Студентка, менеджер и гастарбайтер оценили свой переезд в Москву

«Мои ровесники здесь ужасно инфантильные»

02.01.2020 в 18:00, просмотров: 26388

Истории в жанре «Москва слезам не верит» у всех приезжих разные. Суссане 19 лет, Снежане — 29, Илхому Джумаеву — 47. Одна студентка, другая - SMM-менеджер, вышедшая замуж за москвича, третий — гастарбайтер. Они рассказали нам, как покоряли Москву.

Студентка, менеджер и гастарбайтер оценили свой переезд в Москву

Сусанна из Ташкента: «В 20 лет понятия не имеют, чем хотят заниматься»

Студентке факультета логистики ВШЭ Суссане Сафарян — 19 лет, и она уверена: московские девятнадцатилетние и те же девятнадцатилетние у неё на родине в Ташкенте — это как будто люди с разных планет. Все встречи с ровесниками теперь нужно планировать заранее, а главное — привыкать к тому, что стереотипы о беспомощности московской молодёжи подтверждаются личными впечатлениями.

«В Москву я приехала в 2018 году, когда решила учиться в Высшей школе экономики — поступление, всё, как положено, - рассказывает Суссана. - Причин было несколько: ещё в 2014 году сюда переехал мой брат, ну и кроме того — не так уж много было у меня вариантов, где учиться. В Узбекистане учиться логистике негде, поэтому я стремилась в Москву.

Живу я в общежитии — на Энергетической улице, недалеко от метро «Авиамоторная». Учимся мы в этом году на «Шаболовской», а раньше была «Семёновская» – у Вышки много корпусов, нас бросают туда-сюда...

В принципе всё удобно, я добираюсь на учёбу довольно быстро. Но вот к чему до сих пор не привыкла — так это к тому, что постирочные и душевые у нас на первом этаже. Каждый раз надо спускаться туда, это очень неудобно.

Я общаюсь с однокурсниками, а также с другими ребятами из Ташкента, которые учатся здесь же — у нас своя компания. А ещё есть ребята, связанные с кейс-чемпионатом, в котором я часто принимаю участие. Это довольно интересно: мы решаем бизнес-задачи и представляем их экспертам.

Разницу в поведении однокурсников-москвичей и моих земляков я почувствовала сразу же, это было очевидно. Мои ровесники у меня на родине гораздо более самостоятельны. Московская молодежь инфантильна. В Узбекистане в 18-19 лет человек уже точно знает, за что он несёт ответственность, всерьёз думают о своем будущем. Здесь я вижу множество ребят, которые в 20 лет понятия не имеют, чем хотят заниматься... Например, мало кто подрабатывает — ну, у родителей есть деньги, и им это даже в голову не приходит.

И вообще к независимости от родителей ребята, насколько я могу судить, не стремятся — они как будто уверены, что всю жизнь за них всё будут решать родители. Для них это нормально и, может быть, это на самом деле нормально, но для моего менталитета — недопустимо. Поэтому я часто чувствую себя какой-то слишком взрослой на их фоне... Хотя я могу сравнивать исключительно с обычаями своей страны, больше ни с чем.

Я не могла привыкнуть к Москве первые полгода — ну, может быть, год. Мне было сложно освоиться с тем, что друзей рядом нет, что нужно создавать себе новый круг общения, делать для этого какие-то усилия. К тому же, здесь у многих вообще нет времени пообщаться — наверное, и вправду дикий темп московской жизни сказывается! Я привыкла, что в Ташкенте можно было запросто написать что-то типа: «Давай встретимся через полчаса?» – и встретиться.

Здесь приходится заранее планировать все встречи, иначе никак — все заняты. И, конечно, очень много народу на улицах — к этому тоже приходилось привыкать. Это напрягает: тебя могут толкнуть в метро, тут и речи быть не может о личном пространстве.

Хотела бы я остаться в Москве после окончания учёбы? Пока не готова точно ответить на этот вопрос — не определилась. Однако я точно знаю: ни в какие другие города России я ехать не хочу, так что либо оставаться в Москве — либо возвращаться домой. Все-таки возможности и перспективы здесь такие, каких не может быть больше нигде. Я понимаю, что в Ташкенте я бы этого не получила — сейчас я на втором курсе, но уже знаю много и о логистике, которой учусь, и о бизнес-консалтинге, и ещё много о чем.

И, конечно, мне нравится сам город Очень нравится московская архитектура — да, пожалуй, в Петербурге красивее, но и здесь тоже очень классно. Особенно здорово в Москве весной и летом. И, как ни смешно, я люблю смотреть на яркие огромные баннеры — мне кажется, они делают Москву очень современной. Всё-таки Ташкент — совсем постсоветский, даже старомодный город, там такое сложно представить себе. Как будто совсем другая реальность.

