Вокруг русской фотомодели в Таиланде разгорелся международный скандал

Любовь, похожая на смерть

21.03.2019 в 19:35, просмотров: 33182

В марте председатель Национального родительского комитета Ирина Волонец предложила внести поправки в УК, которые предусматривают введение уголовной ответственности за похищение ребенка одним из родителей. Речь идет о десятках громких скандалов, когда экс-супруги не могут «поделить» между собой малыша. История с избиением Екатерины Авиновой и похищением ее ребенка в Таиланде — яркое тому подтверждение.

Предлагается установить штраф в пять тысяч для того из родителей, кто просто препятствует бывшему общаться с общим ребенком. В случае же когда малыш был украден у второй половины, эта цифра увеличивается до 50 тысяч. При рецидиве наступает уголовная ответственность. Эксперты уже сейчас называют эти новшества, если они будут приняты, настоящим прорывом в семейном праве.

Вокруг русской фотомодели в Таиланде разгорелся международный скандал
Фотомодель Екатерина Авинова, до...

...Им бы армиями командовать, бывшим любящим людям, — с такой силой и страстью они нередко ломают жизни друг другу и любимому ребенку.

В ход идет все: подкуп, шантаж, ложь...

Эти истории стерты до дыр. Их десятки, сотни... Самые первые воспринимались как скандалы и сенсации, но чем больше становилось подобных сюжетов, тем меньше они могли заставить сопереживать.

Но для самих участников они не становятся от этого менее драматичными. Разнятся только декорации. Последняя разворачивалась на протяжении года под жарким солнцем на курорте Пхукет.

Все красное. Молодой мужчина шлепает босиком по окровавленному полу, его лица не видно, он снимает происходящее на телефон и сам совершенно спокоен: «Снимаю побои. Вот у Екатерины из головы вытекло... Е... Я сам в шоке, б..., просто жесть», — говорит он на камеру и отсылает в прямом эфире жуткое видеосообщение знакомым, выкладывает его в Сеть.

По словам потерпевшей — 28-летней Екатерины Авиновой, это видео снял ее муж Глеб Евтеев 8 марта этого года.

«Я Катю убил, брат», — это уже аудиозвонок, в нем тот же мужской голос, что и на видео, говорящий прощается с другом и просит не поминать лихом, а заодно простить ему долг, так как увидятся нескоро. Вероятно, он считает, что девушку не удастся спасти.

Но Катя выжила...

«Связал скотчем, проснулась в луже крови на диване, ничего не помню», — 28-летняя россиянка Екатерина Авинова произносит эти слова за несколько часов до операции. Ее тело теперь нужно собирать буквально по крупицам, перелом лицевой кости, сломаны шесть ребер, огромные кровоподтеки, задет лицевой нерв, повреждено зрение.

Екатерина и Глеб были очень красивой парой.

Одна, в чужой стране, на больничной койке, с изуродованным лицом, но главное — сын Матвей (имя изменено. — Авт.), Екатерина не знает, где он, уже после ее избиения мальчик, которому нет еще и двух лет, был тайно вывезен из Таиланда.

Человек, который скрылся с Матвеем, это его родной отец Глеб Евтеев, рассказывает Катя.

Полиция Таиланда приняла заявление по факту избиения молодой россиянки и ведет расследование. Российское представительство тоже в курсе происходящего. История Кати разлетелась по всему Интернету, собирая тысячи лайков...

Вот только удастся ли ей найти и вернуть маленького сына?

...и после.

Все красное

Долго беседовать с Катей по телефону нельзя — у нее сильные повреждения, ей очень больно. Тогда я прошу ее друзей записать видео для «МК». «Больно даже лежать», — признается девушка. Она боится предстоящей операции. Ей трудно принимать решения сейчас. И еще она по-прежнему не знает, что с маленьким Матвейкой.

Катя Авинова — уроженка Тольятти, фотомодель. На недавних фотках она действительно очень красива. В стиле Ирины Шейк, только блондинка.

Ее избранник, 27-летний москвич Глеб Евтеев, тоже хорош собой и, как хвастался сам, из влиятельной семьи. Но сказать, что Катя оставалась с ним ради денег, нельзя. Конечно, это была сказочная любовь!

Они официально поженились и родили в России Матвея. Затем переехали жить в Таиланд. Вечный рай, где не нужно думать о завтрашнем дне и поэтому остается много времени для выяснения отношений.

