Зачем сотруднику ФСО доверенность на квартиру 87-летней москвички

Вы еще живы? Тогда мы идем к вам!

08.06.2017 в 16:44, просмотров: 11636

12 января 2017 года в «МК» был опубликован мой очерк «В бой идут одни старики». Это была история 87-летней москвички Инны Николаевны Машкуновой, которая живет в старом центре Москвы. Женщина состоит на учете в ПНД, родственников у нее нет, а двухкомнатная квартира есть.

Зачем сотруднику ФСО доверенность на квартиру 87-летней москвички

Осенью прошлого года соседи Машкуновой обнаружили, что она спит на полу на куче старого тряпья, ест консервы, которые разогревает на приспособлении вроде керосинки, а в квартире чудовищная разруха и грязь.

Совет ветеранов первичной ветеранской организации №6 Басманного района Москвы выбрал волонтера для дежурства у Машкуновой, люди получили для Инны Николаевны одежду, выбросили мусор, отмыли полы, туалет и кухню, уложили Машкунову на чистую постель. Дежурство продлилось недолго. В один прекрасный день путь в квартиру Машкуновой преградил ее сосед Андрей Фролов. Велел отдать ему ключи от холла, пенсионное удостоверение Инны Николаевны, полученную накануне пенсию и запретил приближаться к ее квартире. При этом, по словам жителей подъезда, он размахивал какой-то бумагой — как они поняли, это была доверенность на имя Фролова.

Вскоре Фролов начал делать в квартире Машкуновой ремонт.

Общение с Инной Николаевной было полностью прервано.

Тогда члены ветеранской организации написали письма в районное отделение полиции, в Генеральную прокуратуру и в Следственный комитет. Они сообщали, что Андрей Фролов никого не пускает к беспомощной женщине и, судя по всему, хочет завладеть квартирой Машкуновой, в чем его активно поддерживают председатель совета дома Анна Васильевна Зубкова и участковый Андрей Аксенов.

Старикам ответили, что проведены проверки, информация не подтвердилась и все в порядке.

* * *

Изложив эту нехорошую историю, я тоже обратилась к генеральному прокурору, в МВД и СК, а также к руководителю Департамента труда и соцзащиты Москвы В.Петросяну с просьбой выяснить, что происходит с Машкуновой.

Откликнулся только В.А.Петросян. В день публикации он направил в Гороховский переулок проверку. Выяснилось, что сосед Машкуновой действительно проводит в ее квартире ремонт и у него есть доверенность от Инны Николаевны.

Оказалось, что 15 ноября 2016 года Инна Николаевна Машкунова выдала Андрею Фролову доверенность №77 А В 1561254 на представление ее интересов во всех государственных учреждениях, в организациях любой правовой формы РФ, в том числе в налоговых, правоохранительных органах, МВД и ФНС, БТИ, ЕИРЦ, РЭУ, ЖЭК, МСЭ, МФЦ, Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии, органах ЗАГС, управлениях «Роснедвижимости», управлениях федерального кадастра объектов недвижимости, администрациях, нотариальных конторах, архивах, Пенсионном фонде и т.д. и т.п. Список полномочий получателя доверенности занимает целую страницу.

Выдана она сроком на десять лет и удостоверена нотариусом Москвы Ольгой Михайловной Вокиной.

Поскольку Инна Николаевна не в состоянии внятно отвечать на вопросы и находится в самом плачевном состоянии, управление социальной защиты населения Басманного района обратилось в Басманный суд с иском и суд вынес определение о проведении психиатрической экспертизы Машкуновой: отдает она отчет своим действиям или нет и понимала ли, какую доверенность подписала на имя соседа.

После выхода статьи в «МК» ветераны написали письмо директору Федеральной службы охраны России генерал-майору Д.В.Кочневу. Сделали они это потому, что во время разговоров и выяснения отношений с соседями, пытавшимися попасть в квартиру Машкуновой, Андрей Фролов постоянно размахивал удостоверением сотрудника ФСО.

«В нашем районе проживает психически больная одинокая пенсионерка Инна Николаевна Машкунова 1930 года рождения, а в соседней квартире проживает сотрудник вашей службы Андрей Фролов. Объединившись с проживающей рядом председателем совета дома Зубковой А.В. и заручившись поддержкой местного участкового Аксенова А.Ю., Андрей Фролов решил приватизировать квартиру своей соседки…

Фролов А. отбирает у Машкуновой пенсию в размере 19 011 рублей, кормит ее впроголодь, запугивает… Также он выбросил из квартиры все ее вещи и документы.

