Тюремная феня изменилась: «Воровской гашник, пальма на машке»

Как эволюционировал особый язык за последние годы

02.01.2020 в 10:00, просмотров: 17090

«Отправлю эмку маме и буду на пальме на машке под бычкой смотреть тэвэху! » - так описал свою новогоднюю ночь один из арестантов «Бутырки». Что означает: пошлет маме поздравительное письмо, будет на втором ярусе кровати на матрасе под одеялом смотреть телевизор. О том, как меняется тюремная феня, мы поговорили ее знатоками — в том числе с автором словаря фени, лучшим вором-карманником СССР Зауром Зугумовым.

Тюремная феня изменилась: «Воровской гашник, пальма на машке»

Наша тюремная лексика прошла длинный путь, по которому можно судить о пути самой российской тюрьмы и ее арестантов. За последние годы некоторые слова из уголовногзо жаргона стали совершенно привычными всем нам. Вот, к примеру, «кент» давно означает друга, товарища, а не соучастника преступления. Слово «облажаться» используется чтобы показать, что кто-то попал впросак, опозорился (а когда-то так говорили только про ситуации, когда провалил дело). То же можно сказать про слова «кипеш», «косарь», «тусовка» и так далее. Некоторые россияне стали употреблять такие тюремные словечки как «пакша» - кисть руки», «дальняк» - туалет.

Но появились ли за это время совершенно новые слова? Есть ли неологизмы в фене?

— Я считаю, что нет, — говорит автор словаря криминального жаргона Заур Зугумов, который когда-то считался лучшим вором-карманником в СССР. — Феня придумывалась в криминальном мире с конкретной целью — чтобы можно было говорить на языке, который не поймут силовики и сотрудники пенитенциарных учреждений. Сейчас такой задачи не стоит. И все новые слова - это просто сленг.

Как бы то ни было, к этому сленгу оказались склонны и сами силовики.

— Следователь ФСБ удивил меня, когда называли «мошенкой» преступления, предусмотренные 159 статьей УК (мошенничество), — рассказывает бывший следователь по особо важным делам при Генпрокуратуре, ныне адвокат Владимир Семенцов.

А некоторые слова стали привычными даже для адвокатуры. Вот, к примеру, «апеляшка» — апелляционная жалоба, «законка» — приговор, вступивший в законную силу и поступивший в СИЗО вместе с сопроводительным письмом, после которого не позднее 10 дней на этап. «В ёлочку» или «в цвет» означает давать правильные нужные тебе показания.

Но больше всего жаргонных словечек, конечно, за решеткой.

— Рыбные биточки сейчас в московских СИЗО шайбами называют, — рассказывает один из сотрудников УФСИН по Москве. — К слову, их никто из заключенных не любит. Арестанты из Азии любой чайник называют" тефаль". Когда разрешили пластиковую посуду в столичных СИЗО, в заключенные большую миску-тазик, куда кладут еду на всех, стали называть "камаз".

- В первое время в заключении даже пометки в тетрадке для себя делал, — рассказывает Денис Набиуллин, который больше года провел в «Кремлевском централе» (федеральное СИЗО №99/1). — «Скатка» — это когда тебе выдают на весь срок матрас, подушку, наволочку, две простыни, одеяло, чашку, ложку, тарелку. Всё это добро закатываешь в матрац и так с ним ходишь из хаты в хату. «Хата», как вы, наверное, догадались, это камера. Старое слово. Всё, что положено по 103-му Федеральному закон, называется «положняковое»: положняковая зубная паста, положняковое мыло и т.д.

«На ушном» — выключаешь радио и сидишь возле тормозов и слушаешь, какой движ в продоле происходит. «Тормоза» — это дверь камеры. «Движ» — это движение, мероприятие. «Продол» — это коридор на этаже, по нему ходит дежурный, который заглядывает в «глазки» камер.

Часто слышал в СИЗО фразу: "С воли не греюсь". Это означает, что человек не получает посылок или передач от родных, близких, друзей.

«Конь» — это записка, письмо, груз, привязываемый к верёвке, чтобы её легче поймать в другой камере. «Удочка» — устройство, которым ловят коня. «Сидеть на дороге» — ловить и гонять коня. Есть заключенные, которые целыми ночами так делают, а потом весь день отсыпаются. Часто слышал фразу: «Коня пущу и маляву от братвы получу».

«Загнать» — переправить нуждающемуся что-либо по тюремной «дороге».. «Кича» означает карцер. «Взорвали хату» — это когда залетают несколько сотрудников, всех арестантов выводят, оставляют только дежурного и все вещи, включая продукты, тщательно досматривают...

К нам сыр «заходил» (передавали в камеру) в парафине, так я снял парафин, переплавил и наделал свечек. Иногда парни сидели по вечерам и болтали под свечку и курили сигары после отбоя, как выключат свет. Такой некий уют. Но потом стали «отжимать» (то есть отбирать).

Часто за решеткой (бываю как адвокат) приходится слышать современные жаргонизмы, — говорит Иван Миронов. — И я вот собрал некоторые. Делюсь с вами. «Шлёнка» — тарелка, «весло» - ложка, «дубок» - стол, «машка» — матрас, «дальняк» — туалет, «волька» — вольная одежда, «филк» - деньги, «кипятло» - кипятильник, «эмка» - письмо, «портак» — наколка, «бивень» — тупой человек, «чушатник» — грязная камера, «ковырло» — веник.

