Младенцы и миллионы: как мошенники наживаются на суррогатном материнстве

"Я не только потеряла деньги — я могла умереть"

Потерпевшие от деятельности агентств по суррогатному материнству рассказали нам свои истории - речь и о тех, кому так и не удалось стать родителями, и о суррогатных матерях, которым не заплатили.

Следователи, со всей серьезностью взявшись за московские клиники суррогатного материнства, похоже, открыли ящик Пандоры.

Первая волна арестов прошла в начале июля в Басманном суде. За закрытыми дверями рассматривались материалы беспрецедентного дела о торговле детьми, родившимися от российских суррогатных матерей. В поле зрения правоохранителей кроме медиков попали их пособники — сотрудники юридической конторы «Росюрконсалтинг», которые помогали продавать младенцев одиноким мужчинам за рубеж.

«МК» побеседовал с потерпевшими от агентств суррогатного материнства, и оказалось, что возбужденное дело — лишь верхушка айсберга. Бесплодные сплошь и рядом остаются не только без детей, но и без денег, суррогатные матери вынашивают детей и нередко остаются без законного гонорара. А младенцы? Их периодически обнаруживают в стихийных яслях, которые на скорую руку оборудуют в съемных квартирах. Так нашли 10 новорожденных в начале года в Одинцове и еще 7 малышей — в июне, на Аргуновской улице.

"Я не только потеряла деньги — я могла умереть"
Поводом для возбуждения масштабного уголовного дела стали бесхозные младенцы, которых нашли в одной из съемных квартир в Одинцово.

Несмотря на то что Юля и Людмила успели побывать на ток-шоу, они просят не называть фамилии. Встречу назначили в редакции «МК» — чтобы убедиться, что журналист не подставной, и его не подослало агентство, с которым они который год в состоянии войны.

Юля — блондинка, сдержанная, осторожная, Люда — жгучая брюнетка, эмоциональная, громкая. Именно благодаря ее крику о помощи Юля решилась открыться незнакомому человеку и рассказать свою историю. С тех пор женщины вместе ходят в полицию, на интервью к журналистам, пишут жалобы и пытаются восстановить справедливость.

— Давайте я начну, — говорит Люда и рассказывает о своей беде.

Людмила приехала в Москву из Горловки еще в начале 90-х. Устроилась аудитором в хорошую компанию.

— Сначала стала зарабатывать на квартиру: жить-то где-то надо. Когда заработала — стала задумываться о детях. Обошла всех врачей, но мне сказали, что по медицинским показателям я не смогу выносить ребенка. В 40 лет я сделала 4 криоэмбриона. Через 7 лет обратилась в клинику по суррогатному материнству…

К подбору клиники подошла основательно: нашла, как ей показалось, самую лучшую.

— Агентство суррогатного материнства «Свитчайлд» — это самый крупный игрок на сегодняшний день. В Интернете масса рекламы, только положительные отзывы. У меня на тот момент не было сомнений: там мне помогут, — рассказывает Людмила.

В агентстве ей описали радужную картину и заверили, что без ребенка она не уйдет. Во время обработки потенциальной клиентки в кабинете раздался телефонный звонок.

— Агент по телефону стала кого-то громко поздравлять с рождением первенца… Я потом узнала, что это стандартный прием: в определенное время звонят якобы счастливые родители, — улыбаясь, говорит Люда.

И только сумма, которую выкатили в агентстве, подействовала отрезвляюще. Обещанный младенец оказался ненамного дешевле «однушки» в Москве. Женщина решила повременить и посмотреть все возможные варианты.

— Я стала обращаться в другие клиники. Но вскоре мне позвонила агент из «Свитчайлд» и сказала буквально следующее: «Люда, хватит обзванивать клиники — это все наши филиалы. Приходи, мы все сделаем». Я взяла кредит на 1,4 миллиона рублей и пришла…

Оказалось, что «Свитчайлд» — это всего лишь бренд, под которым объединены клиники и всевозможные центры планирования семьи со своими названиями по всей Москве.

В итоге Людмила заключила договор на программу «Патронаж». В документе говорилось, что программа будет доведена «до результата», то есть до рождения ребенка, без ограничения срока действия и количества попыток.