И.Н.Машкунова всю жизнь честно проработала …и не заслуживает в конце жизни такого к себе отношения».

15 февраля 2017 года из ФСО пришел ответ: обращение ветеранов рассмотрено, факты не подтвердились.

Но это не все. Вскоре после выхода статьи членов совета ветеранов Леонтьева, Шерстневу, Полянскую, а также бывшего председателя этой ветеранской организации Салиховскую пригласили в ФСО.

В назначенное время пенсионеры приехали, прождали полчаса и уехали ни с чем.

Вскоре домой к Николаю Петровичу Леонтьеву, нынешнему председателю ветеранской организации, приехали сотрудники УСБ ФСО Василий Борисович Зудин и Олег Иванович Шульгин в сопровождении нескольких сотрудников полиции.

Леонтьев сказал мне, что ему не задали ни одного вопроса о Машкуновой. Гостей интересовало другое: какова площадь его квартиры, кто в ней прописан, в какой партии он состоит, откуда узнал, что Андрей Фролов служит в ФСО, и т.п. Как выразился Николай Петрович, «разговор шел в нехорошем тоне».

Надо сказать, что Василий Борисович Зудин звонил и в «МК».

Он оставил для меня номер своего телефона. Когда я ему позвонила, Василий Борисович спросил, откуда я узнала про Машкунову и Андрея Фролова и как я получила информацию, опубликованную в газете. Я думала, он спросит про бедственное положение психически больной Машкуновой. Не спросил.

Позже сотрудники ФСО снова позвонили Леонтьеву, приехали в офис ветеранской организации и дали всем список вопросов, среди которых были, например, такие: как узнали, что Фролов является сотрудником ФСО, откуда известно, что он решил приватизировать квартиру Машкуновой, откуда известно, что Фролов отбирает у Машкуновой пенсию и откуда известен точный размер ее пенсии?..

Посетители так нажимали на члена совета ветеранов Полянскую, что в конце концов она отказалась с ними разговаривать.

* * *

Вскоре в совет ветеранов поступило заявление от почтальона Н.Л.Александровой. Вот оно:

«Я работаю почтальоном в ОПС-105064. На моем участке проживает сотрудник ФСО А.Н.Фролов.

Фролов А.Н. имеет доверенность сроком на 10 лет ...выданную Машкуновой И.Н. Удивительно, как он ее получил: сразу видно, что бабушка неадекватна… Он держит ее взаперти, никуда не выпускает и никого не впускает к ней, даже меня. Фролов хвастается, что служит в ФСО и никого не боится, постоянно размахивает своим удостоверением, устанавливает свои законы и порядки даже во дворе дома, в котором проживает.

Он неоднократно приходил ко мне на работу и при сотрудниках и начальнике запугивал и унижал меня, угрожал, что обязательно добьется моего увольнения, говоря, что у него все схвачено и ФСО его в обиду не даст.

Я вдова, у меня недавно умер муж, и эта работа для меня единственный источник дохода. Я мать-одиночка и на свою зарплату одна воспитываю малолетнего сына.

Я очень боюсь этого страшного человека и прошу оградить меня от его угроз и унижений».

Получив это письмо, ветераны на другой день снова обратились к директору ФСО России Д.В.Кочневу:

«№23 от 23 мая 2017 года

Уважаемый Дмитрий Викторович!

Мы уже обращались к вам по поводу противоправных действий вашего сотрудника Фролова А.Н., однако к нам были присланы назвавшиеся оперуполномоченными УСБ ФСО капитан Зудин В.Б. и подполковник Шульгин О.И. (документы не предъявляли), которые вместо того, чтобы разобраться в ситуации, начали запугивать членов нашего совета и задавать вопросы, далекие от темы, старясь любым путем «отмазать» Фролова А.Н.

Но речь сейчас не о нас. Мы старые люди, мы прожили жизнь, и запугать нас трудно. Речь вновь идет о Фролове А.Н.

К нам обратилась работница почты, обслуживающая Машкунову И.Н. Она просит у нас защиты от Фролова…

Просим вас остановить этого человека (в письме использовано более энергичное выражение. — О.Б.). Нам остается только удивляться, как такие люди служат в вашей уважаемой организации?

Завтра любой из нас — стариков — может оказаться на месте И.Н.Машкуновой, а поэтому мы и дальше будем сражаться…»

Под письмом девять подписей.