Снежана из Донецка: «К шуму за окном до сих пор не привыкла»

SMM-менеджеру Снежане Моховой — 29 лет, она и последние десять она считает себя москвичкой. И сама смеётся: мол, сыграла по самым традиционным нотам — приехала учиться, потом вышла замуж за москвича и вроде как «зацепилась». Точнее — вросла корнями.

«Я приехала в Москву в 2009 году по весьма традиционному поводу – поступать. Из глубинки, из Сибири. Правда, я изначально уроженка Донецка, но школьные годы я провела на далеком Севере. Приехала в Москву после того, как год прожила в Питере, - объясняет Снежана. - Сначала я поступила туда, но мне там не подошел климат, ну а для поступления я изначально рассматривала только два самых крупных города: меньшего не хотелось.

Поступила в МГУ на социологический факультет. Жила в общежитии в одной станции метро от универа, и на троллейбусе доехать легко и удобно. И жила я там отлично — ничего не могу сказать насчёт разврата, который якобы витает в воздухе студенческих общежитий. Вернее, разврат, может быть, существовал, но никто меня силой в него не втягивал. К тому же, мне явно повезло — в моей комнате числилась «мёртвая душа», так что я жила одна. Единственный прикол — я жила на 22 этаже, а лифты иногда любили ломаться. Все 6 сразу, да-да.

Кстати, в своей университетской группе я была, как ни странно, практически единственной «понаехавшей», однако меня принимали за москвичку. Не очень понимаю, почему. Возможно, из-за отсутствия в речи какого-то специфического акцента. Я жила в Ямало-Ненецком автономном округе, куда съезжался народ со всей России на заработки, и, возможно, там была такая же сборная солянка, как есть в Москве. К тому же, в студенческие годы меня финансово поддерживали родители, поэтому я чувствовала себя комфортно, на одном уровне с ребятами.

В тот же год, когда я окончила университет, в ближайшее Подмосковье переехали мои родители, и мне было очень удобно перебраться к ним. Мытищи, всего километр до МКАД — нормально, ездила на работу, но часто зависала в Москве у подруг с ночёвкой: разговоры до утра и всё такое...

Ну а очень скоро я очень скоро вышла замуж — кстати, в лучших традициях анекдотов и стереотипов, за москвича с квартирой. Справедливости ради, никакой негативной реакции не встретила: только с мужем наедине посмеялись, когда где-то через полгода до нас это дошло. Разве что бабушка мужа пару раз, когда бывала в плохом настроении, пыталась меня этим уколоть, но явно не со зла — просто ей уже за 80, сложный характер... в общем, не обижаюсь. Ну а пресловутую московскую прописку в квартире мужа я получала по очень простой причине: чтобы быстрее сделали загранпаспорт.

В Москве я довольно часто бывала и раньше, проездом с севера в Донецк, летом и не только. Город меня этот никогда не пугал. Так что у меня есть привычка жить в миллионнике. Знала стереотипы, что тут грязно, шумно, что муравейник, в котором тесно, душно, неприятно. Но у меня у самой никогда не было такого впечатления. Ну да, это очень шумный, очень быстрый город. Наверное, я не привыкла до сих пор, что за окном всегда шумно. Может быть, мне с местами жительства в этом смысле не очень везло: сначала проспект Вернадского, потом юго-восток Москвы, а сейчас – Марьина роща вблизи ТТК.

Одно время у меня на странице в соцсети в графе «родной город» было написано в строчку: Донецк — Лабытнанги — Салехард — Санкт-Петербург — Москва. По сути, это вся история и правда моей жизни. Все эти города мне родные. В Донецке я родилась и проводила в нем каждое лето (и сейчас мне больно смотреть, что там происходит). На Севере я росла. Петербург — просто очень «мой» город по настроению и атмосфере, хоть и не подошёл климатом. Ну а Москва – это город, который, как это ни пафосно звучит, исполнил все мои мечты и дал мне все, что у меня есть.

Наверное, самые любимые мои места – это места, где я жила. Если я приезжаю на проспект Вернадского и вижу нашу общагу, сердце немножко ёкает — и когда вижу ГЗ МГУ, и автобусную остановку напротив общежития... Люблю Воробьевы горы – это эльфийский лес. Вроде бы, большой город, технологических штук хватает, но все равно это так. Кстати, вот ещё яркое впечатление от Москвы: именно здесь я впервые увидела цветущую сирень, цветущие яблони! Мы переехали на север, когда мне было 4 года, так что весну в Донецке я не помню. Конечно, смешно было — 19 лет, а радуюсь, как дитя... И до сих пор май — любимый месяц, даже замуж в мае выходила (вопреки стереотипам!).

