Последние дни Виктюка, умершего с коронавирусом, описал директор

"Он успел сказать: "Мне лучше"

Очень много непонятного в смерти режиссёра Романа Виктюка - начиная от коронавируса, течения болезни до медицинских показателей, которые в последние дни его жизни были в норме, готовящаяся реабилитация и вдруг - смерть. Странным образом все так похоже на спектакли этого великого мистификатора. О последних днях уникального режиссёра нам рассказал директор его театра Валерий Райков. 

"Он успел сказать: "Мне лучше"
Фото: Театр Романа Виктюка.

- Валерий Николаевич, очень много противоречивой информации, так что давайте с самого начала.

- 14 октября я приехал к нему домой, вижу, что как-то он не очень. Померил ему температуру - 38,4. Вызвал "скорую", нас отвезли в Бахрушинскую  больницу - она как раз напротив театра находится, и там его сразу отправили в реанимацию. Установили, что у него  коронавирус, но сказали, что, судя по антителам он фактически уже перенёс его, и что сейчас идёт завершающая стадия болезни. 

Тем не менее, его оставили в реанимации, где он пролежал совсем недолго. Оттуда его по показаниям перевели в палату, и мы уже поддерживали связь по телефону. Туда же не пускают - "красная зона", как я не рвался, не позволили пройти. 

- О чем вы говорили с ним?

- Рабочие вопросы решали: вводы, премьеру обсуждали - на выпуске у нас комедия «Скок в постель» Марселя Митуа. Виктюк сам решил, что сейчас самое время ставить комедию. Больше двух месяцев репетировал, не каждый день, но много успел сделать. Работал весь наш звездный состав. Уже полностью были готовы декорации, часть костюмов. Уже он вышел на сцену, разводил сцены, рассказывал мне, что придумал, если я пропустил репетицию. Вообще активен был, начал работать со своим курсом - он набрал его в этом году. А потом, вдруг - больница.

- Если, как говорили врачи, COVID-19 был в завершающей стадии, и Романа Григорьевича перевели в палату, в какой же момент все пошло не так?

- Да, врачи подтвердили, что коронавирус прошёл. Он был в палате. Мы передали ему, как он просил, книги - девять книг от Борхеса до Гомера, он читал. Но неожиданно скакнула температура, и в срочном порядке его опять перевели в реанимацию. 

Врачи сказали мне, что это «не ковид, а вторичная инфекция» - либо извне на ослабленный организм села, либо она в нем уже была. Температура держалась шесть часов, но антибиотиками ее сбили и порадовались, что попали с лекарством. Я звонил, узнавал, как состояние. Мне говорили, что его сажают, растирают, делают все, что надо. 

Проходит день, два, три, показатели хорошие - темперы нет, сатурация тоже в норме, даже кислород убрали - самостоятельно начал дышать. Но... от долгого лежания он стал каким-то вялым. Звоню: «Как дела?» - «Да ничего», - отвечает слабым голосом, и тишина. Рассказываю, что происходит в театре, а он: «Хорошо». И все. Я расстроился - как на качелях: то вверх, то вниз.

- А почему при такой положительной динамике, Виктюк оставался в реанимации?

- Врачи ждали полной стабилизации состояния, как я понимаю. И слабый он был, действительно. Ну и потом персона такая, опасались за него. Через неделю он стал как будто расцветать. Мы подумали о реабилитации и начали искать место, где ему лучше ее проходить. Нашли госпиталь Ветеранов войн (их три в Москве, этот в районе Таганки) и договорились, что во вторник утром уже будем перевозить его.

- Валерий, вам хотя бы в последний день удалось поговорить с ним по телефону?

- Мне - нет, телефоны в реанимации не разрешают. Но в понедельник вечером с ним вживую говорил сотрудник больницы. Он и рассказал нам, что общался с Романом Григорьевичем  минут 15. Тот передал привет артистам. «Всем скажите - мне лучше, выздоравливаю, хочу выписываться. Но знаю, что выпишут и впишут обратно». 

- То есть он был в курсе транспортировки в другую клинику?

- Знал, конечно.

- И что же произошло дальше?

- Во вторник утром - тоже самое: бодрый голос, передал привет мне, и своей племяннице Наталье. Она приехала из Львова, и мы очень рассчитывали, что, когда он выйдет из больницы, рядом с ним будет хоть один родной человек. Но в театре у него - все как родные. Реанимобиль перевёз его в госпиталь. Я на своей машине полетел туда. Поймал этот реанимобиль уже выезжающим из госпиталя.

Ребята подтвердили, что да, они Виктюка привезли. «Как он?» - спросил я. «Нормально - ехал шутил, смеялся». Как будто было все лучезарно. Договорился созвониться с главврачом, вернулся в театр. Через час она позвонила и сообщила, что ему вдруг стало хуже. «Как так? Он же шутил с водителем?» Она пообещала держать меня в курсе, а ещё через 40 минут сообщила, что Роман Григорьевич.... «Тромбоэмболия», - сказала она.

- Практически все СМИ сообщили, что смерть наступила от коронавируса. 

- Мы уже дали опровержение. Причина смерти - тромбоэмболия. То есть тромб в легком Прощание с Романом Григорьевичем пройдёт в 20 ноября с 11 до 15:00 в его театре. 

Сюжет:

Пандемия коронавируса

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28419 от 19 ноября 2020

Заголовок в газете: В день смерти Виктюк смеялся