Первая свадьба трансгендера за решеткой: жених не спал всю ночь

Нас пригласили на бракосочетание женщины и… женщины в мужском обличье

03.09.2019 в 14:20, просмотров: 583381

Невеста в белом платье с букетом цветов стоит на КПП следственного изолятора в радостном ожидании. Ее жених волнуется по ту сторону колючей проволоки, примеряя в камере роскошный синий костюм с бабочкой.

Это была бы рядовая свадьба за решеткой, коих ежегодно в Москве проходит десятки, если бы не одно «но». Все происходит в женском изоляторе, а жених — «мужчина в теле женщины».

В московском СИЗО №6, что в Печатниках, состоялась одна из самых необычных свадеб за всю историю уголовно-исполнительной системы. Впервые был зарегистрирован брак заключенного-трансгендера.

«МК» принял самое непосредственное участие в этой удивительной истории.

Первая свадьба трансгендера за решеткой: жених не спал всю ночь

О Назаре (в прошлом Анастасии) Гулевиче «МК» писал дважды. В первый раз — когда его, арестованного судом за мошенничество, не принял ни один СИЗО Москвы (в мужском посчитали, что он женщина, в женском — что мужчина). Какое-то время Назар провел в больнице «Матросской тишины», а потом его все-таки перевели в женский изолятор, сославшись на то, что в первую очередь в расчет надо брать физиологию.

Во второй нашей публикации (это было интервью) Назар откровенно рассказал о своей удивительной судьбе и всех жизненных перипетиях. Фееричная, скажу я вам, история! Трагедия Назара в том, что он успел поменять в Белоруссии (гражданином этой страны является) документы и стал формально мужчиной, но денег на окончательную операцию по перемене пола не успел собрать. Люди, которые, прикрывшись его именем, совершили преступление, отобрали у него «мужской» паспорт. А без документа ни меру пресечения не изменят, ни операцию потом на воле не сделают.

«МК» обратился во ФСИН России, а та — в МВД Белоруссии. Подключились посольства двух стран и — ура! — у Назара на руках новый паспорт.

— Вы сделали для меня то, чего никто никогда не делал, — говорит Гулевич. — Никто мне так не помогал.

А пока суд да дело, Назар все еще в СИЗО, но решил жениться. Раньше он рассказывал о некой Елене, которую беззаветно любит много лет. И вот мы получили приглашение на свадьбу в СИЗО!

Елена в белом парчовом платье, с синими цветами. Следователь дал разрешение не только на брак, но и на пронос одного букета за решетку (чтоб вы понимали — это большая редкость!). А еще в руках Елены три воздушных шарика с сердечками и надписями «Я тебя люблю».

фото: Ева Меркачева
Елена у ворот СИЗО.

— Мы сначала решили быть оба в синем, — рассказывает Елена. — Но потом я в свадебном салоне в Белоруссии (когда приезжала на родину Назара, чтобы помочь с оформлением документов) увидела вот это платье и не удержалась! Оно стоило 19 тысяч рублей. В общем, друзья переслали деньги, и я купила его. А фату уже в Москве приобрела. Вам нравится? Я сегодня встала на рассвете, поехала делать макияж и прическу, а потом во Дворец бракосочетания № 3.

…Две сотрудницы дворца, пришедшие вместе с ней в СИЗО №6, чтобы зарегистрировать брак, ничего не знают про «особенности» Назара и про свою почти историческую миссию.

А мы смотрим на счастливую Елену. Добрая, приятная женщина, коренная москвичка. Неужели она не могла найти свободного мужчину? Зачем вступает в брак даже не с заключенным, а с заключенной?!

С этими шариками Елена отправится потом в СИЗО.