Люда заплатила полтора миллиона рублей. Оставшийся миллион она должна была отдать в третьем триместре беременности. В эти 2,5 миллиона входили гонорар суррогатной матери за рождение ребенка, ежемесячные выплаты в течение беременности, лекарственное обеспечение, ведение беременности, оплата родов, проживание иногородней сурмамы в Москве и т.д.

В агентстве предупредили, что суррогатную мать выберут сами, и общаться с женщиной, которая будет вынашивать ребенка, Людмила не сможет.

— Общение с суррогатной матерью было под запретом. Якобы это делается для моего же благополучия: мол, вдруг я не понравлюсь сурмаме, и она что-нибудь сделает с моим ребенком. Я снова поверила, — рассказывает Людмила.

После заключения контракта общение между заказчиком и компанией сводилось к сообщениям в Вотсапе.

— Ни один из 4 эмбрионов не прижился. О ненаступлении беременности мне сообщали в Вотсапе. Писали: «ХГЧ отрицательный» (гормон, наличие которого показывает, что беременность состоялась. — Авт.), и вместо точки — сложенные в молитве ладошки… — вспоминает Людмила.

О причинах неудачных попыток клиентке рассказывать не спешили, равно как и возвращать деньги.

Когда женщина пришла в полицию, ей с ходу заявили, что у нее не получится завести уголовное дело. Не получится выиграть и гражданское дело в суде. Все, что она может, — это найти таких же пострадавших и обращаться к журналистам.

— А как искать пострадавших? В договоре черным по белому было написано: я должна соблюдать конфиденциальность. То есть мне наносят вред, а я не имею права об этом громко сказать. Но мне было по фигу. В ноябре 2018 года на сайте отзывов я опубликовала все свои данные, чтобы не подумали, что я подставная, и написала, что «Свитчайлд» «никому не должен, если вы ему заплатили»…

Я также написала жалобу в Администрацию Президента. Оттуда ее спустили в Росздравнадзор. Из Росздравнадзора — в Роспотребнадзор. Там мое гневное письмо почитали и ответили, что нарушений в работе агентства нет… Все бы так и закончилось, но, к счастью, подтянулась Юля.

Безотходное производство

Юля много раз читала отзывы Люды, но не решалась на них отвечать. К тому времени и у нее, после обращения в тот же центр, не осталось шансов стать матерью.

— Я не только потеряла деньги — я могла умереть после гормональной терапии, которая мне была противопоказана. Дело в том, что я ранее перенесла онкологическое заболевание, и гормоны могли спровоцировать рецидив болезни, — тихо, по-будничному рассказывает Юля свою историю, которая как под копирку снята с истории Люды: агрессивная реклама в Интернете, звонок радостных родителей во время первого приема, увещевания, что она не уйдет без ребенка, эмбрионы-отличники (максимально качественные по результатам их диагностики. — Авт.), которые почему-то не приживались, а если и приживались, то вскоре умирали…

После того как Юле прислали последний раз «ладошки», женщина решила копнуть глубже и стала разбираться с договором, который заключила. Выяснилась любопытная деталь.

Агентство «Свитчайлд» оформило Юлин договор на программу суррогатного материнства на подставную строительную фирму ООО «Евроменеджмент Групп», которая возводила в это время в Подмосковье загородный дом некой Ирине Харламовой. Счастливой обладательницей дачи оказалась… жена главы агентства суррогатного материнства Сергея Лебедева.

— Выходит, что я оплачивала строительство дачи руководству агентства. Меня же просто использовали, — говорит Юля, которой четыре года подряд присылали смс-сообщения о выкидышах, а она все это время лелеяла надежды.

Ключевой момент, которым пользуется агентство и из-за которого, уверены обратившиеся к нам женщины, возможен грандиозный обман, — это тотальная анонимность программы. Она заключается в том, что биородитель не знает сурмаму, а та не знает биородителя. И это позволяет клиникам проворачивать аферы, считают собеседницы «МК».

И случай Юли и Люды — не исключение. Кто поручится, что агентство могло взять деньги и не заморачиваться поиском суррогатной матери и сложными медицинскими манипуляциями? Надзора-то нет…

— Сначала я тоже подумала, что мои эмбрионы разморозили и выбросили, а мне сказали, что они не прижились. Но знающие люди мне объяснили: зачем выкидывать, когда можно продать отличный биоматериал? В этих агентствах продается все: безотходное производство, как бы цинично это ни звучало… — говорит Юля.