Совместная жизнь, как оказалось, не заладилась с самого начала. Ссорились, мирились, разъезжались, съезжались... Были проблемы с финансами и с работой. Как утверждают многие, Глеб ревновал. Его родители невестку тоже не очень приняли. Иногда внешность женщины — это и есть ее главный недостаток. Мужчины часто хотят невозможного: ловят в Сети прекрасную Жар-птицу, надеясь, что отныне, одомашненная, она станет вести себя как курица.

«В прошлом году Глеб уже выгонял Катю из дома, уговорил ее вернуться одной в Россию и сам обещал приехать туда с сынишкой. Но обманул», — возмущаются друзья Екатерины.

На родине Катя несколько месяцев копила деньги на билет, чтобы вернуться на Пхукет к сыну.

«Вас, женщин, не понять. Откуда этот экстремизм в отношениях?» — недоумевает один из друзей Екатерины в Таиланде, который сейчас помогает ей.

Даже те, кто безусловно поддерживает Екатерину, поражаются, зачем она так долго пыталась склеить разбитую чашку. Впрочем, в конце декабря прошлого года пару все-таки развели. Но фактические отношения между ними не прервались.

«3 марта этого года Глеб опять выгнал меня из дома без вещей, денег и сына. Я позвонила своему знакомому, Андрею, и арендовала квартиру в соседнем доме», — вспоминает Катя. Два следующих дня она тщетно пыталась достучаться до мужа, чтобы увидеть мальчика. Но Глеб был категорически против — он считал, что Катя изменяет ему, требовал, чтобы она показала ему свою новую квартиру и доказала, что Андрей — просто друг. «Мы попытались тогда же подать заявление в полицию Пхукета об угрозах расправы, но в участке нам отказали, — рассказывает дальше Андрей. — Заявление приняла только туристическая полиция, которая занимается здесь всеми делами, связанными с иностранцами, обычные же полицейские развели руками: «мы не ввязываемся в семейные конфликты».

Катя перенесла серьезное хирургическое вмешательство.

Схватил скотч и связал

8 марта, в Международный женский день, Катя приехала навестить Матвея и уложить его спать; между ней и мужем произошла решающая ссора. «Он сказал, что отдаст мне сына, но не сегодня. Затем неожиданно схватил скотч и начал меня им связывать. Я закричала. Потом он ударил меня по голове и я потеряла сознание», — продолжает Катя.

Она не знает, кто в итоге отвез ее в больницу. Местные врачи сразу предупредили, что положение серьезное — может потребоваться операция, кости раздроблены, ребра сломаны, не исключено, что затронут мозг.

Но у Кати... не оказалось медицинской страховки. Да, она жила в Таиланде постоянно, но не подумала обезопасить себя.

Молодая, красивая, здоровая — что может случиться плохого?

Деньги на первоначальное хирургическое вмешательство, как обычно, собирали по знакомым и всем Интернетом.

Нужно было спешить — самочувствие ухудшилось, Катя теряла сознание, ее речь оставалась бессвязной.

Супруг же разгуливал на свободе. Знакомым приходили записи с откровенным рассказом о том, что произошло: «Я ее скотчем связал. Она после этого хотела куда-то бежать. У нее кровь из головы течет, она бьется лицом об пол и говорит: «Хелп ми», «Помогите мне». Я ее начинаю, б..., скотчем связывать. А что мне рассказать? По факту все будет так же, как оно было до этого».

«Он хвастался всем, что у него влиятельные родители и ему ничего не будет. Но мы не знаем, насколько это правда», — разводит руками тот самый друг Андрей.

10 марта Глеб Евтеев покупает билет в Россию с пересадкой на Дальнем Востоке. Несмотря на то что к делу подключается консул РФ в Таиланде, местные волонтеры и правозащитные организации, Катин пост отчаяния в Фейсбуке собирает тысячи перепостов и лайков, а в полиции лежит ее заявление о нанесении тяжких телесных повреждений и похищении сына, мужчина беспрепятственно покидает пределы страны...

12 марта Глеб приземлился в аэропорту «Шереметьево». С ним мирно побеседовали и... отпустили. Через несколько дней он выложил в открытый доступ фото Матвея с бабушкой (своей мамой) уже в Москве.

«Он похитил у меня ребенка. Перевез его через половину земного шара! Неужели ничего нельзя сделать?» — не может прийти в себя в Таиланде Катя Авинова. Здесь, в России, я лишь удрученно развожу руками (хорошо, что она этого не видит): тяжкая статья УК РФ 126, ч. 4, «Похищение человека в отношении заведомо несовершеннолетнего», которая наказывается лишением свободы на срок до 12 лет, в данном случае неприменима.

