Любимая погибшего в ДТП с Ефремовым рассекретила планы потерпевших

Ирина Стерхова: «К сыну Сергея Захарова по поводу применения и помилования никто не приходил»

Защитник Михаила Ефремова сообщил, что актер намерен просить президента о помиловании. Адвокат потерпевших подтвердил: семья погибшего готова подписать мировое соглашение после того, как им компенсируют расходы на похороны - 111 тысяч рублей. Возможно, родственники Сергея Захарова поддержат просьбу о помиловании. Мы узнали, что думает об этом гражданская жена погибшего Ирина Стерхова, которую исключили из списка потерпевших по делу несмотря на то, что она прожила с Захаровым больше 20 лет.

Ирина Стерхова: «К сыну Сергея Захарова по поводу применения и помилования никто не приходил»

Ирина Стерхова билась до последнего, чтобы получить статус потерпевшей по громкому делу. Женщина предоставила суду все доказательства совместного проживания с Сергеем Захаровым, ее защита уличила участкового, который сфабриковал липовый документ, вывела на чистую воду официальную жену Захарова, которая давно не состояла в отношениях с погибшим. Но пробить судебную систему не удалось.

Мы связались с Ириной Стерховой сразу после информации о том, что защита Ефремова намерена просить о помиловании.

- Как ваши дела?

- Да ничего, потихоньку. Дома сижу, - вздохнула Ирина.

- Вы слышали, что семья Захарова решила подписать мировое соглашение с Ефремовым?

- Мне адвокат рассказал. Это не утка? Объясните мне, Сережины родственники серьезно собрались просить о помиловании?

- Пока нет информации, что они готовы присоединиться к просьбе о помиловании, но не исключено, что все к тому идет.

- Как это возможно? Такого не должно быть. Поначалу ведь они заявили, будто ничего не хотят от Ефремова, кроме наказания. Затем хотели память Сережину за рубль продать (первый иск потерпевших о компенсации морального вреда составлял один рубль - Авт.). Потом у них появилась моральная боль, они взяли по миллиону. Какое может быть примирение? Какое прощение? И тем более помилование. Я согласна, что 7,5 лет многоватенько для Ефремова. Но суд учел то, как актер вел себя на процессе, все мы помним его выступления. О каком помиловании можно говорить? 

- Старший сын погибшего, Виталий, не имеет отношения к примирению сторон?

- Виталий – единственный из родни Сергея, с кем я общаюсь. Он вообще был не в курсе, что поднимали вопрос о примирении и помиловании. Я ему передала информацию. Он обалдел. Спросила его: к тебе-то приходили по этому поводу? Он ответил, что никто к нему не обращался. И добавил, что не стал бы даже рассматривать такое предложение.

- На последнем судебном заседании адвокаты Ефремова говорили, что сами готовы признать вас потерпевшей, выплатить моральный ущерб. Что дальше было?

- Защита Ефремова решила соблюсти приличия, вот и выступили с таким заявлением. А дальше ничего не было. Прошел суд и тишина.

- Ваша защита отправляла множество жалоб в различные инстанции, какова их судьба?

- Мне приходят какие-то письма, отписки на наши жалобы. Но в целом затишье. Я рада одному, что с телевидения меня больше не дергают.

- Родственники Захарова после вынесения приговора связывались с вами?

- Кроме старшего сына Сергея, другая рязанская родня никак не дает о себе знать. Об официальной жене даже не хочу говорить. У меня к ней остались претензии. Надеюсь, мы встремся в суде.

- В каком суде?

- Мы подали жалобу в правоохранительные органы по поводу того, что эти люди лжесвидетельствовали, когда заявляли, что, якобы, не знают меня, а последние годы Сережа счастливо жил с официальной женой. На суде они под присягой говорили что ни попадя. Недавно мне пришел ответ на заявление, что в отношении официальной жены Маргариты, младшего сына и брата погибшего будет проводиться проверка по лжесвидетельству. Пусть ответят.

- И скоро суд?

- Как я понимаю, пока все в процессе.

- Нигде эта информация не проходила.

- Никто об этом не говорит, потому что медийность сошла на нет, но наши дела потихоньку рутинно двигаются. Пусть без шумихи, так даже лучше. 

- Кто их будет защищать на этот раз?

- У прежнего их адвоката уже нет перед ними обязательств. Ему надо выходитm из этой истории, сохранить свое лицо правдами и неправдами.

- За время суда вы написали десятки жалоб, защита доказала, что участковый предоставил в суд фальшивые документы, стало известно, что официальная жена давно не жила с супругом. Но вас все равно отодвинули от дела. Что думаете?

- Я первый раз соприкоснулась с нашим правосудием... Скажите, как выживают обычные люди, не засвеченные в прессе? Они добиваются справедливости в судах? И как жить потом?

На протяжении нескольких месяцев мне твердили, что все мои слова – ложь. Я ведь не сумасшедшая, Сережка жил со мной и все об этом знали, но я ничего не смогла доказать. Я просто подушкой закрою себе голову, в рот засуну кляп, но больше не влезу ни в какое дело, не стану биться за правду. Поняла, что это бесполезно.

- Вам что-то известно про участкового, который предоставил в суд липовую справку, где говорилось, что Сергей снимал у вас койко-место?