Напрашивается жуткая мысль: есть ли гарантии, что эмбриона-отличника от блондинки не продали как биоматериал, скажем, одинокому иностранному отцу нетрадиционной ориентации, а клиентке сообщили, что ее эмбрион погиб? Ведь в таком случае агентство может получить 2,5 миллиона рублей с доверчивой одинокой женщины и более 3 миллионов рублей с иностранца.

— Кроме того, к нам за детьми приезжают иностранцы из Китая, с Филиппин… Кто-нибудь проверяет этих людей? Они действительно родители? Есть ли гарантии, что детей, которых вынашивают российские сурмамы, потом не отправляют, скажем, на тайский рынок проституции? Программа ведь полностью анонимная. И пока это так, мы никогда не узнаем, что действительно творится в клиниках, — разводит руками Юля.

Одинокие папы

Конечно, все рассуждения женщин, от которых волосы встают дыбом, можно списать на стресс и нежелание мириться с ситуацией. С другой стороны, есть и объективные данные.

Следственный комитет после обнаружения в начале года в одинцовской квартире десяти младенцев возбудил уголовное дело по статье «Торговля людьми». Через семь месяцев были задержаны не только известные врачи, владельцы центров суррогатного материнства (в том числе Владислав Мельников, который якобы подбирал сурмаму для Пугачевой и Галкина), но и сотрудники конторы, которая оказывала юридическое сопровождение программам суррогатного материнства.

Владислав Мельников – глава центра, который якобы подбирал суррогатную маму для детей Пугачевой и Галкина. Теперь его обвиняют в продаже малышей иностранцам.

«Росюрконсалтинг», по заверениям адвокатов, стояла на страже интересов как биологических родителей, так и суррогатных матерей. Впрочем, по данным «МК», ее руководитель и деловой партнер Мельникова — Константин Свитенев, скрывающийся сейчас за рубежом, — со своей командой просто грамотно оформляли детей за границу, скажем так, в нетрадиционные семьи.

Во время избрания мер пресечения в Басманном суде информация частично подтвердилась: младенцы, обнаруженные в Одинцове, действительно предназначались для высокопоставленных иностранцев. Когда речь зашла о таком щекотливом вопросе, как сексуальная ориентация отцов, тут адвокаты пошли в наступление: мол, это — личное дело каждого. А мужчина ничем не отличается от одинокой женщины, у которой не получилось обзавестись потомством, и он так же имеет право быть родителем. Журналистам было предложено рассмотреть успешные примеры российских звезд: Филиппа Киркорова, Сергея Лазарева и так далее.

Приключения китайцев в России

Люда и Юля целый год обивали пороги прокуратуры и полиции, но дело двинулось с мертвой точки только недавно. 15 июня 2020 года в ОМВД России по Мещанскому району Москвы было возбуждено дело в отношении неустановленных лиц по факту мошенничества. В постановлении о возбуждении уголовного дела, в частности, говорится, что некие лица, «действуя от имени ООО «Евроменеджмент Групп», а также агентства «Свитчайлд», имея умысел на хищение денежных средств путем обмана и злоупотребления доверием, заключив агентский договор, не желая исполнять взятые на себя обязательства, получили денежные средства на общую сумму 4 553 038 рублей, после чего взятые на себя обязательства не выполнили, тем самым… причинили материальный ущерб в особо крупном размере».

Кроме того, из Следственного комитета в ОМВД России по Мещанскому району спустили коллективное заявление граждан Китая.

— К нам присоединились шесть китайцев, которые обратились в то же агентство. У них по всем показателям были идеальные эмбрионы. Чтобы вы понимали, по прогнозам врачей такие приживаются в 90 случаях из 100. Но ни у одной из сурмам ни один эмбрион не прижился. Такого просто не бывает! — поясняет Юля.

По ее словам, обманутые китайцы также нашлись благодаря отзывам в Интернете. Сначала горе-клиенты из Поднебесной боялись как-то заявлять о своих правах. Однако, когда увидели двух активных россиянок, решили подключиться.

