Суд отказался вернуть детей уменьшившей грудь Юлии Савиновских

"Мне заявили, что я веду себя, как парень"

15.05.2018 в 20:00, просмотров: 5588

Так сложилось, что именно в Международный день семьи Свердловский областной суд рассматривал апелляцию по делу Юлии Савиновских, у которой отобрали двух приемных детей за то, что женщина уменьшила себе грудь. «МК» уже не раз рассказывал об этой истории. По словам Юлии, каждый раз на суд она идет с полной уверенностью в том, что в этот раз решение будет принято в ее пользу. Но каждый раз органы опеки выдвигают все новые аргументы, пытаясь скомпрометировать женщину.

Суд отказался вернуть детей уменьшившей грудь Юлии Савиновских
Фото: facebook@julia.savinovskih

— Действия опеки изначально были незаконными, и решений не в нашу пользу в принципе быть не должно, — поясняет Юлия «МК». — Органы опеки делают что хотят. Даже признали меня мужчиной. Они спросили, как я себя позиционирую. Я сказала, что если им нужны игры с навешиванием ярлыков, то для своих детей я мать, для мужа — жена. А мне ответили, что веду я себя как парень. Как парень одеваюсь, стригусь. А значит, и позиционирую себя как мужчина. Значит, наш с мужем брак — однополый.

Теперь на очередное судебное заседание Юлия и ее адвокат Алексей Бушмаков идут с новой психолого-психиатрической экспертизой, проведение которой инициировал СК. Результат экспертизы вполне предсказуемый: Юлия нормальная, адекватная женщина, без каких либо психологических отклонений, способная быть хорошей и заботливой матерью. Но даже несмотря на экспертное заключение, никаких прогнозов ни Юля, ни ее адвокат стараются не давать. И заранее думают, что отвечать на очередные придирки органов опеки.

— Например, они могут сказать, что я сейчас не прихожу к детям, не вижусь с ними, несмотря на то что знаю, где они находятся. А я хочу видеться. Но Министерством социальной политики вынесен запрет на посещение мною детей. Встречалась я с ними всего два раза, еще до первого суда. После — запретили. Сейчас они находятся в том же детском доме, что и раньше.

Напомним, двух приемных мальчиков, Колю и Даниила (имена детей изменены), у Юли и ее мужа Евгения отняли почти год назад, в августе 2017 года. Просто однажды утром пришли люди из опеки, начали осматривать комнаты, потом забрали детей. Причину изъятия детей из семьи не объяснили: «Придешь в понедельник — все узнаешь», — так, по словам Юлии, было ей сказано. Потом причины назывались самые разные: то пол грязный, то обои оторваны, то дети недоразвиты. Именно последний аргумент — недостаточное развитие детей — Юлию возмущает больше всего. Дело в том, что у маленького Коли ДЦП. Когда новые родители забрали мальчика в семью, ему было 3,5 года, он не умел ни ходить, ни говорить.

— Полтора года он у нас прожил — заговорил, пошел. Причем как следует пошел, полной ножкой. Другие мамы детей с аналогичными диагнозами говорят, что это настоящее чудо, спрашивают, как мы с ним занимались.

По словам сотрудников органов опеки, у мальчиков «педагогическая запущенность», виной чему стала именно недобросовестность родителей.

Еще одним любопытным моментом этой истории стало то, что, оказывается, мальчиков, если верить скринам из соцсетей, пытались передать в другую семью. И к этому имеет отношение Колясникова Елена Геннадьевна, юрист дома малютки, имя которой, к слову, не так давно прозвучало в ходе обвинений персонала в так называемой торговле детьми. Была зафиксирована жалоба приемных родителей на якобы в шутку озвученное предложение подобрать «ребенка-славянина без капли черной крови» за 80 тысяч. Месяц назад Следственный комитет по Свердловской области после публикации информации в СМИ возбудил уголовное дело в отношении работников органов опеки и попечительства Орджоникидзевского района.

Так вот, из предоставленных Юлией скринов переписки следует, что юрист обращалась в различные группы в соцсетях, предлагая усыновить Колю и Даниила. При этом было отмечено, что органы опеки буквально спасли мальчишек от чудовищной семьи, где мать — трансгендер со справкой, а отец — гей и педофил.

Результатом судебного заседания, задержавшегося на два часа, стало отклонение апелляции.

— Совещание длилось всего минуты две. Особо никого не опрашивали. Обжаловать, конечно, будем. Сначала в областном суде, потом в Верховном, потом в СПЧ, — поделилась с «МК» Юля.

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» - подпишитесь на наш Telegram.