Сегодня нельзя использовать за решеткой отдельные слова. Какие? Например, «очередь», «место». Они могут повлечь негативные последствия для тех, кто их употребляет (отнесут такого человека к категории «обиженных»). Еще обороты со словом «мать» под запретом.

Тем временем главный российский исследователь фени Заур Зугумов составил новый ее словарь. На этот раз он собрал не отдельные слова, а целые выражения. С читателями «МК» Заур поделился некоторыми из них.

Балан на хвосте — предупреждение о ведущейся слежке.

Бараньи кресты — отметки крестами, на личном деле заключенного, которые ставили красным карандашом.

Васёк, ты где? Я стою босиком в коридоре — обращение к подельнику во время совершения квартирной кражи, в момент «небольшого шухера», например, неожиданного шума, раздавшегося на лестничной площадке, звонка в дверь и при тому подобных обстоятельствах.

Воровской гашник — «живой карман». На теле связника, как правило, на внутренней стороне бедра, надрезалась кожа так, что сам надрез был практически незаметен. В этом надрезе-кармане (размеры его были достаточно солидными) воровские депеши и переправлялись в нужном направлении. В этом потаенном кармане перевозилась, как правило, корреспонденция глобального масштаба, касающаяся воровского хода. Следовательно, и гонцы были под стать — не коронованные еще воры. Не следует путать с «жиганским гашником», так как из него можно было достать все, что там находилось и это был хорошо известный ментам гашник. Словосочетание употребляется с начала 1960-х годов, в основном, в местах лишения свободы, на всей территории бывшего СССР. «Воровской гашник могли сделать лишь человеку, не просто принадлежащему к воровской масти. Это должен был быть уже проверенный урка, по тем или иным причинам не успевший войти в воровскую семью. Но однозначно, эти причины от него не зависели.

Базар на стену мазать – драться, ссориться. «Ну что ж, если вы решили базар на стену мазать, то это ваше дело, но имейте в виду, при любом раскладе спрос будет с обоих».

Балдоха светит, но не греет – одна из множества поговорок в лагерно-блатной среде. Дословно, хоть солнце и светит, но тепла от него нет. Иносказательно. Что толку от чего-то, если от этого нет выгоды. Например, есть популярность, слава и уважение. Но, что толку от этого, если все это не приносит определенных дивидендов в денежном эквиваленте.

Гадом буду по-тамбовски, сукой буду по-ростовски, с мордой, битоб по-псковски, век свободы не видать! - торжественная клятва арестантов в некоторых тюрьмах России.

Господь! Спаси и сохрани! От моря Охотского, конвоя вологодского, хозяина-беса, пайки-недовесе, отрядного-рогонса, кума-кровососа! - одна из самых распространенных татуировок в местах лишения свободы.

Грызться в поисках конторы – смотреть вокруг себя, нет ли рядом тихушников (сотрудников правоохранительных органов, специализирующихся на ловле карманных воров).

Вряд ли простым людям нужно знать эти слова и выражения. Даже памятуя пословицу «от тюрьмы да от сумы не зарекайся». Феня не сможет спасти сегодня человека, попавшего в руки бандитов или в тюремную камеру. Наоборот, как считает Зугумов, она только усугубит положение жертвы: «Попугаев никто не уважает».

ИСТОРИЯ В ТЕМУ, РАССКАЗАННАЯ В ОДНОМ СИЗО

Алексей Курдичев по образованию математик, даже проходил стажировку в престижном университете в Австралии. После ареста его доставили в СИЗО 4 (Медведь). Определяют в камеру карантина, где уже находился узбек, который плохо понимал по русски да и вообще с трудом понимал, что с ним происходит.

Заправив шконку, Лёха прилег, чтобы обдумать и просчитать математическим какие есть варианты решения его непростой жизненной задачи. Тут через небольшое отверстие в потолке, где проходит труба стояка системы отопления, доносится голос: «Что, новенькие?» Он: «Да». Ему: «Первоход?» Он: «Не знаю». Ему: «Ну в первый раз попал?» Он: «Да». Ему: «Как зовут?» Он: «Алексей».

«Ну ладно, готовьте удочку сейчас. Вам коня засылать будем». Он: «Какого коня, нам здесь конь не нужен».

Тут подключился узбек: «К нам сюда приведут коня? Зачем нам конь, нам и так здесь тесно». Им: «Да нет, это мы вам посылку зашлем, выставьте удочку в окно, поищите, там должна быть. Леха облазил всю хату, посмотрел в туалете под шконками, но никакой удочки не нашёл.

Через некоторое время Алексей заявил: «Я везде поискал, нет здесь никакой удочки и лески тоже нет». Ответ: «Всё с вами ясно, ладно, придут нормальные - поговорим». На следующий день в хату заехал «второход», который сразу нашел «удочку». Ей оказалась рамка, которая обрамляла ПВР. Связь была немедленно налажена, и с помощью носка они получили сахар сигареты и чай.

Читайте материал «Лучший вор-карманник СССР написал словарь фени: «Разбейте понт, создайте обстановку»