— Китайцы не знают русского языка, наших законов, реалий. Им очень тяжело оттуда добиваться справедливости. На то и расчет. А у них, между прочим, общая сумма ущерба — 13 миллионов рублей. И это только те, кто к нам присоединился… — рассказывает Юля.

Аттракцион невиданной щедрости

«МК» удалось разыскать еще одну бездетную пару, которая имела дело с агентством «Свитчайлд». Юля и ее муж живут в Санкт-Петербурге и уже 10 лет пытаются стать родителями: из-за врачебной ошибки молодая женщина не может выносить ребенка. А два миллиона рублей на сурмаму — неподъемная сумма для молодой семьи.

— Пару лет назад я узнала о конкурсе на бесплатную программу суррогатного материнства, который проводило агентство «Свитчайлд» совместно с благотворительным фондом «Формула рождения». От меня требовалось заполнить анкету и написать свою историю — почему мне необходима эта программа, — рассказала Юля.

Через некоторое время агентство поздравило пару с победой: ее история оказалась самой убедительной.

В январе 2018 года пара приехала в Москву на подписание договора. Победителей торжественно встретили в «Медика-ментэ» — одной из клиник агентства на Аргуновской улице, а затем проводили непосредственно в «Свитчайлд», что находится неподалеку. Там их уже ждала куратор суррогатного материнства.

— Мы сели читать договор. Но внимательно прочесть документ не удавалось: мы постоянно отвлекались на разговоры. Менеджер говорила: «Это всего лишь формальность, зачем вы читаете, программа-то для вас бесплатная, подписывайте…» В какой-то момент раздался звонок, и менеджер стала громко кого-то поздравлять. После разговора она сказала, что ей только что звонили родители, у которых родился ребенок, стала подбадривать, что и у нас все получится, без детей от них никто не уходит, надо только подписать договор, — рассказала Юлия.

Но как только женщина углубилась в документ — ей стало ясно, что «бесплатная программа» не такая уж и бесплатная.

— Я поняла, что в договоре есть пункты, за которые нам нужно будет платить: роды, ведение беременности… При этом не были указаны цены. Другими словами, мы должны были подписать договор, а потом выплачивать сумму, которую нам выставят. Кроме того, в документе указывалось, что в случае двойни на 16-й неделе беременности мы должны доплатить полмиллиона рублей. Не по факту рождения двойни, не в конце беременности, а в начале. И эта сумма невозвратная при любом исходе, — рассказала Юля.

Но самой любопытной оказалась пиар-часть договора, которая в условиях конкурса выглядела как «съемки в серии телепередач». По факту пара была обязана в течение 4–5 лет вести блоги, отвечать на все комментарии, а также участвовать во всех ток-шоу, презентациях, пресс-конференциях и телепрограммах, на которые позовут. Более того, Юля с мужем должны являться по первому зову в любое место. Проезд, питание и жилье — за счет пары. В случае нарушения хотя бы одного пункта — штраф 100 тысяч рублей.

— Штрафы касались всего — и ток-шоу, на которые я, если честно, не горела желанием ходить, и, например, оставленного без ответа комментария в блоге… — рассказала Юлия.

Стоит ли говорить, что договор на «бесплатную программу», который на выходе обошелся бы дороже самой программы, Юля и ее муж тогда не подписали. Супруги указали, чтобы договор привели в должный вид с условиями конкурса, и пытались согласовать пункты договора, но директор агентства «Свитчайлд» Сергей Лебедев в одностороннем порядке отказал паре в проведении программы. Ведь агентство добилось своего: с помощью формально-фиктивного конкурса провело громкую рекламную кампанию и привлекло клиентов.

— С одной стороны, я очень рада, что мы не вляпались в эту историю. С другой — я была в таких иллюзиях, что мне помогут, питала такие радужные надежды… Ну и было потеряно время, которое для меня сейчас очень дорого, — поделилась Юлия.

Суррогатные мамы

Все, о чем говорилось выше, касалось биологических родителей. Впрочем, как выяснилось, нередко нарушаются права и суррогатных мам — женщин, готовых за денежное вознаграждение выносить ребенка.

