Русского инвалида на 100 дней заперли в аэропорту: "Здоровье ухудшается"

Роман Трофимов оказался заложником паспорта иностранца

Инвалид Роман Трофимов больше ста дней живет в манильском аэропорту - в каморке с тараканами. Наружу его не выпускают. На поездку Роман копил год, но мечта обернулась кошмаром - поводом стало то, что у этнического русского, родившегося в Эстонии, эстонский паспорт иностранца. "Заложник" рассказал нам о своей жизни.

Роман Трофимов оказался заложником паспорта иностранца
Роман Трофимов

«Нахожусь в международном аэропорту Манилы более 100 дней, нужна любая помощь выбраться отсюда. Я инвалид, мое здоровье ухудшается из-за недоедания, отсутствие солнца и свежего воздуха. Сотрудники авиакомпании, которой я прилетел, забрали мой паспорт, велели дожидаться окончания карантина». 36-летний Роман Трофимов прибыл на Филиппины 20 марта. Но посмотреть страну ему не удалось. Предысторию своего путешествия Роман Трофимов описал в Фейсбуке.

«Сам я живу в Эстонии. Чуть менее года откладывал средства для поездки в Юго-Восточную Азию, это было моей мечтой. Искал выгодный авиабилет. На мою мизерную пенсию по инвалидности не разгуляешься. 

На выписку со счёта после приобретения авиабилетов было страшно смотреть. Но я знал, что Филиппины - страна небогатая, местные живут на 100-200 евро в месяц. Решил, если они могут, то и мне это по силам. В конце концов я туда ехал не на курорт, а на 4-6 месяцев тихой жизни в провинции, рассчитывая, что в крайнем случае всегда можно найти подработку на месте...

20 марта самолет приземлился в столице Филиппин Манилы. В терминале играла какая-то мелодия. Гостеприимно, подумалось мне.

На таможне я предъявил паспорт на проверку, показал обратный билет. Я родился в 1984 году в Эстонии. Являюсь счастливым обладателем эстонского паспорта иностранца, поэтому не отношусь к гражданам ни одной страны мира. Имею только постоянный вид на жительство в Эстонии - это обычная ситуация для русских, родившихся в Прибалтийской части СССР. Паспорт иностранца выдается, если установлено, что у человека нет гражданства ни одной другой страны мира. Если бы у меня был паспорт другой страны, то Эстония не дала бы мне паспорт иностранца. Видимо, на Филиппинах такой паспорт видели впервые.

Когда сотрудники аэропорта увидели документ, учинили допрос с пристрастием, интересовались, что за паспорт, кто его выдал, гражданином какого государства являюсь, почему без гражданства, какой этнической группе принадлежу… Несколько раз мне назвали «лицом без гражданства». Во время расспросов я чувствовал себя второсортным человеком.

Дальше мне заявили, что в Маниле карантин, передвижение за пределы города невозможно.

Паспорт у меня изъяли. Теперь я нахожусь на попечении авиакомпании, которой прилетел. Они обязаны вывезти меня из страны. Обещали вернуть документ после того, как появится рейс в Эстонию. Но моя авиакомпания до сих пор не возобновила международное сообщение с Филиппинами».

«Со мной обращаются, как с преступником»

Мы связались с Романом Трофимовым. Мужчина рассказал о своем проживании в заточении.

- С 20 марта нахожусь в аэропорту Манилы. Неделю жил в терминале-3, пока его не закрыли. Спал на полу или металлических лавках. Душа не было, матраса не выдали. Предложили картонку, чтобы я ее подстелил на холодный пол.

- Аэропорт к тому времени еще работал?

- Да, но пассажиров практически не было. В здании находились сотрудники терминала, они контролировали меня, чтобы я не сбежал. Отчитывались перед начальством.

- Они вам сочувствовали, помогали?

- Никто мне не помогал. Сочувствия тоже не заметил. Всем было все равно. Со мной не хотели связываться, все пытались избежать ответственности, к кому бы я не обращался. Я заметил, что работники терминала-3 мечтали об одном, чтобы все застрявшие как можно быстрее покинули страну.  На меня оказывали давление, требовали, чтобы я побыстрее купил билет и улетел, чтобы они скинули с себя груз забот. Возможно, поэтому мне создали жёсткие условия пребывания.

- Какие?

- В аэропорту постоянно горел яркий свет, играла громкая музыка – уснуть в такой обстановке тяжело. Рестораны, магазине не работали. Функционировал только один фасфуд на улице. Выйти я туда не мог. Поэтому платил деньги охраннику, он покупал мне еду.

Позже меня перевели в терминал-1. Авиакомпания-перевозчик предоставила мне там крошечную комнату, где помещается только кровать. Есть общая душевая, очень грязная. В душе запах неприятный, плесень кругом. И кондиционеры не работают в комнате, где приходится спать. Стричься, бриться невозможно, нет условий. Одежду стираю в ведре в ванной.. Сушу вещи в комнате на окне.

- Кормят вас?

- Авиакомпания приносит мне двухразовое питание – обед и ужин. Этой еды только хватает, чтобы не умереть с голоду. Вот уже больше трех месяцев я ем рис и мясо.

- Медработники в аэропорту есть?

- Медработников я не видел. Только месяц назад, когда возобновили полеты, в аэропорту появились люди с бесконтактными градусниками. Стали измерять температуру пассажирам.

