Что опаснее для нас: коронавирус или борьба с ним

В конце марта — начале апреля я с супругой каждый год «убегаю» от аллергии на юг

26.04.2020 в 19:46, просмотров: 9951

В этом году мы уехали немного раньше, 19 марта, поскольку массовые мероприятия (более 50 человек) были запрещены. А так как школьники были до 12 апреля отправлены на каникулы, мы взяли с собой двух внучек, 16 и 12 лет.

До конца марта обстановка в Краснодарском крае, и городах-курортах в том числе, была спокойной, без признаков каких-либо ограничений. Затем, вслед за Москвой, здесь тоже была объявлена самоизоляция до 12 апреля с другими ограничительными мерами: закрытием торговых точек, предприятий, контролем над транспортом при въезде в города.

Распространение COVID-19 было незначительным, и губернатор края Кондратьев Вениамин Иванович 10 апреля (пятница) вечером в местных вестях объявил о том, что с 00 часов 12 апреля в крае могут быть открыты рынки, ярмарки. Контроль над движением личного транспорта на въездах в города будет осуществляться ежедневно, до 10.00 и после 16.00. Будут разрешены сельхозработы. Губернатор обещал с 18 апреля снять и другие ограничения.

Наступило 12 апреля — ограничения не только не были сняты, но и ужесточились. Появилось большее количество патрулей полиции с казаками. Видимо, губернатора из Москвы «поправили». Режим был продлен сначала до 18 апреля, а затем — до конца месяца.

Население ведет себя в основном спокойно. Власти и полицейские — тоже. Правда, на мой взгляд, с некоторыми перегибами. Например, во дворе дома есть детская площадка с качелями и выгороженным мини-футбольно-волейбольным полем. Дом и площадка ограждены от набережной улицы надежным кодовым замком. В доме 4–5 подростков. Попробуйте в однокомнатной квартире пожилым людям с двумя подростками постоянно находиться в условиях дистанционного обучения с 8.50 до 17.00–18.00 (с репетиторством по иностранному языку, шестой и десятый класс соответственно). Конечно, и нам, и детям требуется подышать морским воздухом (море от дома в 150 метрах), ребятам — побегать на детской площадке. А площадка ограждена полосатой лентой, а на море гоняют патрули. Хотя там по 1–2 человека на 300–400 погонных метров. Конечно, такая глупость раздражает, хотя незначительно.

А теперь — о главном.

Вся моя военная служба прошла во внутренних войсках МВД СССР и Российской Федерации с 1963 по 1995 гг. (с 1995-го — в органах МВД). Участвовал с 1986 по 1988 гг., будучи командиром Минской дивизии, со своими частями в ликвидации последствий взрыва на ЧАЭС, в оборудовании и охране зон отчуждения и отселения. Работал совместно со своими коллегами из Киевского объединения и в тесном взаимодействии с частями и соединениями Вооруженных сил СССР, а также другими структурами народного хозяйства, участвующими в ликвидации последствий взрыва. Потом — служба в Закавказье (Нагорный Карабах, грузино-осетинская, грузино-абхазская войны). Затем — Северный Кавказ (осетино-ингушский конфликт, ликвидация мятежа в Нальчике 1992 г., война в Чечне), октябрь 1993-го, март 1996 года.

В последующем работал в Госдуме 3-го и 4-го созывов, в Комитете по безопасности, был руководителем рабочей группы по разработке Закона о ЧП и Закона о противодействии терроризму.

И последние 13 лет, будучи президентом Клуба военачальников, я с коллегами провел 25 конференций, посвященных вопросам укрепления обороноспособности и национальной безопасности страны. Одна из них была посвящена теме управленческой деятельности в условиях чрезвычайных ситуаций. Рекомендации были направлены в Административный департамент Правительства России и Совет безопасности.

Мне не безразлично, что происходит сегодня. Насколько оправданно и целесообразно усиление ограничительных мер в распорядительном порядке, без соответствующего конституционного оформления? Ужесточение пропускного режима путем сплошного электронного контроля повлекло небывалое скопление людей и транспорта. Оправданно ли такое решение? Возможно, в Московском регионе оно частично оправданно. Но в других, более благополучных, наверное, нет.

Многие люди в условиях вынужденной безработицы уже истратили, проели свои заначки и страдают. Даже в Москве появились прилично одетые люди, которым не на что купить батон хлеба. Таким способом борьбы с эпидемией легко создать «стихию снежного кома», как это на днях произошло во Владикавказе.

