Ждет ли Россию взрыв преступности во время эпидемии

К гастарбайтерам могут подключиться наши люмпены-соотечественники

21.04.2020 в 20:09, просмотров: 9917

На днях хороший знакомый задал вопрос:

— У тебя ружье есть?

— Зачем? — удивился я.

— Мигранты скоро пойдут грабить.

Конечно, такой диалог можно отнести к очередной фобии на фоне пандемии. Тем не менее следует признать, что мигрантская проблема, имевшаяся и в «мирное» время, сегодня может только обостриться. Для этого есть все основания.

Общая численность легальных мигрантов, по официальной статистике, насчитывает 2,5 млн человек. Неофициально, по разным данным, их может быть от 10 до 12 млн человек. Сейчас осталось около 7–8 млн. Остальные смогли уехать на родину.

В сегодняшних условиях легальные, а особенно нелегальные мигранты наименее социально защищенная группа населения, хотя до недавнего времени были почти «в шоколаде». Да и мы помним вкус «быть в шоколаде». Для граждан РФ из уст президента прозвучали хоть какие-то минимальные социальные и финансовые гарантии. Для мигрантов — пока только указ президента от 18 апреля.

Согласно указу президента иностранцы, у которых истекает срок действия документов, смогут в течение трех месяцев остаться в России. Кроме патента, им не нужно будет продлевать действие визы, вида на жительство и других документов, необходимых для разрешения трудоустройства.

Все хорошо в указе, кроме одного. Вакантных рабочих мест нет.

До эпидемии гастарбайтеры были заняты, прежде всего, в торговле, сфере услуг и строительстве. И не просто заняты, но и востребованны. Совсем задешево их в те времена и не наймешь. Особенно в строительстве. В Московской области средняя зарплата разнорабочего составляла 50–60 тысяч рублей, а квалифицированные рабочие зарабатывали от 70 до 100 тысяч рублей.

На сегодняшний день основная масса мигрантов осталась без работы. Работа есть только в продовольственной сети и такси. Самый чувствительный удар мигранты получили после закрытия строек. Именно на стройке было основное количество приезжих из Средней Азии. Пока для тех, кто работал легально, не все очень печально. Застройщики, которые работали по европейским стандартам (легальные мигранты, белые зарплаты), обеспечивают рабочих бесплатным питанием и жильем в общежитии. Кто-то даже подкидывает немного денег. В общем, более-менее цивилизованно.

Но такое развитие событий возможно только при условии остановки строек только на пару недель или чуть больше. Знакомый застройщик в разговоре со мной сказал, что если запрет на строительство продлится значительно дольше, то рабочих придется увольнять. И в идеальном варианте их надо отправить на родину. Как это сделать технически, он не знает. И никто не знает, так как с внешним миром связи практически нет. Трудно представить (точнее, представить можно, но больно мрачная картина вырисовывается), как они будут выживать. Работы нет, возможности вернуться тоже нет.

Правда, застройщики надеются на свое мощное лобби, которое сможет убедить власти снять запрет на строительство. А властям нужно только правильно поставить запятую. Строить нельзя не строить. Запятая поставлена. Уже стало известно, что мэр Москвы и губернатор Московской области продлили до 1 мая ограничения на строительные и ремонтные работы, за исключением медицинских объектов, транспортной инфраструктуры, объектов строительства в рамках нацпроектов. Что будет после 1 мая, неизвестно.

Возобновление строительства — зло. Но оно наименьшее по сравнению со злом из десятков тысяч неработающих и голодных гастарбайтеров. Плюс надо учесть, что жилищное строительство — это не только дома, но и сотни предприятий, так или иначе связанных со строительством.

На одном многоквартирном доме в Московской области работает от 20 до 60 строителей. Плюс надо учесть, что значительная часть застройщиков ведет строительство кварталами.

И потом я не уверен, что большинство мигрантов даже при отсутствии работы захотят уехать на родину. Если уедут, то шансы вернуться в обозримом будущем будут равны нулю. Свято место пусто не бывает. Мои безработные соотечественники, если не будут воротить нос от непрестижной работы, могут занять рабочие места мигрантов. «Голод не тетка». Уже не до понтов. Лучше уж быть таксистом или строителем, чем каким-нибудь безработным тренером личностного роста.

Еще одна большая головная боль власти и жителей — нелегальные мигранты. Сколько их у нас, никто точно не знает. Но счет точно идет на миллионы. Если до эпидемии существовал хоть какой-то понятный алгоритм с нелегалами, то сейчас одна большая и нерешаемая проблема.

«До» было так. Полиция задерживала (или решала вопрос на месте) нелегального мигранта, доставляла в отделение, а оттуда в суд. Суд штрафовал нарушивших и предписывал добровольную депортацию. Повторное задержание — все по той же схеме. Только депортация не добровольная, а принудительная. Всего за 2019 год было выдворено из страны около 800 тысяч нелегалов с учетом задержанных на границе.

Сегодня эта схема абсолютно не работает, о чем фактически говорится в президентском указе. До 15 июня не будет ни административного выдворения, ни депортации. Это все, что российские власти могут предложить нелегальным мигрантам. Но эта мера — скорее констатация безысходности ситуации, а не решение проблемы.

Я предполагаю, что если не будет специальной правительственной программы по мигрантам, то взрыв преступности неизбежен. К гастарбайтерам подключатся наши люмпены-соотечественники.

«Если в первом акте на стене висит ружье, то в третьем акте оно должно выстрелить», — прозорливо, хоть и по другому поводу, заметил Антон Павлович Чехов.

Пандемия коронавируса. Хроника событий