Семейная история 64-летнего москвича Николая Ющенко — готовый сюжет для мелодрамы. Семь лет назад мужчина потерял единственного сына. Внуков сын оставить не успел, хотя и пытался обзавестись потомством, в том числе с помощью врачей (у медиков остался его биоматериал). Тогда Николай нашел свой способ не сойти с ума от горя.

— У меня был серьезный разговор с супругой, после которого мы решили воспользоваться услугами суррогатной матери. Нам посоветовали обратиться в агентство Снижаны Токар, — рассказал Николай.

К приезжей с Украины Снижане Токар у многих клиентов остались финансовые вопросы.

Летом 2018 года мужчина встретился с генеральным директором ООО «ЛСТ» (аббревиатура расшифровывалась как «Любовь, Счастье, Творчество») Токар и заключил договор на двух суррогатных мам. От Николая были нужны только деньги: поиск суррогатных мам и все заботы о них агентство брало на себя.

— По договору агентство брало за каждого ребенка 2,6 миллиона рублей. 850 тысяч мы отдали сразу после подписания договора, еще 850 тысяч — при наступлении 13-й недели беременности, 900 тысяч — на 28-й неделе беременности. В договоре говорилось, что суррогатная мать будет обеспечена всем необходимым: едой, жильем, одеждой. Мы, в полной уверенности, что так оно и есть, стали ждать рождения ребенка, — пояснил Николай.

Первая попытка не увенчалась успехом: у суррогатной матери случился выкидыш. Но пара не сдавалась. Вскоре появилась еще одна женщина, согласившаяся выносить ребенка, и снова замаячила надежда.

Примечательно, что биологические родители могли получить только сухую характеристику суррогатной матери: никаких личных встреч, тем более знакомства, не предусматривалось.

Однако знакомство с суррогатной матерью все же произошло. Мария (все имена изменены. — Авт.) — вторая сурмама, которая уже вынашивала семье Ющенко дочку, — нашла его телефон и решилась на звонок. От отчаяния. Женщина призналась, что находится на грани, потому что который месяц не получает гонорар. В итоге ей не на что купить лекарства, еду, не говоря уже о такой роскоши, как специальное белье и одежда для беременных.

— Я тут же позвонил Снижане и говорю: «Как же так?! Я же заплатил тебе деньги — почему ты не платишь суррогатной матери?!» Она мне в ответ: «Это не ваше дело. Я разберусь. Она ни в чем не нуждается, верьте мне», — рассказал Николай.

Мужчина тем не менее решил встретиться с Марией, чтобы расставить все точки над «i». Встреча произошла в больнице, где тогда лежала суррогатная мать.

— Выяснилось, что женщина, которая носила нашу дочь, просто бедствовала, у нее не было денег даже на воду. Конечно, мы не могли оставить ее одну, помогали на протяжении всей беременности, хотя в договоре было четко сказано, что все расходы берет на себя агентство Токар, — вспоминает Николай.

Чуть больше года назад Мария родила Любашу. Все это время мужчина обеспечивал суррогатную маму всем необходимым, из своего же кармана выплатил ей гонорар, снимал для женщины квартиру в Москве…

Николай считает, что тот телефонный звонок, на который решилась Мария, спас жизнь его дочери. Ведь мужчина до сих пор не знает, что послужило причиной смерти первого ребенка.

— Мы с женой вовремя подключились и поддержали суррогатную маму, обеспечили всем необходимым во время беременности, после родов, оплатили ее гонорар. Иначе я не знаю, чем бы это все закончилось. Суррогатная мать осталась без денег, одна и в полном отчаянии…

По словам Николая, отчаяние, с которым сталкиваются женщины, порой толкает их на убийство — так мужчина называет аборт. На его глазах относительно недавно уже разыгралась настоящая драма.

— К Снижане обратилась наша соотечественница, которая вышла замуж за индуса, уехала к нему на Гоа, но детей у них не было. Мужчина поставил условие: суррогатная мама должна проживать в отдельной квартире. Для него это было своеобразной гарантией, что у женщины не будет интимных отношений, а значит, ребенок точно его. В итоге выяснилось, что денег на отдельную квартиру суррогатная мать не получала и жила в своей семье. Когда индус узнал об этом, то заявил, что разрывает контракт и ребенка не заберет… Мы долго уговаривали суррогатную маму оставить малыша, но женщина все-таки сделала аборт на поздних сроках, когда уже фактически был сформированный младенец, — рассказал Николай.