Максим Ликсутов в интервью «России-24» заявил на днях: «Системы видеофиксации зафиксировали 250 тысяч автомобилей без пропусков» (при штрафе 5000 рублей это 1 млрд 250 млн рублей только за один день) — неужели это правда?

А где эпидемия? Недавно министр здравоохранения Михаил Мурашко заявил, что в этом году общая смертность в России снизилась на 5% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В соседней Белоруссии, несмотря на отсутствие жестких карантинных мер и ограничений, число заболевших и умерших не превышает среднестатистические показатели прошлых лет. А в Швеции совсем отсутствуют всякие ограничения, и наши СМИ не обнародуют шведские «катастрофические» показатели в связи с коронавирусом.

Анализируя все это, кто-нибудь подумал об экономике?

24 апреля в интервью программе «60 минут» на телеканале «Россия-24» министр экономического развития Максим Решетников предположил, что дефицит бюджета к концу года может составить до 5%. По словам министра, текущие ограничения из-за пандемии обходятся экономике более 100 млрд рублей в день.

Слава богу, краснодарские, ростовские и ставропольские крестьяне лучше других понимают, что зимой снова всем захочется кушать. Звонил на малую родину: сельхозработы идут полным ходом, и нет никаких вспышек коронавируса.

Зачем закрыли школы? Дистанционное обучение — это испытание не только для учеников, но и для родителей.

Теперь — о правоохранителях. Помню, в офицерской молодости на вопрос старшего начальника, какие распоряжения я отдал подчиненным, начал ответ словами: «Озадачил командиров взводов» и т.д. Он меня прервал и сказал: «Забудь это слово: «озадачил». Озадачил — значит, поставил подчиненного в дурацкое положение: он не знает, что конкретно должен сделать».

Хочу защитить полицию, Росгвардию, других силовиков, участвующих в выполнении карантинных мероприятий: без введения в стране, в регионах режима ЧП правительство их «озадачило».

Соответствующий полицейский наряд и войсковой наряд Росгвардии требуют от гражданина исполнения Закона о ЧП, а гражданин с возмущением доказывает, что он не нарушал закон, так как ЧП никто не вводил. Отсюда и перекосы, сопротивление и картинки в социальных сетях.

Непонятно, куда пропало МЧС? В условиях эпидемии оно должно быть на первом месте.

На прошлой неделе позвонил одноклассник — он уже много лет работает за границей, сейчас находится в Гамбурге. На мой вопрос, как немцы живут и работают в условиях карантина, он ответил, что режим довольно щадящий. Полиция не задерживает людей, рекомендует не собираться в группы и соблюдать социальную дистанцию. Торговые предприятия и общепит работают — в частности, рестораны обслуживают людей на наружных уличных верандах и на вынос. «Правительство Германии, — сказал он, — озабочено больше проблемами производства сельхозпродуктов, так как работающие в этой сфере мигранты были депортированы».

А теперь — как в директиве командующего — исходя из вышеизложенного, ПРЕДЛАГАЮ:

✔ Прекратить нагнетание напряженности в обществе усиленным применением электронных средств контроля над людьми и транспортом при их перемещении.

✔ Разрешить работу всех без исключения предприятий, торговых центров и иных учреждений.

✔ Возобновить нормальную очную форму обучения в общеобразовательных школах и вузах.

✔ Поручить губернаторам, руководителям субъектов своим решением применить дополнительные меры на местах исходя из реально складывающейся обстановки, сохранив межрегиональные экономические связи.

✔ Минздраву вместе с МЧС разработать (уточнить) рекомендации для учебных заведений и администраций предприятий и учреждений по контролю над строжайшим соблюдением мер безопасности (измерение температуры тела, соблюдение социальной дистанции, мер гигиены и пр.).

✔ Дать возможность малому бизнесу как можно быстрее вернуться к полноценной работе, пока у него сохранены производственные связи. Отсрочка по налогам малому бизнесу сегодня — петля ему на шею завтра.

✔ В связи с ростом уличной преступности и прогнозом ухудшения криминальной ситуации в целом полиции и Росгвардии основные усилия в работе следует перенести от составления протоколов на «нарушителей режима» к профилактике и раскрытию преступлений и обеспечению безопасности населения страны.

✔ В связи с тем, что излишне жесткие запретительные меры могут привести к утрате доверия людей к власти (всех уровней), целесообразно наладить диалог власти и населения, опираясь в том числе на возможности общественных организаций и политических партий.

Мы не можем допустить того, что страна пережила в октябре 1993 года. Такая катастрофа отбрасывает государство назад на десятки лет.

Это субъективная точка зрения, основанная на пережитом и личном опыте.

Пандемия коронавируса. Хроника событий