Глеб — отец. Он записан в свидетельстве о рождении мальчика. Значит, по закону в своем праве держать у себя сына; в любом случае это не уголовное преступление, а если не согласна, так иди в суд и добивайся, лишай родительских прав.

14 марта в 8.30 по местному времени Кате была проведена операция.

Сейчас она на птичьих правах в Таиланде, нет работы, нет денег, чтобы оплатить дальнейшее лечение. Фактически помогают посторонние — русские в Таиланде и сочувствующие в соцсетях. Как дальше будет вестись расследование по уголовному делу об избиении, Катя не знает.

Для того чтобы привлечь виновника к ответственности, еще и в России, ей необходимо вернуться на родину и пройти медицинскую экспертизу уже здесь; да, Катя готова все бросить и лететь домой, несмотря на свое состояние, но пока что она прикована к постели.

Украинке Екатерине Шевченко удалось вернуть свою трехлетнюю дочку домой.

«Дочь вывезли в багажнике машины»

Жительницу Одесской области Екатерину Шевченко, как и ее тезку Екатерину Авинову, тоже разделила с ребенком граница. Непримиримая ныне граница между Украиной и Россией.

Бывший муж Екатерины тайно вывез их трехлетнюю дочь Аню (имя изменено. — Авт.) из Одесской области в Ростов-на-Дону. Самое удивительное, что пограничники обеих стран почему-то «не заметили» живого груза и пропустили машину.

«Я сама украинка, родилась в Кировограде в 1992 году, — рассказывает «МК» вторая Екатерина. — Со своим будущим мужем Александром, тоже на тот момент гражданином Украины, мы уехали на заработки в Россию в 2012 году, в 2015-м получили гражданство РФ по программе «Соотечественники», но при этом мы не вышли и из первого гражданства. Тогда же, в августе 2015-го, у нас родилась долгожданная дочка Анечка».

Отношения с супругом разладились. Как рассказывает Екатерина, с его стороны были измены и моральное насилие. «Он не давал мне общаться с родственниками по телефону, надолго запирал меня и девочку в квартире одних, постоянно запугивал и угрожал, что заберет дочку и уедет в неизвестном направлении».

Летом 2016-го Екатерина гостила у своих родителей на Украине, когда позвонил Александр, чтобы сообщить, что полюбил другую женщину и подает на развод. Катя говорит, что это стало для нее шоком. «Я оставила дочь с бабушкой и взяла билет на самолет. Муж был на работе, когда я зашла в нашу квартиру и остановилась — на мониторе его компьютера в онлайн-режиме программы скайп было изображение моей лучшей подруги, теперь уже бывшей, она была обнажена и спала... А на столе лежала записка, написанная рукой моего мужа, о том, как сильно он ее любит».

Екатерина говорит, что тут же собрала все вещи, свои и дочки, и вернулась на Украину. Выяснять отношения было ни к чему. «Я специально прошла в аэропорту через красный коридор, задекларировала все ценные вещи, которые у меня с собой были: 200 долларов, 6010 рублей, 307 гривен, 36,7 белорусских рубля. Как будто бы предчувствовала, что бывший муж с подачи любовницы обвинит меня в том, что я его ограбила. И действительно, сначала он подал заявление в полицию, что я якобы пропала, затем — что украла у него 600 тысяч рублей, драгоценности и клетку с кошкой. Про ребенка же не вспомнил ни разу».

Екатерина Шевченко подала на Украине иск о расторжении брака и определении места жительства дочери. Со скандалами, но пришли к согласию о том, что Аня по-прежнему остается с матерью, а отец имеет право приезжать из России и видеть ее каждую субботу и в праздники — на территории Украины и в присутствии Екатерины, — а также платить алименты. Алименты он был должен выплачивать с сентября 2018 года.

«20 октября 2018 года Александр выследил нас за городом на побережье Черного моря, где мы отдыхали. Мы недолго поговорили, вдруг он выхватил Аню из моих рук и кинулся с ней бежать. Он на ходу заскочил в машину своего отца, которая все это время ждала его неподалеку, я попыталась преградить дорогу их автомобилю, но это их не остановило — они задели меня правым крылом и умчались... Я позвонила в полицию, но никого не нашли. Позже выяснилось, что они сразу пересели в машину свекрови, чтобы их нельзя было обнаружить».

«Верни Аню!» — умоляла встревоженная женщина.

«С ребенком все отлично. Взял на выходные. В воскресенье вечером привезут мои. Я улетаю сегодня. Она отлично себя чувствует», — успокаивал в эсэмэсках бывший.

«Где Аня?»

«Где Анна??»

