"От коронавируса умер папа: виноваты его студенты"

Между «масочниками» и «безмасочниками» назревает практически гражданская война

«У меня две недели назад от COVID умер папа. Он заведовал кафедрой в университете. На занятия он носил маску, а студенты — нет. Что лучше — потерпеть неудобства или убить человека? Не ищите оправданий».

Между «масочниками» и «безмасочниками» назревает практически гражданская война

Примерно такое сообщение написал мне человек, абсолютно уверенный в пользе масочного режима. В дальнейшем разговоре выяснилось, что папе было 83 года, что у него были тяжелые хронические болезни и что — внимание — перед этим он полгода просидел дома.

Но человеку было все равно. Его не интересовало, как влияют на здоровье пониженное содержание кислорода в крови, вдыхание повышенной концентрации углекислого газа и малоподвижность. Не задумывался он и о том, может ли маска быть накопителем инфекции. Папа в его глазах оставался убитым, а студенты и вообще «безмасочники» — убийцами папы.

Вы знаете, что это такое? Это начинающаяся гражданская война.

Гражданскую войну довести до конца всегда очень трудно. На наших глазах оживают всполохи недоигранной гражданской войны в США. У нас у самих в России до сих пор не видать примирения между белыми и красными.

Гражданскую войну трудно закончить. На носу — еще одна. Война между теми, кто уверен, что убивают «безмасочники», и теми, кто считает, что убивает вывихнутая реальность.

Я много думала о том, как же разделились эти люди. По какому признаку. Ей-богу, с белыми и красными было проще: там многое объяснялось происхождением. Здесь — не то.

Наконец, мне пришла идея: в надвигающейся войне люди делятся на тех, кто имеет обыкновение требовательно ждать государственной заботы, — и тех, кто предпочитает, чтобы государство без явной нужды не лезло в их жизнь.

Это, кстати, объясняет и то, почему новая война — наднациональная. И то, почему интеллигенция, обычно активно выступающая за свободы, сейчас в массе не то что подчинилась новым регуляциям, но активно их требует. Интеллигенция действительно любит свободы, но еще больше она любит, чтобы государство о ней позаботилось.

Этот пункт — жажда заботы со стороны государства — критически важен. И в мире (далеко не только в России) накоплена очень значительная масса людей, которые такой заботы требуют. В предельном выражении это «всех закрыть по домам и платить регулярное пособие». Это идеальная забота. Но поскольку на идеальную рассчитывать трудно — сойдет хоть какая-то.

В то же время как-то не принято вспоминать, что те, о ком заботятся, — это пассивный залог. В частности, дети. Инвалиды. Домашние животные. Они, безусловно, вправе рассчитывать на заботу, но их воля серьезно ограничена. И по-другому просто не бывает. Государство позаботится о вас — да, как-то позаботится, но разве не стоит сперва задуматься, что оно за это возьмет? Чего вы лишитесь взамен того, что получите?..

И вот для того, чтобы ответить на этот вопрос в положительном смысле, те, кто «нарушает», должны быть названы убийцами. Только спасение нас от «убийц» может оправдать мощное вмешательство государства в нашу повседневную жизнь. Только это, ибо все остальное — слишком мелкое основание для того, чтобы отправить в мусоропровод привычный образ жизни нескольких поколений. И если человек просидел полгода в закрытом помещении, после этого вышел на улицу и заболел — то в его болезни и возможной смерти должны быть повинны встречные прохожие без маски, а не то, что человек полгода добровольно гробил свой иммунитет. Здесь просто не может быть другого ответа.

Стоп-стоп, а если — не добровольно? А если нас заставили гробить наш иммунитет? Такая бездна разверзается после этого вопроса, что лучше не думать!.. И вот поэтому тоже нас ожидает гражданская война: потому что думать — страшно.

Хорошая новость: война эта будет во многом «гуманизированная», без кровавостей столетней давности. Даже несмотря на призывы «бить нарушителей карантина палками, как в Индии» и «бить по рожам без маски плеткой, пока не поймут» (это реальные цитаты) — даже несмотря на это, есть надежда, что до масштабных зверств дело не дойдет, ограничившись более прагматичными штрафами и судебными преследованиями.

Плохая новость: прекратить эту войну может только государство. Граждане сами не могут ее прекратить. Сперва из широковещательных средств массовой информации должны исчезнуть сводки о выявленных инфицированных (какими способами их выявляют — отдельный вопрос), которых приравнивают к заболевшим. Эти сводки должны уйти в небытие. И, конечно, ни в коем случае не должны допускаться на федеральных каналах такие удары железом по стеклу, как сравнение COVID с Освенцимом. Это все должно стать дурным тоном. Прикрутите фитиль, господа! Не надо вот этого «гори-гори ясно». Не надо.

В конце — снова хорошая новость: возможно, если государство проведет массовую вакцинацию, оно хотя бы посчитает это достаточным сохранением лица и после этого уберет COVID из информационной повестки. В конце концов, в 2017 году в России от пневмонии умерло более 26,5 тысячи человек (от COVID на сегодня — 21,5 тысячи), и тогда это не считалось достаточным основанием бить людей по безмасочным рожам плеткой. Да и никого особенно не занимало.

Панику можно раздуть. Панику можно погасить. Уверена ли я в том, что это будет сделано? Нет, совсем не уверена.

Сюжет:

Пандемия коронавируса

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28384 от 8 октября 2020

Заголовок в газете: Гражданская война и забота государства