Адвокат сына Захарова раскрыл детали процесса: стороной Ефремова «ведётся игра»

«Ничего не помню, поэтому не могу признать вину»

История о смертельном ДТП с участием Михаила Ефремова близится к суду. Дата пока не определена. Ну уже ясно, долго тянуть не станут. Потерпевшие и обвиняемый ознакомились с материалами дела.

«Ничего не помню, поэтому не могу признать вину»

Почему размер компенсации потерпевшим может вырасти, на каких условиях адвокат Ефремова предложил вести переговоры с другой стороной, есть ли замечания у потерпевших к расследованию – рассказал «МК» руководитель правозащитной компании «Результат» Сергей Аверцев, который представляет интересы сына погибшего, Виталия Захарова.

- То, что в деле четверо потерпевших, все они члены одной семьи – это нормальная история? Почему один человек не мог представлять всю семью?

- Откуда взялось мнение, что если в деле участвует одна семья, то должен быть один потерпевший? – начал разговор Сергей Аверцев. - Любой человек, который, претерпел от данной ситуации, может стать потерпевшим, если того пожелает. Нет такого понятия – одна семья, значит, один потерпевший. Вполне рядовая ситуация, что заявлены несколько потерпевших. Ничего неординарного.

- Но как раз по этому поводу поднялась шумиха. Сначала брат погибшего объявил себя потерпевшим, следом присоединилась официальная жена с сыном. Последним в дело вошел старший сын.

- Насчет шумихи, могу сказать одно – таким образом, формируется общественное мнение, кстати, достаточно удачно и с определенной целью. Но надо заметить, шумиха раздута искусственно и не совсем соответствует действительности. Поясню еще раз насчет четверых потерпевших - крайне редко, когда от семьи представлен один потерпевший. Как раз это, казалось бы, странным. И могло сыграть на руку обвиняемому. Семье никакой пользы подобная ситуация не могла принести.

- Потому что одному потерпевшему положена меньшая компенсация, чем четверым?

- Размер компенсаций от этого мало зависит, каждый случай рассматривается индивидуально. Даже если бы в дело вошел один потерпевший, то в любом случае, человек представлял бы интересы всей семьи. Поймите, у погибшего было несколько детей, значит, потерпевших должно быть несколько. Вот у Виталия убили отца, у Маргариты – мужа, почему кто-то из них должен сказать, мол, ничего страшного, пусть кто-то один выступает за меня на суде, я ничего не претерпел? Поэтому каждый член семьи в праве заявить, что он пострадал и должен защищать свои интересы. Тут дело касается не только компенсации, а в принципе своих интересов.

- Ваш подзащитный уже определился с суммой морального вреда?

- На сегодня конкретной суммы пока нет.

- Даже примерной суммы еще не обозначили?

- Нет, хотя бы по той причине, что к моему великому удивлению, сторона обвиняемых по непонятным мне причинам продолжает наносить моральный вред потерпевшим. Подобное встречается первый раз на моей практике.

- Каким образом наносят вред?

- Можно ознакомиться с целым рядом высказываний, опубликованных в СМИ, есть видеоинтервью текстовые носители, где представитель господина Ефремова крайне оскорбительно высказывается о потерпевших.

- Вы про высказывания, типа «скоро вся деревня попросит признать себя потерпевшими»?

- И это тоже, совершенно верно. Разве можно такое говорить о людях, которые потеряли близкого человека? У моего подзащитного погиб отец. Думаете, это никак на нем не отразилось? И как можно говорить о сыне погибшего – «вся деревня»?

- То есть, чем больше нелицеприятных высказываний звучит из уст адвоката Ефремова в адрес пострадавших, тем увеличивается размер компенсации?

- Тем больше размер нанесенного морального ущерба, конечно же.

- Приблизительные суммы на данный момент можете озвучить? Адвокат актера Пашаев называл около 40 млн. рублей.

- Пашаев, видимо, осведомлен о моих мыслях лучше, чем я сам.

- Вы сотрудничаете с защитником других членов семьи?

- У меня с адвокатом других членов семьи состоялось непродолжительное общение по телефону. Я уверен, мы можем быть друг другу полезны. Но на данном этапе такой необходимости нет. У нас нет конфронтации, но и тесное взаимодействие отсутствует. Если оно для каких-то целей будет необходимо, я уверен, мы обеспечим взаимодействие.