Агент «Снежинка»

Николай поддерживает теплые отношения с Марией, а также с другими женщинами, которые имели негативный опыт общения с Токар. По сути, после этого хеппи-энда суррогатные матери начали открыто называть вещи своими именами и заявлять об обмане.

— Мы стали встречаться, рассказывать свои истории. Оказалось, что претензий довольно много. В итоге создали закрытую группу в Ватсапе, — рассказал Николай.

Результатом тесного взаимодействия стало коллективное заявление в правоохранительные органы. Заявление от 11 потерпевших от Токар внимательно прочли и посоветовали не связываться: дороже выйдет.

Тогда Николай Ющенко решил подать частный иск в Симоновский суд. И это сработало! Суд расторгнул два договора, которые были заключены с Токар, и обязал возместить убытки по первому договору — 850 тысяч рублей и по второму договору — 2,38 млн рублей. Кроме того, Токар должна выплатить компенсацию морального вреда (10 тысяч рублей) и 1,6 миллиона рублей штрафа.

Агент «Снежинка» (так называют Токар ее бывшие клиенты) на судебные заседания не ходила, но, узнав о том, что должна выплатить более 4 миллионов рублей, решила подать апелляционную жалобу.

— На рассмотрении жалобы она разыграла целый спектакль: пришла в юбке до пят, в шлепанцах, без косметики. Судье сказала, что со мной она договоры не подписывала, ни за что не отвечает. То же самое, кстати, она говорила суррогатным матерям… Ей дали время до начала августа определиться с позицией — потому что все, что она говорила в суде, звучало очень неубедительно, — рассказал Ющенко.

По словам суррогатных матерей, которые сотрудничали с Токар, свою карьеру в столице она начала с «Фертимед клиники». В этом агентстве она работала с суррогатными мамами. Затем, набравшись опыта, решила уйти в свободное плавание. В 2015 году Токар учредила агентство суррогатного материнства — ООО «Любовь, Счастье, Творчество». По документам фирмой управляла некая Елена Казанцева, однако всем было известно, что директор — подставное лицо, реальная владелица фирмы — Токар. Уже через три года агентство было ликвидировано. На его месте появились ООО «Times baby», а затем ИП Токар Снижана.

Прибыльный бизнес преобразил приезжую в столичную штучку: видимые невооруженным глазом филлеры в губах, силиконовая грудь, дом на Рублевке, дорогая иномарка… Естественно, разве женщина откажется от столь прибыльного дела? Сейчас она работает в ООО «Бэйби тайм», в котором генеральным директором является некая Инна Папкина. Однако не исключено, что агентством заведует все та же «Снежинка».

Более того, Токар удалось засветиться в таком солидном сообществе, как Российская ассоциация репродукции человека (РАРЧ). Бизнесвумен в 2019 году побывала на организованной РАРЧ международной конференции «Репродуктивные технологии сегодня и завтра» и получила диплом, который хоть ничего и не значит, но магически действует на доверчивых клиентов.

Обман после родов

По словам одной из суррогатных матерей, Токар умеет прикидываться «своей» и находить подход к женщинам, готовым выносить ребенка.

— Несколько лет назад я решила стать суррогатной матерью. Мне нужно было поправить свое материальное положение: я одна воспитываю дочь, — рассказала Мария.

Договор с агентом женщина заключила в кафе «Шоколадница» у метро «Киевская». По договору Маша должна была выносить ребенка и получить за свои услуги 1,1 млн рублей. Сначала все было идеально:

— Снижана умеет общаться с людьми, умеет их к себе расположить. Общается очень открыто, все говорит как есть. Я ей полностью доверяла. И в принципе все девять месяцев даже не подозревала, чем это может для меня закончиться…

Всю беременность сурмама жила у себя дома, вместе с дочкой. Перед родами, за три недели, как и было оговорено, переехала в отдельную квартиру в Одинцово, в которой уже проживали две суррогатные мамы на последних сроках беременности.