* * *

И напоследок еще одно письмо — председателю совета ветеранов Басманного района Москвы Тарасовой Р.А. от Полянской Г.П. (соседки Машкуновой. — О.Б.)

«Обращаюсь к вам по вопросу, который беспокоит меня уже много лет. В нашем районе орудуют люди, которые, пользуясь своим служебным положением, отнимают у старых, беспомощных и незащищенных, одиноко проживающих пенсионеров квартиры.

Многие годы первичную ветеранскую организацию №7 возглавляет некая Маркова В.Г… Она занимается незаконной торговлей, используя служебные помещения, заселяет в них посторонних людей… Пользуясь тем, что она обладает информацией об одиноких больных людях, проживающих в нашем районе, она использует эти сведения в корыстных целях.

Я была поражена сообщением своей знакомой пенсионерки, проживающей на Старой Басманной улице, которая сообщила, что Маркова настоятельно уговаривала ее обменять ее двухкомнатную квартиру на старую грязную «однушку» на первом этаже, где проживал хозяин-пьяница. Когда она отказалась, Маркова начала ее запугивать…

Просим создать комиссию по рассмотрению данного заявления…»

Я понимаю, что стариковские письма читать неинтересно, и даже очень неинтересно.

Я вам больше скажу: и писать о них не так чтоб очень увлекательно.

Но дело в том, что эти пожилые чудаки — в отличие от молодых чудаков — не боятся вмешиваться в происходящее беззаконие. И, как ни странно, иногда именно их старомодные послания помогают вызволить человека из беды.

Центр Москвы — это поле боя. Жирные коршуны охотятся на одиноких стариков и инвалидов и метр за метром занимают город. Охота у них прибыльная, есть на что купить нужных людей. Вот и получается: каждый день по ТВ показывают передачи о черных риелторах, в газетах выходят страшные статьи — и ничего не меняется. И лишь изредка случается чудо. Как на Большой Дорогомиловской улице («МК» от 21 апреля, статья «Женщину украли среди бела дня»), где после вмешательства соседей-пенсионеров неизвестные вернули домой 83-летнюю Зинаиду Клименко, которую за три дня до того на глазах у всех вывезли в какую-то подмосковную богадельню. Уже и вещи из квартиры собирались выбросить, но не успели — соседи спугнули.

Клименко вернули. И больше того: пользуясь тем, что она открывала дверь, не спрашивая, кто звонит, ей в холодильник подбросили украденные у нее документы. Сейчас она находится у родственницы. Беды удалось избежать только благодаря тому, что соседи-пенсионеры не поленились позвонить и написать во все возможные инстанции.

Уважаю.

А вот судьба Инны Николаевны Машкуновой по-прежнему внушает самые серьезные опасения. И происходит это, судя по всему, из-за того что сотрудника ФСО А.Фролова не дает в обиду могущественное ведомство.

Смотрите, как интересно: Басманный суд вынес определение о проведении амбулаторной психиатрической экспертизы с целью выяснить, отдавала ли Машкунова отчет своим действиям, подписывая доверенность на имя совершенно постороннего ей человека Андрея Фролова. А доставить ее в больницу как раз и должен был Фролов, поскольку у него одного есть доверенность.

Ну что ж он, романтик, что ли, везти старушку на такую опасную для него экспертизу? Он и не повез. Более того: он обжаловал определение районного суда — и вышестоящий суд отменил его. То есть у Фролова есть защита, а у Машкуновой есть квартира.

Как думаете, кто победит?

И что будет с почтальоном Александровой, которую Фролов преследует за то, что она посмела открыть рот в защиту Машкуновой?

И спросит ли президент Московской городской нотариальной палаты К.А.Корсик, как нотариус О.М.Вокина удостоверила генеральную доверенность сроком на 10 лет от имени И.Н.Машкуновой, которая состоит на учете в ПНД? Старики и ему написали письмо, да вот ответа пока нет.

И намерен ли кто-нибудь проверять деятельность В.Г.Марковой, имеющей возможность «подбирать варианты» для тех, кто в Басманном районе охотится за чужими метрами?

На самом деле давно пора проверить каждый квадратный метр в этом старинном московском районе. Взять и провести войсковую операцию под кодовым названием «Дорогие старики». А Машкунову, конечно, никто не брал в заложники — кому она нужна? Ухаживают за квартирой, а что в этом плохого?