Специально гулять и изучать Москву меня не тянуло. Именно как город — с архитектурной точки зрения, визуально, – она мне не очень нравится. Для меня много эклектики. Однако гуляла всё равно много — по делам. Я просто люблю пешие прогулки, а в центре метро натыканы настолько кучно, что обычно гораздо проще дойти откуда-то куда-то ногами, чем нырять в метро, делать две дурацкие пересадки и выныривать в километре от исходной точки.

И вот расстояния меня не пугали никогда — несмотря на то, что в Лабытнангах я должна была привыкнуть, что от школы до дома идти 3 минуты, ну и так далее. Однако очень быстро адаптировалась. Может быть, потому что в Москву я все-таки приехала из Петербурга, а не сразу с Севера. И в Питере я тратила больше времени на дорогу — жила на окраине, училась в центре, а с метро там паршиво: либо очень долго идти пешком, либо несколько пересадок на разных видах транспорта. Мне в Питере приходилось 20 минут до метро пешком, или 10-15 минут в трамвае, потом от метро до универа на маршрутке минут 15-20, либо минут 20-25 от метро пешком. Москва после этого – транспортная сказка. Возможно, дело в этом.

Раздражает ли меня здесь что-то? Пожалуй, только негатив, исходящий от других. Ну, когда кто-то начинает гнуть пальцы и фырчать на Москву: мол, это гадкий, ужасный, грязный муравейник, в котором невозможно жить, нет духовности... Особенно когда исходит это от вполне благополучных людей, с которыми объективно ничего плохого не происходит.

Илхом из Бухары: «Скоро сын закончит институт, тогда домой уеду»

Илхому Джумаеву — 47 лет, и слово «гастарбайтер» он вовсе не считает оскорбительным: мол, а как же иначе назвать человека, который приехал в Москву исключительно ради того, чтобы заработать денег? И ещё — чтобы дать образование своим детям: когда эти задачи будут решены, Илхом мечтает вернуться в родную Бухару.

«Я приехал в Москву 13 лет назад — просто для того, чтобы заработать деньги. У меня на родине, в Узбекистане, тогда вообще ничего не было, - рассказывает Илхом.- Потом перевёз свою семью — жену, сына и дочь. Мы снимаем квартиру в Истринском районе в Подмосковье, в Нахабине — в Москве получается дорого. У нас всё нормально, живём не хуже других. Мне нравится гулять около моего дома — на Солнечной улице, там лес неподалеку, можно дышать свежим воздухом. В центр Москвы мне специально ездить не хочется — не тянет, там слишком много людей.

Я занимаюсь ремонтом — чаще всего заказывают делать квартиры, иногда частные дома. Вот недавно я закончил делать ремонт в двухкомнатной квартире около метро «Дмитровская». Я на электричке езжу, машины у нас нет. Тем более, сейчас открыли МЦД, стало очень удобно ездить — быстро. Очень удобный проект, я одобряю! Где есть работа — туда и еду: иногда в Москве, иногда в Подмосковье.

Люди все разные, и отношение — разное. С заказчиками обычно общаюсь нормально, хотя бывают и неприятные. Которые разговаривают так, будто ты заведомо хуже, чем они. Бывает. Вот на улицах я никогда не сталкивался с плохим отношением из-за того, что я — приезжий. Слышал, что такое бывает, но не сталкивался. Например, в метро никто никогда паспорт не спрашивал.

Я много общаюсь со своими земляками, которые тоже живут в Москве. И не могу сказать, чтобы у нас были какие-то общие проблемы — нет, у каждого что-то своё. Я помню, мне было сложно оформить патент на работу, когда я только приехал. Постоянно приходилось стоять в очереди, чего-то ждать — очень много людей, которым это надо, и очень мало людей, которые работают на этом деле. Сложно было, неприятно, но с этим я справился. Да и вообще могу сказать, что мне было трудно в первый год, когда я приехал – работу найти трудно, знакомых почти не было. Сейчас всё по-другому — знаю много народу, мне хорошо.

Да, действительно хорошо — но я не хочу оставаться в Москве, хочу вернуться в Бухару. Это мой родной город, я хочу жить там. Тем более сейчас в Узбекистане тоже можно найти работу — много изменилось за то время, пока меня не было, там стало гораздо лучше, люди зажили богаче. Думаю, там у меня все будет хорошо.

Но это будет только через год, я надеюсь. Может быть, позже. Главное сейчас — сын, его образование. На следующий год он закончит институт геодезии, тогда поедем домой. Нужно было, чтобы он учился в Москве, оплатили контракт. Не хочу, чтобы он оставался один в Москве, ему было бы сложно. Хотя ему 24 года, уже взрослый, но все равно — не хочу оставлять.