— В квартире для нормальной жизни практически ничего не было — только постельное белье и какая-то посуда. Еду и туалетные принадлежности я покупала на свои деньги. Более того, квартира была очень грязная. Вместо того чтобы спокойно готовиться к родам, мне, на последних сроках, пришлось ее отмывать, — рассказала Маша.

Правила для квартиранток простые: принимать назначенные лекарства, сообщать о проблемах со здоровьем, общаться с близкими только по телефону, никаких встреч, особенно с мужьями.

— Никакого интима — это основное условие для всего периода беременности для всех суррогатных матерей. Но Снижана для некоторых делала послабления. В квартиру приезжали мужья некоторых — было ли между ними что-то, никто не узнает. Вообще у нас со Снижаной до последнего отношения были нормальными. Она позволяла себе грубо разговаривать с некоторыми женщинами и даже обзывала их, но только не со мной, — пояснила Мария.

В начале сентября Мария родила дочку. В роддоме уже находились биологические родители. Мария через сутки подписала отказ, и те спустя некоторое время на законных основаниях забрали ребенка.

— Некоторые не подписывают отказ, пока не получат деньги. Я не видела подвоха и сразу подписала. Снижана платить не торопилась. Сначала сказала, что заплатит мне через неделю, потом — снова через неделю, и так до бесконечности. А потом она просто исчезла — перестала отвечать на телефонные звонки, — рассказала Мария.

После родов женщина была полностью опустошена и еще полгода пыталась самостоятельно справиться с навалившейся депрессией.

— Самое страшное — это послеродовая депрессия, которая еще усугубилась обманом. Ведь меня просто использовали и бросили. Когда я вернулась к дочери, мне стало немного легче, но снова улыбаться я стала только недавно…

Мария и еще около десяток суррогатных мам и биологических родителей подали заявления в УВД по ЗАО.

— Наши заявления приняли, но потом решили не возбуждать уголовное дело. На допрос вызывали даже Токар — но она сказала, что ничего не подписывала. Ей, видимо, и поверили. Не знаю, как так получилось, но коллективное заявление лежит уже год.

Среди арестованных оказались не только врачи и руководители агентств, но и суррогатная мать-одиночка из Подмосковья.

После скандала вокруг агентств суррогатного материнства подозрения и вопросы возникли и у Марии. Женщина утверждает, что не может быть на все сто процентов уверенной, что ребенок попал в руки любящих родителей, как ее уверяли в роддоме.

— Через клинику я нашла телефоны биологических родителей. Когда я обращалась в полицию, то просила их прийти и дать показания. Но они повели себя более чем странно. Наотрез отказались со мной общаться, особенно когда я объяснила, по какому поводу к ним обратилась. В итоге заблокировали не только мой телефон, но и телефон следователя. Один из них является высокопоставленным сотрудником Минздрава одной из областей центра России. А другой — сотрудник социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних. А вдруг они не биологические родители?..

***

Суррогатное материнство — казалось бы, благое дело, которое дарит надежду обреченным на бездетность. Однако научный прорыв в руках циничных дельцов превращается в адский инструмент.

Проблема суррогатного материнства — в его абсолютной анонимности и отношениях, строящихся исключительно на доверии. Но ведь мошенники всех мастей «работают» именно на доверии людей. Анонимность, о которой заявляют с порога в агентствах, теоретически может позволить проворачивать чудовищные схемы: вводить в заблуждение биологических родителей и суррогатных матерей, тайком продавать биоматериал и, не исключено, уже рожденных младенцев.

Мы не беремся утверждать, что во всех клиниках делают именно так. Но ведь недавние события в Первопрестольной приоткрыли криминальную завесу этого бизнеса. Конечно, с этим предстоит разбираться правоохранительным органам.

Однако все собеседники «МК», которые столкнулись с анонимными программами суррогатного материнства, уверены, что тут необходимы строжайший надзор и контроль государства и максимальная прозрачность. Иначе страдать будут не только суррогатные мамы или биологические родители, но и те, ради появления на свет которых совершались все эти научные достижения.

Очень хочется надеяться, что материалы уже возбужденного уголовного дела об одинцовских младенцах дойдут до суда, а правоохранительные органы наконец обратят пристальное внимание на истории потерпевших и агентства, о которых мы рассказали.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28322 от 28 июля 2020

Заголовок в газете: Материнство на продажу