- Вам проверяли?

- За все время меня проверили три раза. Обещали сделать тест на коронавирус, но потом махнули рукой. Поймите, со мной здесь никто не общается, здесь некому даже задать вопрос.  

- Дезинфекцию там проводят?

- Дезинфекцию проводят раз в неделю. Маски, перчатки мне не выдавали. В отеле терминала, где я живу, есть санитайзеры. Еще здесь много тараканов, когда спал, они ползали по мне.  

- Проблемы со здоровьем у вас есть?

- Начались проблемы со спиной - кровати тут жесткие, как в тюрьме, спина болит каждое утро. И с желудком тоже не очень, мягко говоря. Еду авиакомпания предоставляет из дешевой забегаловки, которая находится рядом с аэропортом. Замечаю, что не всегда она свежая. Иногда заказываю доставку в аэропорту или покупаю что-то в местном фастфуде. Но на такое еде долго не протянешь.

- Много в аэропорту таких же застрявших?

- Помимо меня здесь находится еще три человека, которые так же долго не могут вылететь в свою страну.  

- На улицу вам можно выходить?

- Нет. Я не выходил на улицу с того дня, как прилетел сюда. Больше трех месяцев не дышал свежим воздухом. Постоянно сижу внутри терминала. Здесь работают кондиционеры, воздух не особо свежий. Недавно кондиционеры сломались, стало очень жарко.

Ко мне представили охранника, который следит за моими передвижениями по аэропорту, через него я могу передать просьбы авиакомпании – напрямую они со мной не выходят на связь. Так что я могу находиться только в комнате или спускаться в задние терминала. Но я уже почти не спускаюсь, делать там нечего.

- За три месяца вас, наверное, уже знают все уборщицы, работники магазинов – они вам помогают чем-то?

- Сотрудники меня видят каждый день, но помощи от них не получаю.

- Как проходит ваш день?

- Делать здесь нечего, остается только сидеть в телефоне и спать. Накрывает депрессия, делать нечего не хочется. Спускаться в терминал сейчас опасно, там много людей - каждый день пассажиры прилетают-улетают, я боюсь подхватить вирусы.  

- Почему вы только сейчас решились обратиться к помощи через соцсети?

- Поначалу у меня не было телефона. К тому же в соцсетях я не был зарегистрирован. Недавно узнал, как ими пользоваться. Рассказал о себе. Люди пишут в комментариях, что не верят мне.

Я выложил все свои билеты, опубликовал видео из терминала. В первые дни, когда мне сказали, что я должен оставаться в аэропорту две-три недели, испугался. Нарисовал транспарант, написал, что являюсь пленником Филиппин. С этим плакатом я стоял в терминале-3. Охранники высказывали недовольство, но другого выбора у меня не оставалось. Не знал, как еще привлечь внимание. Сработало. 

Кто-то меня сфотографировал, информация дошла до посольства Эстонии. Со мной связались по электронному адресу. Один из пассажиров одолжил свой телефон, через него я общался с консульством.  

- И что посольство?

- Посольства Эстонии на Филиппинах нет, есть только почетный консул. Он особо не помог. Консул попытался с кем-то переговорить, чтобы меня пустили на территорию Филиппин, но власти отказали. Так что вариантов моего освобождения нет, ситуация нестандартная, нужно ждать пока появятся рейсы, и я смогу улететь. 

- Родственники, друзья у вас есть, которые могли бы посодействовать?

- У меня пожилая мать, чем она поможет? Больше не у кого просить помощи.

- Деньги у вас остались?

- Деньги на исходе, на обратный билет уже не наскребу. Тем более, стоимость билетов подскочила. Я ведь жил в терминале 3,5 месяца, покупал еду, цены в аэропорту недешевые. В любом случае, если бы даже нашлись деньги, я не могу купить билет и улететь, потому что паспорт у авиакомпании.

- Выходит, перспектив выбраться нет?

- Не знаю, оттого и страшно. Никто не пытается мне помочь и что-то объяснить. Сотрудники авиакомпании сказали ждать, пока возобновят полеты. Я жду. На вопросы мои никто не отвечает. Информацию узнаю от пассажиров и через соцсети.

Авиакомпания ничего со мной не обсуждает, просто заявляют: «Ждите, рано или поздно мы передадим вас турецким авиалиниям, чтобы те доставили вас в Эстонию». Турецкие авиалинии должны были возобновить полеты в мае. Не случилось. Потом появилась информация, что полетят 1 июля. Но до сих пор полетов нет. Сколько мне еще тут сидеть, страшно представить».

История Романа разошлась по соцсетям. На мужчину обратили внимание. Последние новости он выложил на своей странице.

«Приходили сотрудники полиции аэропорта, они наводили справки про меня спрашивали, всё ли в порядке. Я пожаловался, что авиакомпания не предоставляет нормальный завтрак, приносят только воду и хлеб.

Несколько недель назад и воду с хлебом по утрам перестала давать. Сослались на то, что запасы закончились. Сегодня первый день, когда завтрак принесли. Заметил, что сотрудники авиакомпании обращаются со мной, как с преступником, на права человека или на элементарную вежливость они не заморачиваются».

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28304 от 7 июля 2020

Заголовок в газете: В каждой Маниле свои тараканы