За что получил срок член московской ОНК: раскрыты детали провокации

Правозащитника подставили, чтобы запятнать все движение

16.12.2019 в 17:24, просмотров: 7943

Оглашен приговор члену Общественной наблюдательной комиссии Москвы прошлого созыва Денису Набиуллину. Правозащитник признан виновным в мошенничестве (пообещал заключенному-банкиру помочь с освобождением из СИЗО по болезни) и получил 4 года условно.

Это первый приговор в отношении члена ОНК. Его можно было бы назвать мягким, если не знать, что преступление было, по сути, результатом спецоперации. Ее авторы планировали, судя по всему, убить трех зайцев: получить деньги с банкира, доделать за его счет вип-камеры в «Матросской тишине» (которые потом бы приносили стабильный доход), посадить члена ОНК, дискредитировав весь институт общественного контроля.

Увы, у нас наказывают не тех, кто организовал провокацию, а того, кто ей поддался. Имя последнего мы знаем.

Кто выступил в роли продюсеров и режиссеров? Как сложилась судьба этих злых гениев? Обо всем этом в материале обозревателя «МК».

За что получил срок член московской ОНК: раскрыты детали провокации

Новогодний баул

15 декабря 2019 года

Денис Набиуллин собирал баул в тюрьму ночью, пока дети (их трое, в том числе один инвалид) спали. В большую клетчатую сумку положил по списку: футболки — 3 шт., кофта с капюшоном — 1 шт., штаны теплые — 1 шт., термобелье — 1 комплект, кофта спортивная — 1 шт., штаны спортивные — 1 шт., шапка зимняя — 1 шт., угги — 1 шт. (еще с СИЗО остались, удобно, поскольку без шнурков), машинка для стрижки — 1 шт., ножнички, паста, щетка, мыло детское, носки...

— Меня раньше дочь все время спрашивала, когда я уходил на проверки: «Пап, а ты куда?» Я отвечал, что в тюрьму. Она: «А тебя самого-то хоть не посадят?!» Я отвечал, что, конечно же, нет. Я часто вспоминал это момент, когда в СИЗО оказался. Детишки тогда догадывались, где я, но за 15 месяцев ареста ни разу не спросили напрямую в письмах. А потом, когда меня отпустили под домашний арест (держать в СИЗО больше не могли по закону), все трое на мне с утра до ночи висли. Особенно младшая. Она боялась отпускать — ей казалось, что я опять пропаду и только письма присылать буду.

— Прокурор запросила 5 лет реального, — продолжал своей рассказ Денис. — Адвокат меня, конечно, удивил: вместо защиты предложил признать вину. Мол, это учтется, плюс трое детей, и я получу по минимуму. Сказал, что уже типа сообщил о такой позиции судье. По-хорошему надо было заявить отвод адвокату и взять нового, но на это нужны деньги, которых нет. Я две недели думал, пил валерьянку и смотрел на дочку, а потом плюнул: провались оно все пропадом! Во время последнего слова рассказал все как есть, изобличал, а потом ляпнул: признаю вину по совету адвоката. Не думаю, что признание, сказанное таким образом, внесут в приговор.

16 декабря 2019 года

Редчайший для нашей судебной системы случай, когда плохой прогноз не оправдался. Набиуллину дали условный срок. Хотя даже при плохом раскладе, с учетом отсиженного в СИЗО и перерасчета «день за полтора» за решеткой, долго сидеть бы не пришлось. Но каждый день в тюрьме, проведенный родителем, — это сколько в перерасчете для его детей?

С вещами Набиуллин вернулся домой. Дети так и не узнали, что произошло, и решили — в папином бауле подарки на Новый год.

Дети Дениса даже не поняли, что он собирал вещи в тюрьму.

Как рождается преступление

2016–2017 годы

Денис Набиуллин был одним из самых активных членов ОНК Москвы. Меньше чем за год он посетил места принудительного содержания больше ста раз. Сколько было случаев, когда в ОНК поступал звонок: «Спасите, незаконно задержали...» «Мой брат в ИВС умирает» и т.д. Сорваться в разгар рабочего дня или ночью из дому не каждый сможет (или захочет). А он это делал. Помню, мы с ним объезжали «обезьянники», находили там избитых, голодных людей, которые точно не могли обещать ему никаких «коврижек». Наоборот, Набиуллин возил им одежду, чай и т.д. А в СИЗО передавал в качестве гуманитарной помощи разную технику.