«Категорически не хотела уезжать. Уже спит. Завтра пропустит один день в садике. Я думаю, не страшно...» — продолжал заговаривать зубы Александр. Бессмысленная переписка продолжалась несколько дней. Но домой девочка так и не вернулась.

Девочка на две страны

С тех пор жизнь Екатерины Шевченко превратилась в постоянные поиски дочери. Как оказалось, три дня спустя после происшествия на пляже, 23 октября 2018 года, Александр Шевченко пересек на машине границу Российской Федерации через пункт пропуска Танюшевка — Ровеньки. При этом Анна Шевченко, 2015 года рождения, по данным Пограничной службы, границу вместе с ним не пересекала. «У него не было даже документов на ребенка, все оригиналы находятся у меня, — он в любом случае, даже несмотря на то, что отец, не смог бы вывезти ее в Россию законным путем», — не может прийти в себя Катя.

Билеты на самолет и поезд продают только по паспортам. Исключений в наше время, тем более при нынешней политической ситуации, не бывает. Следовательно, девочку могли провезти, только спрятав в автомобиле. Но как? Забросав вещами? Или положив в багажник? А вдруг ребенок закричит в самый неподходящий момент? Получается, она должна спать, и не просто крепко, а очень крепко, чтобы исключить любую случайность.

Существовала ли какая-то устная договоренность на обеих заставах, чтобы девочка могла беспрепятственно покинуть одну страну и въехать в другую, — в этом должны разбираться соответствующие органы.

Но обычно в таких случаях не надеются только на удачу — вдруг пограничник, русский или украинский, захочет открыть багажник для более тщательного досмотра?

Но здесь никаких случайностей не произошло, и Аня оказалась в РФ. Без мамы.

Кстати, посольство Российской Федерации на Украине сообщило Екатерине Шевченко, что незадолго до этого ее экс-супруг обращался к ним по вопросу о выдаче россиянке Ане Шевченко заграничного паспорта, якобы тот был утерян, однако из-за того, что у Александра не было на руках других документов дочери, ему отказали. «Дополнительно доводим до вашего сведения, что без соответствующего решения суда (в России, а не на Украине. — Авт.) Шевченко А.Г. обладает всеми правами законного представителя своей несовершеннолетней дочери», — подчеркнули российские дипломаты.

«Только после многочисленных заявлений и жалоб в МВД, ФСБ, прокуратуру, уполномоченному по правам ребенка Ростовской области мне удалось выяснить, где находится Аня, и увидеться с ней на условиях Александра. Это стало огромным ударом, всего через несколько месяцев разлуки дочь не узнала меня и назвала «плохой тетей Катей».

В конце прошлого года Екатерина Шевченко подала иск в Первомайский суд г. Ростова-на-Дону о возвращении ребенка в страну преимущественного проживания — в данном случае на Украину, где постоянно живет она сама и где до трех лет жила Аня. Это положение определяется Гаагской конвенцией о международно-правовых аспектах похищения детей от 25 октября 1980 года. Целью данного международного документа является обеспечение прежде всего интересов ребенка.

Но ростовский суд первой инстанции отказал вернуть девочку матери. «Я не хочу предполагать, что здесь есть какая-то политическая нота. Аня постоянно с самого рождения проживала вместе со мной — на Украине она ходила в садик, на танцы, здесь имела медицинское обслуживание, купалась в Черном море. Ее до сих пор ждут дома любимые игрушки и бабушка с дедушкой. Мой бывший муж просто захотел удовлетворить свои амбиции, а система ему в этом помогла — чтобы не возвращать девочку на Украину, не думая о том, что она едет не на Украину, а к маме».

Бьет — значит бьет

Истории Екатерины Авиновой из Таиланда и Екатерины Шевченко из Украины в чем-то похожи. На кону судьбы их детей. Одних из многих, ставших жертвами взрослых раздоров и насилия.

Но в преступлениях против личности нет и не может быть второй стороны медали. Не может быть никаких оправданий. Это не футбольная игра, в которой две команды и нужно обязательно выбрать одну и за нее болеть.

Есть женщина, и бить ее нельзя ни при каких обстоятельствах.

Есть ребенок, и ради его будущего счастья и здоровой психики взрослым нужно уметь договариваться и не вовлекать малолетних в своих разборки.

А если люди в силу множества причин не умеют или не хотят выкурить общую трубку мира, то эту функцию обязано взять на себя государство. Именно оно должно расставить все точки над «i».