— Я трижды была замужем, и каждый раз неудачно, — объясняет свой странный выбор невеста. — Один муж пил, второй изменял, третий… В мужчинах я разочаровалась. Они эгоисты. Назар — он другой. Понимает меня с полуслова, с полувзгляда. Знает, когда слово доброе сказать, чтобы поддержать, а когда промолчать, чтобы не мешать. Она тоже женщина (Елена во время рассказа говорит об избраннике то как о мужчине, то как о женщине) и чувствует то же, что и я. Этого не передать. У меня никогда ни с кем не было таких романтических и трогательных отношений.

Елена вспоминает историю их знакомства.

— Это было 17 лет назад. Мне было тогда 33, а Насте (Назару) 21. Я работала кассиром в кинотеатре в московском торговом центре «Калужский». У нас между кассой и посетителем стеклянные перегородки сверху и снизу, а между ними просвет. И вот в эту нишу упала роза. Розового цвета. Я подняла глаза — смотрю, стоит передо мной то ли девушка, то ли парень (одевался как мальчишка). Назар (тогда еще он был официально Настей), как оказалось, трудился в этом же торговом центре в одной из фирм, и он меня заприметил. В тот вечер, когда я закончила работать, мы встретились, поговорили. Сначала общались как две подружки. Но уже на третью встречу она сказала, что чувствует себя мужчиной и у нее есть четкий план сменить пол. А вскоре я поняла: я люблю этого человека!

00:27

Елена рассказывает, как Назар (Настя) заказывал ей музыку в кафе, как они вместе танцевали при луне, какие ужины при свечах у них были. Показывает фото подарков — забавных мишек, букетов роз... Когда жили вместе, Назар (Настя) всегда встречал с работы, провожал.

— В общем, он делал все то, о чем мечтает любая женщина! — резюмирует Елена.

Но сразу семьи не сложилось. Назар то уходил, то возвращался. Как раз в промежутках Елена трижды побывала замужем, а сам он один раз женился (уже после того, как официально поменял паспорт на мужской и даже отслужил в армии в Белоруссии). А тюрьма все расставила на свои места.

фото: Ева Меркачева

...Жених в синем костюме краснеет под взглядом невесты.

— Волнуешься? — шепчет Елена.

— Все ночь не спал, — отвечает Назар.

Сотрудницы загса вглядываются в пару и даже начинают что-то подозревать. Но виду не показывают.

— Является ли ваше желание стать супругами взаимным и добровольным? — спрашивает регистратор.

— Да! — в унисон произносят жених с невестой.

А потом был традиционный обмен кольцами (Елена подготовилась, принесла их на украшенной подушечке). Потом, правда, кольцо у Назара забрали: по правилам в СИЗО нельзя носить драгоценности. Супружеский поцелуй и пожелания долгой любви.

Длительное свидание молодым не полагается, так что пришлось фактически сразу после церемонии расстаться. А я вспомнила, как общалась с Назаром в камере, когда он был в глупой депрессии, на грани жизни и смерти. Тогда он сказал: «Мне очень хотелось настоящую семью, чтоб зарплату в дом приносить, за жену и детей отвечать, защищать их всех. Но не будет их уже, наверное...»

фото: Ева Меркачева
Подарок, который сделал Назар из спичечных коробков.

И вот свершилось! Что ждет эту семью, спросите вы? Нужно ли государству быть столь гуманным, чтобы поощрять такие браки? Отвечу вам так. Природа в случае с Назаром совершила ошибку, что подтвердили многочисленные исследования (мужских хромосом у него больше, чем женских). А люди научились эту ошибку корректировать. А главное — мы научились помогать тем, кто чувствует себя не таким, как все, с этой бедой справиться. В этом и есть великий гуманизм.

К слову, не исключено, что вторая мечта Назара (иметь детей) сбудется. Его яйцеклетка, до одной из операций (их уже было несколько) замороженная, лежит в центре репродукции в Минске. Может, они с Еленой и найдут ту женщину, которая согласится ее выносить.

фото: Ева Меркачева
А этот букет Назар сделал в камере из салфеток.

Читайте также: Исповедь многодетного трансгендера: "Бежал из России ради безопасности детей"