- Почему старший сын погибшего Виталий обратился к вам, а не к адвокату, который защищает его родственников?

- Почему вся семья пошла к одному адвокату, нужно спросить у всей семьи. Виталий обратился в нашу компанию, потому что посчитал этот выбор наиболее верным. Каждый выбирает представителя по своим внутренним убеждениям и взглядам.

- Правда, что у Виталия самое тяжелое материальное положение из всех потерпевших?

- О личной жизни Виталия некорректно распространяться с моей стороны. Что касается худшего или лучшего материального положения, о других членах семьи мне ничего неизвестно. Этот момент никак не влияет на нашу ситуация.

- У погибшего есть гражданская жена Ирина, которая прожила с Захаровым больше 20 лет. Женщина имеет право стать потерпевшей. Во время следствия этот вопрос рассматривался? Виталий заявлял об этом следователю.

- Что говорил Виталий следователю, я не имею права распространять.. То, что между Ириной и погибшим были взаимоотношения, Виталий мне об этом говорил, от своих слов он не отказывается. Имеет ли право Ирина быть потерпевшей, определять следствию. Если вас интересует лично мое мнение, я считаю, она имеет моральное право заявить о своем участии в деле.  

- Виталий общается с бабушкой, матерью погибшего?

- Виталий общается с бабушкой. Скажу больше, благополучие бабушки является для него важным вопросом и не только в этом деле, но и по жизни. Это мои наблюдения. Виталий сильно переживает за бабушку.

- Сторона Ефремова связывалась с вами?

- Да, господин Пашаев звонил мне, приглашал приехать к нему в гости. Я же предложил встретиться на нашей территории. Он отказался по непонятным мне причинам. Никаких конкретных предложений и тезисов от Пашаева не прозвучало.

- То есть он позвонил, сказал, приезжайте ко мне и все?

- Он сказал: давайте вы ко мне приедете. Я ответил: лучше вы к нам. Мы ведь находимся в Рязани. Пашаев отказался, пояснил, что ему некогда со мной встречаться, предложил собрать желательно всех потерпевших, так как он не может тратить время на каждого по отдельности. Потом добавил, что в крайнем случае, согласен приехать к Виталию в Рязань, но встречаться с его представителем отказался. В результате, пожелал мне успехов.

- Вот и поговорили.

- Я в своей практике впервые вижу подобное поведение обвиняемых и их представителей. Обычно люди ведут себя иначе.

- Вы не думаете, что адвокат Ефремова затеял какую-то игру?

- Безусловно с той стороны ведется игра. Они в открытую об этом говорят. Я слышал, тот же господин Пашаев как-то сравнивал сложившуюся ситуацию с пробитым пенальти, что поражает. Человек погиб, это как-то не очень похоже на игру. Вот только мне до конца не понятен сценарий игры. Есть ряд предположений, но высказывать их неэтично.

- Какая позиция вашего подзащитного в отношении Ефремова? Он намерен требовать максимального наказания или есть варианты для смягчения вины?

- На сегодняшний момент, обвинение занимает позицию, где нет смягчающих обстоятельств. Я тоже не вижу в деле никаких смягчающих обстоятельств. Налицо только отягчающие. Может в процессе откроются новые обстоятельства, пока об этом ничего неизвестно. 

- Примерные даты суда известны?

- Пока нет.

- Вы познакомились с материалами дела?

- Неоднократно.

- Есть замечания?

- Не могу об этом говорить. Скажу так, есть некоторые вопросы. Но уверен, ответы на них мы получим в ходе суда.

- Пашаев заявляет, якобы, у него есть доказательства невиновности Ефремова. В материалах дела что-то есть об этом?

- Ничего подобного я не нашел. По практике нашей компании, могу сказать, если человек не виновен, ему нечего скрывать. Он открыто говорит: я не виновен и приводит факты. А Пашаев, выходит, скрывает причину невиновности Ефремова: я не виновен, но почему – не скажу. Это снова к вопросу об играх.

- В материалах дела есть допрос Ефремова. Он признал вину?

- О том, что написано в материалах дела, не подлежит оглашению. Могу прокомментировать то, что известно широкому кругу лиц через СМИ. Ефремов занял грамотную позицию, хорошую, уверенную: я ничего не помню, поэтому не могу признать вину.

Читайте также: "СМИ узнали о подработках жены Ефремова после его ареста"

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28315 от 20 июля 2020

Заголовок в газете: Странный сценарий Михаила Ефремова