- Участкового не просто освободили от должности, а турнули из полиции. В отношении него дело не завели. А дальше тишина. Мы пишем жалобы и надеюсь, что меня оповестят, чем закончится история. Кстати, у нас ведь теперь новый участковый. Приходил ко мне, познакомились.

- Поинтересовались у него судьбой предшественника?

- Нет. Зачем? Мне неинтересно. Человек поступил непорядочно, пусть отвечает по закону. Наверное, потихонечку его дело будет рассматриваться. У нас все потихонечку делается. Зато громко, на всю страну прозвучала история про «койко-место», которую якобы снимал у меня Сережа. 

- Зачем к вам новый участковый приходил?

- Заново брал показания у моей соседки по поводу Сергея. Не знаю, зачем уже сейчас. Когда он пришел к соседке, она меня сразу позвала, сказала, что только в моем присутствии будет держать ответ, чтобы опять не вляпаться. Участковому предложила чай-кофе. Потом сказала ему: «Прежнему участковому я тоже предлагала, вот так же с ним за столом сидели, чаевничали». Тот аж поперхнулся, будто мы исчадия ада. Я поинтересовалась, надолго ли он к нам участковым. Он, бедный, перепугался. Я его успокоила, мол, вы не подумайте, что я какая-нибудь сутяжница, на всех жалобы пишу, просто так спрашиваю, может, вы временно исполняющий обязанности. Он ответил: «Нет, мне нравится должность, хотел бы остаться». Я заметила: «Только не совершайте подлых поступков».

- На последнем суде вы видели Ефремова, как он вам показался?

- Он далеко сидел, а зрение у меня не очень. К тому же актер находился за стеклом, которое отсвечивало. Чтобы увидеть и понять что-то, надо ближе на человека посмотреть. К тому же мне на суде не очень хорошо было. Я хотела выйти из зала, когда судмедэксперт зачитывала про травмы Сергея, не могла слушать. Но адвокат не разрешил, сказал, так не делается в суде.

- Вы не одна, кому отказали в статусе потерпевшей. Компании, которой принадлежала машина, за рулем которой сидел Сергей, тоже отказали...

- Компания понесла материальный ущерб. Машина была новая, разбита в хлам, а собственнику даже страховку не получить. Знаете, ведь Сереже часто меняли машину, раз в три-четыре месяца давал новые автомобили. Потому что он на хорошем счету был, водил отлично.

- Адвокат семьи заявил о создании фонда помощи погибших и пострадавшим в ДТП имени Сергея Захарова.

- Да, заговорили о создании какого-то фонда имени Сергея. Не знаю, зачем им это. Или родственники испугались миллионы к своим рукам прибрать, решили прикрыться фондом. Старший сын Сережи против такой инициативы, я тоже. Забудьте. Не надо. Оставьте его в покое. Он и так перед смертью настрадался. Отстаньте от него. Ведь он вам и при жизни был не нужен.

- Теперь вы узнали, какие это люди.

- Да не люди они, - собеседница тихо плачет.

- Вот опять я вас довела до слез.

- Это мое обычное состояние. Мне уже кажется, что боль никогда не утихнет.

- Отвлекитесь на книги, фильмы…

- Смотрю сериал «Склифосовский». И снова плачу. Могли ведь его вместе с Сережей смотреть.

- У вас впереди еще суды, так что поборетесь, может, победительницей выйдете.

- А разве это важно: выигрыш, проигрыш, если Сережку не вернуть.

«Мы своего добьемся»

Вадим Никулин, адвокат Ирины Стерховой, раскрыл еще ряд деталей, которые не были озвучены ранее и прояснил ситуацию по помилованию.

- Адвокат Ефремова заявил, что почти договорился со стороной потерпевших о примирении сторон. Для актера это хорошо?

- По моему мнению, сейчас можно о чем угодно договариваться с потерпевшими, но, скорее всего, это не повлияет на приговор. Суды не могут изменять свои решения на основании меняющихся каждую неделю мнений сторон, в данном случае - потерпевших. То строго хотим наказать, то не строго, то казним, то милуем, так не бывает.

- На помилование мнение потерпевших может повлиять?

- Помиловать могут любого гражданина, независимо о того, признал он вину или нет, выплатил ли компенсацию – все зависит от решения президента.

- Один из адвокатов Михаила Ефремова перед последним судом заявил, что актер готов признать Стерхову потерпевшей, выплатить компенсацию. И что?

- Действительно, Ефремов говорил, что признает ее потерпевшей. Ну и все на этом. Больше никто ни о чем с нами не разговаривал. 

- Но вы не сдаетесь?

- Да. Мы собираем доказательства, которые необходимы, отовсюду истребуем документы для предоставления их в правоохранительные органы и суд. На данный момент у нас уже много всего накопилось. Правда, все движется очень медленно. Например, замерло движение с участковым. Я пишу в прокуратуру, Бастрыкину по поводу того, как продвигается дело. Тишина. Надеюсь, все-таки будут позитивные сдвиги. Но мы терпеливые, все равно своего добьемся, подождем. Спешить уже некуда.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28420 от 20 ноября 2020

Заголовок в газете: Ефремову — помилование, семью Захарова — под суд?