Чем чреват «левый» поворот Путина

Для среднего класса забрезжила надежда

27.03.2020 в 19:03, просмотров: 212433

Некоторые эксперты, комментируя обращение Президента РФ в связи с коронавирусом, написали: мол, после захвата школы в Беслане в России отменили губернаторские выборы, а в связи с началом пандемии решили добавить налогов на проценты с депозитов и на вывод средств в офшоры. Укорили в непоследовательности. Но это только на первый взгляд — непоследовательность.

Чем чреват «левый» поворот Путина

Логика в решении властей есть — по крайней мере сейчас. Очевидно, что в связи с падением цен на нефть и существенным сокращением нефтяных доходов экономика России нуждается в новых источниках заработка. Хотя еще год назад финансово-экономический блок правительства действовал прежде всего в интересах крупного бизнеса, сейчас случился важный перелом: Владимир Путин проявил экономическую солидарность с простыми гражданами, с малым и средним бизнесом, предпочтя их представителям «крупняка». И это крайне важно понимать.

Вся экономическая политика российского государства с 1991 года исходила из принципа: частный собственник всегда эффективнее государства, а среди частников предпочтение надо отдавать «проверенным делами» крупным бизнесменам. Иначе говоря, олигархам. Их спасали в первую голову после кризиса 2008 года, им помогали после падения рубля в 2014-м, а сейчас — нет. Что же случилось?

Во-первых, у нас поменялось правительство. Идеологи либерального курса оказались потеснены сторонником более мобилизационной модели Андреем Белоусовым. «Глазьев-лайт», как называли его за глаза коллеги, прославился предложением олигархам в 2018 году поделиться дивидендами от сверхдоходов в размере 500 млрд рублей совокупно на реализацию национальных проектов. Но был тогда тут же подвергнут обструкции всем либеральным лагерем — от РСПП до представителей отдельных госструктур. Сейчас именно он стал идеологом нового экономического курса, потому предложения обложить налогом выводимые за рубеж средства, равно как и вводимые 13% с процентов на вклады, вполне укладываются в новую государственную логику.

Во-вторых, учитывая заложенные в бюджет $42 за баррель при нынешних $26 означают, что придется секвестировать бюджет. Доходы государства уменьшаются, следовательно, нужно искать новые. И тут вспоминается известное выражение «люди — это та же нефть». Вопрос в том, какие люди. «Посадить на диету» крупный бизнес в России давно не мешало. Лично мне показалось, что Путин был в каком-то шаге от введения прогрессивной шкалы налогообложения. И следующим станет именно этот шаг — аккуратный и постепенный, без резких скачков, с повышения до 20 процентов вначале для тех, кто имеет доход выше 10 миллионов в год, до 30 процентов — для тех, кто зарабатывает больше 100 миллионов и так далее.

Ни одна страна с сильной системой социальной защиты в мире не имеет таких низких налогов для сверхбогатых, как Россия. Только у нас государство за счет нефтедолларов субсидировало бюджетников. Во всей Европе высокие пенсии и пособия по безработице платятся из кармана богатых. Это абсолютно нормальная практика, совершенно непонятно, почему до сих пор не применяемая в РФ. Хотя если объяснять это тем, что до недавнего времени экономическая политика страны проводилась в интересах «равноудаленных» олигархов, то все встает на свои места.

В-третьих, национальные проекты, объявленные президентом, нуждаются в дополнительных доходах, не предусмотренных в текущем бюджете. И Фонд национального благосостояния, который и так уже придется распечатывать, не бесконечен. Иными словами, больше просто неоткуда взять.

Теперь по поводу ставки на процент по вкладам больше 1 миллиона рублей — меры, которая опять же коснется прежде всего прослойки богатых. Если у вас лежит в банке 1 миллион, то с нынешней рублевой ставкой в среднем около 5–6 процентов годовых за год вам накапает 50–60 тысяч рублей. Государство из них возьмет себе только 13% — от 6500 рублей в год. Разве это много? А вот если на счетах лежит 1 миллиард, то и налог на проценты будет уже выше — 6,5 млн с 50. Подчеркну: во всех странах просвещенного Запада, с которым мы так любим себя сравнивать, подобные налоговые ставки на проценты мало того что в норме вещей, так еще и доходят в некоторых местах до 40–50%. Богатые должны помогать бедным за счет перераспределения средств под контролем государства. Это и есть политика ответственности и защиты социально не обеспеченных групп граждан.

Что же касается прочих мер — налоговые, ипотечные и кредитные каникулы на полгода для пострадавших представителей малого и среднего бизнеса, — то, при всей их половинчатости, они представляют собой тот же разворот государства к простым гражданам. Это только первые шаги, но если путь в данном направлении будет продолжен, уже в скором времени можно будет увидеть перевод либерально ориентированной экономики на мобилизационные рельсы. В период набирающего обороты кризиса это наименее болезненный путь. Кстати, особая ирония нынешнего кризиса состоит в том, что как раз многие государства ЕС (Франция, Испания) начинают стремительно заимствовать инструменты плановой экономики, переводят на госуправление частные клиники и объекты недвижимости. На этом фоне решение Путина наиболее сбалансировано и меньше всего бьет по работодателям. Но удар все равно чувствуется: по различным оценкам, компании, обеспечивающие до 40 процентов сферы услуг, могут стать банкротами, если коронавирус не удастся сдержать, и экономика не выйдет из пике к началу мая. Конечно, многим из них приходится уже сейчас сокращать штат или переводить сотрудников на почасовую оплату, как на Западе.

Высока вероятность того, что граждане, привыкшие перекрывать одни потребительские кредиты другими, вскоре лишатся такой возможности: из-за отсрочки по выплате текущих кредитов новые выдавать станут гораздо менее охотно. Зато может вырасти опаснейший рынок микрокредитования — краткосрочных кредитов для населения под космические проценты. То же самое касается строительства новых жилых домов: зачастую они финансировались за счет новых кредитов, которые банки не осилят по причине отсрочки по выплате ипотеки. Хотя если есть возможность все платить в срок, лучше не создавать долги — иначе в сентябре будет втройне сложнее их выплатить.

Крайне важный момент — конец офшорной экономики. Не секрет, что многие крупные бизнесмены выводили деньги за рубеж. В сложившихся условиях этот процесс мог бы быть и заморожен полностью, но президент решил всего лишь обложить перевод средств в заграничные офшоры налоговой ставкой 15 процентов. Очень хочется верить, что это только начало, и правительство перейдет к более жестким мерам по ограничению оттока капитала из страны. Ведь из-за этого Россия ежегодно теряет десятки миллиардов долларов: в прошлом году чистый отток капитала составил $25 млрд, в то время как в 2018-м — $63 млрд. Уверен, что население страны с радостью воспримет новости по увеличению данной ставки в разы.

Безусловно, такого Путина мы еще не видели. Забрезжила надежда, что и в России мелкий лавочник или средний индивидуальный предприниматель — не олигарх, не «крупняк», а обычный гражданин — когда-нибудь сможет стать одним из становых хребтов экономики государства. Как во Франции или Германии. Такой экономический разворот был полезен уже давно. Хорошо, что он наконец случился.