Вот только начинать нужно было не с того, чтобы декриминализировать статью о домашних побоях, как это сделали год назад, чтобы свести по официальной статистике количество домашних тиранов и их жертв до нуля — и нет проблем. Остались только маленькие и большие человеческие трагедии.

И запасшиеся попкорном обыватели, как обычно, утверждающие, что дыма без огня не бывает.

«Я больше не могу молчать», — написала избитая Катя Авинова на своей странице в Фейсбуке. Там же она разместила свою сегодняшнюю жуткую фотографию: месиво вместо лица, заплывший глаз, перекошенный рот...

Под ее сообщением сейчас сотни комментариев, многие из которых дословно повторяют уже ставшую расхожей фразу. «Раз бьет — значит, сама виновата».

И пока большинство из нас будет так думать — «сама виновата», — будут продолжать бить.

В данный момент состояние Екатерины Авиновой стабилизировалось. Против ее мужа в Таиланде возбуждено уголовное дело. На связь он не выходит. Судьба сына Матвея остается неизвестной. Перспектива возбуждения еще одного уголовного дела, но уже в России, неясна.

Зато буквально на днях Ростовский областной суд в апелляционной инстанции постановил: обязать Шевченко Александра вернуть несовершеннолетнюю дочь в место ее постоянного проживания — государство Украину, передав девочку матери в течение суток.

Как ни странно, в этом случае здравый смысл возобладал над сиюминутной политикой.

Сейчас Катя и Аня дома. Они счастливы. Когда я позвонила девушке, чтобы поздравить с возвращением дочки, Катя как раз укладывала ее спать.

В Госдуме же предложение ввести уголовную ответственность за похищение ребенка одним из родителей назвали «топорными методами».

Как будто бы сейчас это не так...

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Алена ПОПОВА, правозащитник:

— Женщина, оказываясь в ситуации насилия на территории нашей страны, обычно становится еще и моральным заложником ситуации, потому что наше общество подчас защищает насильника, а не жертву. В этом случае положение усугубляется еще и тем, что Катя Авинова вынуждена бороться за свои права на территории другого государства.

Плюс ее супруг сейчас находится вместе с сыном и может использовать это как дополнительный ресурс давления на Катю. Как любая мама, Катя ставит интересы ребенка выше своих собственных.

Я считаю, что система должна встать на ее сторону как жертвы, а не защищать агрессора, используя стандартные стигмы от «дура, сама виновата» до «она была плохая мать». Никто не смеет отнимать ребенка у мамы, особенно малолетнего; никто не смеет поднимать руку на женщину или угрожать женщине.

Марина СИЛКИНА, кандидат юридических наук:

— Ситуации, в которых оказались женщины, похожи. И я бы с юридической стороны разделила их на две части: первая — это вопрос возбуждения уголовного дела в связи с причинением вреда здоровью, где пострадавшая Екатерина из Таиланда. Вторая часть — это собственно возврат детей, которых тайно увезли за границу их отцы.

В первом случае, безусловно, уголовное дело подлежит возбуждению в Таиланде, что и было сделано. Между Россией и Таиландом есть договоренность о выдаче преступников без особой процедуры. Но наличие у Глеба Евтеева российского гражданства может затянуть расследование на годы, пока он не попадется где-нибудь на границе в Таиланде.

Что касается вопроса так называемого похищения детей одним из родителей, то в России эти случаи практически не квалифицируются, в отличие, например, от Франции или США. Семейный кодекс России предусматривает равные права родителей по воспитанию детей, в том числе и после расторжения брака. Согласно Гаагской конвенции 1980 года о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей (Россия присоединилась к ней в 2011 году) говорить о международном похищении можно при условии: ребенку меньше 16 лет, ребенок постоянно проживал в России или другой стране — участнице конвенции, перемещен или удерживается за границей без согласия его законного представителя.

Хотя если прошло более года с момента перемещения ребенка, то считается, что он адаптировался к новым условиям и его возвращение может стать сомнительным.

Если страна, в которую вывезен ребенок, является участницей конвенции, то необходимо обратиться с заявлением о возвращении ребенка в полномочный центральный орган по исполнению этой конвенции, в России это департамент государственной политики в сфере защиты прав детей Минобрнауки России.

Если страна не участница, то необходимо обратиться в полицию государства, где предположительно удерживается ребенок, а также в консульство своей страны для получения информации и поддержки.

Второй путь — это обратиться в суд с иском о лишении родительских прав или об определении места жительства ребенка и обязании второго родителя (в случае удовлетворения требований) передать ребенка матери. Так как дети вывезены за границу, то придется признавать это решение суда на территории иностранного государства. Иначе оно не будет иметь юридической силы.