Но как же меня испугало то, что он создал фонд помощи заключенным! Закон этого не запрещает, но у нас всегда была позиция: члены ОНК не должны иметь никакого отношения к деньгам. Кто-то «вливал ему в уши», что фонд — это хорошо, безопасно и нормально. А потом Набиуллин получил в кафе пакет с деньгами для фонда. Там оказалось меченые 500 000 долларов...

Для приговора одного пакета, конечно, было бы недостаточно, и в материалах дела есть телефонные переговоры и видео из СИЗО. Но то, что в них содержится, на мой взгляд, как раз могло способствовать полному освобождению его от уголовной ответственности.

Вот ведь каким представляется классический преступник? Это человек, в голове которого родился преступный умысел. В истории с Набиуллиным идея пришла не ему. Более того, для совершения преступления оформили все декорации, подобрав соответствующих действующих лиц.

Итак, вот последовательность.

Один член ОНК (Александр Бачу) обращается к другому (Набиуллин) и просит зайти к заключенному Дионисию Золотову. Оказывается, об этом просил брат Бачу, отбывающий наказание в тульской колонии (ему туда звонил сам Золотов, просил организовать встречу с ОНК). Потом Золотов сам звонит из московского СИЗО Бачу, снова просит о встрече. Бачу берет Набиуллина и идет в СИЗО «Матросская тишина». В изоляторе все организуют им конфиденциальный разворот (вопреки закону об ОНК), где Золотов просит помочь банкиру Клебееву с освобождением по болезни. В одни нужные моменты сотрудники СИЗО исчезают, а другие появляются и исполняют любые приказы заключенного Золотова, приводят Клебеева и т.д. То есть сотрудники и заключенный создают условия для реализации преступления. А само преступление придумано этим самым заключенным Золотовым. Провокация в чистом виде!

Зачем она была нужна? Это был тот самый период, когда ОНК Москвы стала задавать слишком много вопросов и когда в «Матросской тишине» стали обустраивать вип-камеры. Закрыть рот правозащитникам и сделать так, чтобы им никто не верил, обвинив самих в мошенничестве, — чья это была идея? Едва ли Золотова. Он тоже был пешкой. Идея была тех, кто планировал наживаться на вип-камерах и кто в принципе всегда мечтал дискредитировать ОНК. В суде Золотов заявил, что, прежде чем затеять все это, он позвонил своему знакомому майору Управления «М» ФСБ России по фамилии Яценко и согласовал план действий. Вдумайтесь: заключенный из СИЗО позвонил в ФСБ и что-то там согласовал. А потом выяснилось, что даже мобильник, по которому звонил Золотов, ему дал Яценко.

На провокацию попасться мог, наверное, любой член ОНК, но Денис Набиуллин просто был самым слабым звеном. Если бы он не отвечал на звонки Золотова из-за решетки, если бы сообщил в прокуратуру информацию о вип-камерах и особом положении в СИЗО Золотова, если бы не оставался с ним наедине.... и еще много «если бы».

Набиуллин был готов к тюремному заключению.

Из последнего слова Набиуллина на суде: «Я подавал в суд на УСБ ФСБ за бездействие о моем заявлении о преступлении со стороны Управления «М» ФСБ России. И ничего. ...Яценко, как следует из протокола, предоставил свой мобильный телефон, чтобы Золотов и Клебеев совершили мне звонок. Но все это никому оказалось не интересно. Вся операция была направлена только на дискредитацию ОНК, а ФСИН с удовольствием помогала им в этом. Мой сокамерник Юрий Чабуев однажды ехал в автозаке вместе с человеком, которому Золотов хвастался, что 500 000 долларов у Клебеева он все-таки забрал, еще и ОНКашника помог посадить. Об этом я писал в УСБ ФСБ России».

Что стало с другими «героями»

Майора ФСБ Яценко уволили со службы, после чего он устроился помощником адвоката... Золотова. А через год Яценко стал адвокатом адвокатской палаты Чеченской Республики.

Золотов, ненадолго съездив в зону, спокойно освободился по УДО и работает управляющим элитным жилым комплексом.

Больше всего пострадали Набиуллин да сотрудники «Матросской тишины», участвовавшие в «провокации» по настоянию своих старших коллег из спецслужбы.

Мораль этой истории проста: от провокации никто не защищен. И даже если вы докажете, что это провокатор вам придумал преступление и все сделал для его реализации, вы все равно получите свой срок. Хорошо еще, если условный.