и по мишеням умудряются стрелять.

— Подготовка в центре — это хорошо, но ведь сотрудники не могут каждый день проводить таким образом, им еще и работать надо. Одного месяца достаточно, чтобы стрелять на отлично?

— Мы намерены внедрить такую вещь, как «Лазерный тренажер». Глядите, привез эту игрушку из Израиля, — Тупичкин показывает мне пулю, из которой ярко светит лазерный луч. Он заряжает пулю в свой «Макар» и вешает на стену небольшую электронную мишень. — Держи, корреспондент, посмотрим, как ты стреляешь!

Как только я нажимаю на курок, луч попадает на мишень, и она издает характерный звук, давая понять, что попадание состоялось.

— Любой участковый или оперативник может использовать такую штуку для тренировки своих навыков с использованием собственного табельного оружия, не тратя боеприпасов. Стоимость такого изделия невысока. Но эффективность обучения и уровень огневой подготовки многократно возрастет.

Кандидаты в инструкторы для полицейских будущего проходят строгий отбор. Выбирали в основном добившихся высоких результатов в спорте. Причем не просто в спорте, а преимущественно в контактных единоборствах.

Среди тех, кто будет готовить инструкторские кадры нового поколения, есть и абсолютная чемпионка России и мира по джиу-джитсу Елена Зенкевич. Учитывая, что эта девушка выиграла за свою спортивную карьеру все, что можно, удивляешься, чему еще она может научиться?

— На татами все по-другому. Там вы соревнуетесь. Эта система учит выживать. Противники полицейских в реальных ситуациях не играют по правилам. Они могут выхватить во время боя любой предмет: нож, бутылку, пистолет. Нет ни одного вида спорта, который учил бы, что делать в этой ситуации.

— Почему вы, титулованная спортсменка, решили стать инструктором?

— Во-первых, я изучила уникальную систему боя, в чем вы могли убедиться, владеть ей бесценно. Во-вторых, я верю, что не зря отдала полжизни изучению боевых искусств, и меня греет мысль, что, когда я буду учить полицейских, мои уроки помогут спасти чью-то жизнь.