Неуправляемые тюбинги, опасные "ватрушки": эксперты объяснили риск

Старые добрые ледянки гораздо недежнее

22.01.2019 в 19:00, просмотров: 3479

Лыжи, коньки, санки — без них московская зима не зима. Но если с лыжными трассами в городе все в порядке, а оборудованные по всем правилам катки с недавнего времени стали атрибутом каждого двора (площадки заливает управа), то до снежных и ледяных горок дело еще не дошло. Между тем в каждом столичном районе таких народных мест для покатушек более чем достаточно. А вот насколько они безопасны — особенно в сочетании с надувными тюбингами, они же «ватрушки», — большой вопрос. Травматологи свидетельствуют: это по-настоящему экстремальное развлечение.

Неуправляемые тюбинги, опасные

Например, в Зюзине одна из «народных горок» есть прямо у метро. Дом 24, корпус 2, по Азовской улице находится на некотором возвышении, чем и пользуется местная ребятня. Идешь себе по тротуару — и вот тебе дорогу пересекает ребенок на неуправляемой «ватрушке». И хорошо, если он врежется в прохожего или кусты, а не выскочит на трассу…

Еще одна точка — тоже «народная» — на пустыре рядом с Керченской улицей. Там сразу несколько горок. Есть для любителей относительно спокойной езды — прямые, без трамплинов. Есть для экстремалов: посреди горки небольшой подъем, на котором «ватрушка» подпрыгивает. Все горки, по закону жанра, пересекаются с тротуаром.

Можно ли по-другому? Вполне: вот, скажем, деревянная горка в парке «Березовая роща». Большой, метра четыре в ширину, желоб с высокими бортиками — оптимальный вариант «трассы» для тюбингов. Но это не бесплатно: за каждый спуск берут 50 рублей. Горка — не городская, а коммерческая, на лето разбирается. Подобные горки есть уже в десятках парков столицы — но не везде. А во дворах ставить горки для тюбингов нерентабельно, да и слишком громоздко, поэтому таких конструкций — надежных, с бортиками, — повсеместно и бесплатно нет.

Так что чаще всего выходит примерно так, как в Зюзине — ну, или в новеньком парке на Ходынском поле. От торгового центра вниз спускается отличный склон, покрытый укатанным снегом. Ровный, никаких препятствий. В будний день и довольно сильный мороз на нем все-таки есть три-четыре «клиента».

— Может, все?.. — с надеждой спрашивает мама у дочки лет пяти.

— Неть!!! — раздается возмущенный крик. Видно: девочка готова, как трехлетка, плюхнуться на снег и начать скандал. Мама вздыхает, запрягает себя в большую «ватрушку» и идет вверх по склону.

— Эти «ватрушки» впервые увидел где-то мой муж и купил, — рассказывает Наталья Белова, мама троих детей. — Дети были от них просто без ума. Но в этом году я им запретила: слишком опасно. В родительских чатах уже полно историй про то, как дети ломают руки и даже шеи. Так что они у нас теперь лежат на даче без дела…

Родительские чаты в данном случае не врут: «ватрушки» — дело травмоопасное. Так, 16 января этого года москвич Сухроб Мусоев скатился со 150-метровой необорудованной горки прямиком в дерево — отец двоих детей разбился насмерть. Спуск, естественно, был стихийным, «народным», ничем не огражденным. 8 января в Перми разбилась женщина, съехав с горки прямо в дерево; на этом же спуске пострадали дети. В 2017 году в Ногинске, катаясь на «ватрушке», разбился семилетний мальчик. Тюбинг подбросило на пригорке, ребенок вылетел и врезался в дерево.

— В этом году к нам уже поступили два ребенка с компрессионным переломом позвоночника, — рассказывает врач одного из столичных травмпунктов Максим. — Именно после катания на «ватрушке». Оба катались на тюбинге, но вылетели из него, когда он подпрыгнул на пригорке. При этом не надо даже врезаться во что-то — достаточно просто резко согнуться вперед. Травмируются и взрослые, однако у них процесс заживления идет медленнее, после такой травмы можно остаться инвалидом. Не все вообще понимают серьезность травм. Если после катания чувствуете боль в груди или позвоночнике — надо срочно идти в травмпункт. Даже если травма заживет сама, в будущем она может аукнуться остеохондрозом, сколиозом и другими проблемами.

фото: АГН «Москва»

«Но ведь в детстве мы все катались с горок!» — скажут многие и будут правы. Однако мы пользовались отнюдь не модным тюбингом, а обычными ледянками или картонкой. Прелесть этого инвентаря — в простоте: ноги касаются земли, в руках нечто вроде руля, а значит, можно увернуться или откатиться вбок. В конце концов, ногами можно затормозить. Плюс 100 км/ч на ледянке не разовьешь при всем умении. А вот на «ватрушке» — можно.

— Вообще-то при падении или столкновении воздушная камера «ватрушки» должна смягчать удар, — разъясняет инструктор одного из горнолыжных центров. — Но так будет, если пользоваться тюбингом только на специальной трассе и соблюдая все правила. Иначе он становится снарядом без тормозов. «Ватрушки» развивают большую скорость и становятся совершенно неуправляемыми, к тому же человека часто закручивает вокруг своей оси. У ватрушек нет тормозов, поэтому так просто врезаться в дерево или перевернуться.

Собеседник «МК» рассказал о некоторых правилах, которые должны соблюдать владельцы тюбинга:

— На каждом тюбинге написана масса, которую он может выдержать. Превышать ее нельзя.

— Кататься вместе с маленьким ребенком — плохая идея. Удержать его будет сложно. Кроме того, ребенка можно придавить своим весом, если тюбинг перевернется. В идеале на ребенке должны быть шлем и защитные элементы на локтях и коленях.

— Нельзя кататься лежа на животе и стоя на коленях: вероятность вылететь из тюбинга становится выше.

Но главное, что может обезопасить владельца тюбинга, — собственный рассудок.

Стоит зайти в спортивный магазин — и становится понятно, кто и зачем внедрил в практику «ватрушки». На распродажном стенде лежат стопкой ледянки разного калибра и стоят от 99 до 499 рублей. И тут же две «ватрушки» — единственные, оставшиеся в магазине после новогодних праздников. Та, что поменьше — явно детская, — стоит 2000 рублей, а та, что побольше — с лимитом до 120 кг, — вдвое дороже.

— Тюбинги раскупают прекрасно! — радуется консультант. — В этом году взяли, наверное, несколько тысяч только в нашем магазине…

Ярко-красную «ватрушку» покупает мужчина. За руку он держит дочку-дошкольницу. Через 15 минут, выбравшись из торгового центра, они уже на склоне. Папа усаживает дочку в тюбинг и просто отпускает вниз.

— Ну а что такого? — отвечает на красноречивые взгляды. — Я своего старшего как-то раз чуть в Москву-реку не спустил на санках. Он поехал, а я вижу — колея прямо на лед уходит. Но ничего, не провалился. А тут-то!..

Склон действительно ровный и гладкий, так что все заканчивается без приключений. На этот раз.