Откровения Ивана Сафронова за решеткой: похудел на 5 кг

Журналист просит разрешения взвешиваться каждый день

Меньше чем за неделю своего заключения в «Лефортово» журналист, советник гендиректора «Роскосмоса» Иван Сафронов похудел на 5 кг. Но говорит, что это не от стресса.

- Если бы я худел каждый раз, когда испытывал стресс, то от меня бы давно ничего не осталось, - иронизирует он. - Обнулился бы.

Из-под стильного пиджака выглядывает черная тюремная майка (элемент от комплекта робы арестанта) - похоже, Сафронов заведет новую моду в самом суровом СИЗО страны. А необычная укладка волос (торчат кверху), как говорит, «образовалась сама» в результате отсутствия возможности мыться за решеткой чаще, чем раз в неделю.

Обвиненный по 275 статье УК «госизмена» Иван Сафронов потихоньку обживается в «Лефортово». В неволе он всерьез решил заняться спортом. Но в СИЗО, сами понимаете, все это не просто. Переживает, что даже на прогулке видит небо лишь «в клеточку».

О своем житие-бытие за решеткой Иван рассказал обозревателю «МК», навестившей его в качестве члена ОНК Москвы.

Журналист просит разрешения взвешиваться каждый день

Сафронова приводят в комнату для краткосрочных свиданий, потому как общаться по-прежнему можно только тут и только через стекло (ограничения из-за карантина так и не сняли). Выглядит он гораздо лучше, чем после первой ночи в «Лефортово».

-- Рад вас видеть, – начинает Иван. - Как там на воле? Я по-прежнему ничего не знаю - телевизор не работает, поскольку антенны все еще нет.

- Как же так? Родные сказали, что антенну у них приняли еще в четверг. Причем, по их словам, сотрудник осмотрел ее и подтвердил, что она «правильного установленного образца».

- А мне ее так и не принесли … Наверное, чтобы я телевизор не смотрел и не знал новостей.

- Вижу, вам разрешили переодеться в вашу одежду! Так гораздо лучше, чем в тюремной робе.

- Да, вещи отдали. Майка вот только осталось. На суд буду ездить в костюме, чтобы выглядеть нормально. Но без галстука – я его снял и отдал адвокату еще в суде. В СИЗО он, как и шнурки, запрещенный предмет. 

- А прическа у вас новая. Постриглись? Уложились?  

- Она сама так «уложилась». Банный день здесь по четвергам, вот ещё только предстоит помыться.

- В любом случае настроение у вас гораздо лучше, чем то, что было в прошлый раз.

- Стараюсь не унывать.

- Давление на вас не оказывают?

- Нет, никакого давления на меня в «Лефортово» нет. А в другом месте – сами понимаете. 

Мне тут говорили, что будет психологическое тестирование. Да?

— Это вряд ли, тем более что в «Лефортово» и психолога сейчас нет.

Сотрудник СИЗО вступает в разговор и поясняет, что психолог в штате изолятора на данный момент отсутствует. Говорит, что Сафронов, видимо, не правильно что-то понял и, скорее всего, имелось в виду, что его вывезут на экспертизу.  

- В НИИ Сербского мне не хотелось бы проходить «тестирование», - иронизирует Иван. – А можно мне разрешить каждый день взвешиваться? Я начал активно худеть (с 89 сбросил уже до 84 кг), но мне нельзя сбрасывать вес ниже определённого уровня, иначе будут проблемы со здоровьем.

- Почему худеете? Не едите местную еду?

- Ем. И мне даже нравится местная пища. Вот сейчас приносили суп гороховый, я его очень люблю. И он тут вкусный (мама, конечно, вкуснее делает, но этот тоже был не плохой). Я сказал повару, который пищу разносил, сегодня чисто по-человечески спасибо. И порции тут большие.

- Тогда, выходит, из-за стресса теряете вес?

- Стресс тут ни при чем. Я его столько испытывал… Если бы худел из-за стресса, то давно бы высох. Обнулился бы (шучу).

А худею я, потому что много занимаюсь. Только приседаний по 250-300, а еще отжимания, пресс качаю… и все по 10 подходов. На прогулке тоже делаю упражнения, хотя там маленький дворик – 3 на 4 метра – и из «спортинвентаря» только прикрученная к полу скамейка. Но зато свежий воздух какой-никакой. Жаль только, что неба не видно, точнее оно в клеточку в прямом смысле. 

- Спите хорошо?

- Не очень. Сны разные снятся… Но это не кошмары. Пытаюсь приучить спать со светом (его, по правилам, даже ночью не выключают), но это не очень получается. 

- Спина по-прежнему болит? В прошлый раз вы жаловались. Сотрудники сказали нам, что матрас вам не стали менять, потому что он не пришел в негодность.

- Я уже к нему привык. И к подушке пытаюсь привыкать (она мне досталась какая-то маленькая, не форматная). Но если не смогу — вот ее бы заменить, если можно.

Еще не могу пока привыкнуть, что кипяток для чай надо «заказывать» в определённое время.

- Вы можете пользоваться кипятильником или маленьким электрочайником, если родные передадут.

- Я и не знал! Попросите их, если можно, передать. Родные уже сделали одну передачку. Дошло многое. Спортивный костюм теперь есть – можно спортом в нем заниматься. Не приняли постельное белье (оно цветное, а тут только однотонное можно), соки, кофе «три в одном»…   Зато сушки теперь есть. Я люблю читать книги и пить чай с сушками. Заказал в библиотеке целый список из 60 книг.  

Символично, что наш разговор закончился на сушках. Как раз информация «СУ» или «сушках», судя по нашим данным, все-таки есть в материалах дела (вменяется, что передал эту информацию иностранцам). Иван так и не узнал, что его приходили поддержать коллеги к стенам СИЗО 13 июля. Из окон камер «Лефортово» не был слышен шум во время их задержания.  От туда вообще мало что слышно и видно…

На акции в поддержку Ивана Сафронова задерживали за футболки

Смотрите видео по теме

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28312 от 16 июля 2020

Заголовок в газете: У узников «Лефортово» — аллергия на тюрьму