Услышать нацию

Почему люди не связывают свое будущее с нацпроектами

К 1 февраля Правительство РФ должно было доработать единый план по достижению национальных целей развития. Говоря проще, план развития России. Портрет будущего нашей страны. Тема, достойная лидерства в информационной повестке.

В жизни все по-другому. В медийном пространстве зависла бесцветная тишина. Нацпроекты для десятков миллионов людей остались котами в мешке, загадками в информационном тумане.

Почему люди не связывают свое будущее с нацпроектами
Фото: freepik.com

Согласно опросам центра социального проектирования «Платформа» и «Mail.ru Group», лишь 24% россиян «слышали и хорошо знают» о нацпроектах и их реализации, 63% — «что-то слышали и знают в общих чертах», 13% — «услышали о нацпроектах впервые».

На расходы по нацпроектам из бюджета выделяются огромные деньги. В 2020 году на них было запланировано 2 трлн 206 млрд 698 млн рублей. Это наши деньги на развитие страны.

Нацпроектов всего 12. Как апостолов — проводников в счастливое будущее. Успешная реализация нацпроектов создаст возможности для созидания и роста каждого человека и общества в целом. Но что знают об этом люди? Верят ли они, что нацпроекты способны реально улучшить жизнь их близких, изменят ситуацию в их городе или поселке?

78% опрошенных считают, что «в нацпроектах больше пропаганды, чем дела, и простые люди не почувствуют заметных улучшений». Лишь 15% уверены, что это «реальные дела и движение к конкретным целям».

Главная проблема состоит в том, что обсуждение нацпроектов происходит кулуарно, не прозрачно, без участия людей. Слушания порой проводятся формально, для галочки, без масштабного анонсирования в СМИ и в социальных медиа.

В этом вся суть современной российской политики. Чиновники из центра считают, что они лучше знают желания людей в регионах. Они поставят цели, определят, на что тратить деньги налогоплательщиков, а людям подадут это как данность. Затем создадут имитацию обсуждения и за счет лояльных экспертов получат поддержку.

В итоге нацпроект может быть завален. А своими непрофессиональными действиями нерадивые чиновники дискредитируют государственную идею сегментарного обновления нашей экономики, науки, образования, социальной сферы. Забор между государством и обществом станет еще выше.

Деньги на национальные проекты, на первый взгляд, осваиваются хорошо, примерно на 95–97%. Но это лишь видимость. Средства расходуются не равномерно. Финансирование доводится из центра до регионов с большим опозданием. Строить школы и ремонтировать дороги начинают не по весне, а в сентябре-октябре, когда придут деньги. Более трети всех бюджетов на нацпроекты тратится в ноябре-декабре. В конце года чиновники в панике вообще разбрасываются народными деньгами как попало. Лишь бы освоить и отчитаться перед начальством.

Алексей Нечаев.

Партия «Новые люди» считает, что нацпроекты должны стать одним из краеугольных камней общественного договора между людьми и государством. Они должны повышать взаимное доверие и рождать чувство справедливости, которых в стране практически не осталось.

Для этого необходимо, в первую очередь, изменить сам формат общественного обсуждения: как целей нацпроектов, так и средств для их реализации.

Первое. В законодательстве нужно закрепить норму о проведении микрореферендумов по нацпроектам, как это принято во многих странах мира. Например, в Швейцарии, где в кантонах проводится несколько десятков референдумов в год в онлайн-режиме. Референдумы полезно делать двухуровневыми: профильными и муниципальными. На уровне специалистов и на уровне простых граждан в регионах.

К примеру, в нацпроекте по жилью была поставлена задача увеличить строительство жилых домов в 1,5 раза в каждом регионе. Но нужно ли столько каждому региону? В России огромное количество городов и поселков, где в первую очередь следует отремонтировать ветхие дома. Там со стен отваливается штукатурка, вода льется с потолка, балконы падают, но люди вынуждены там жить. Кроме этого, у нас есть регионы, где проживает совсем мало людей, как в Арктической зоне. Для кого государство строит там новые дома? Для волков и медведей? Опрос на референдумах позволит найти правильное решение, сколько жилья разумно строить в каждом регионе.

Второе. Результаты исполнения нацпроектов нужно обсуждать максимально открыто. Рассказывать людям, что получилось, что не получилось, и почему. К примеру, реализовать нацпроект «Экология» в России пока не удается. Но не только по вине чиновников. Влияют и внешние природные факторы. Климат меняется, зимы то без снега, то со снегом, маловодье, полноводье. Плюс нефтеразливы происходят, выбросы в атмосферу, загрязнения воды в реках и океанах и другие форс-мажоры. Во взаимодействии с природой все заранее не предусмотришь. Поэтому нужно честно и открыто изложить причины неудач. Искренность властей повысит уровень доверия людей, даже если реализация нацпроекта буксует.

Кроме содержания важную роль играет и подача отчетности. Результаты исполнения нацпроектов людям будет интереснее увидеть в современном формате. Видеофильмы, анимационные ролики, презентации с инфографикой зайдут гораздо лучше скучных таблиц и громоздких аннотаций, особенно молодежи.

Третье. К обсуждению нацпроектов надо активно привлекать молодое поколение. В конечном счете нацпроекты создаются и реализуются для тех, кому сейчас 17–30 лет. Для наших детей и внуков. Им жить в нашей стране. И с ними полезно советоваться, какой они хотят видеть Россию через 10 или 20 лет.

Молодежные сообщества сформировались в действенную политическую силу, которую нельзя игнорировать. Молодым людям и девушкам есть что сказать по поводу будущего страны. У них есть своя точка зрения по многим нацпроектам, и они не боятся ее предъявлять. Например, по вопросам образования, работы социальных лифтов, развития малого и среднего предпринимательства.

Современные молодые люди мобильны, энергичны, владеют всеми коммуникативными технологиями. С ними можно выстроить обсуждения в привычном для них формате коворкингов, сетевых сообществ и клубов по интересам.

Четвертое. Не менее 10% средств, заложенных на реализацию нацпроектов, можно израсходовать по программам инициативного бюджетирования в регионах. Это привлечет к работе общественных активистов и сторонников всех политических партий, а не только партии власти. Уже сейчас полезно передать на программы инициативного бюджетирования те средства, которые не были освоены по нацпроектам в 2020 году. По предварительным данным Минфина, это 57 млрд 585 млн рублей.

На такие деньги можно построить, к примеру, порядка 25 современных школ на тысячу учеников. Или 10 онкологических больниц на 400 коек.

Пятое. При разработке и реализации нацпроектов надо изучать и применять лучшие мировые практики. Нацпроект — это ведь не исконно русское изобретение. Аналогичные программы работают во многих странах мира.

Во Франции благодаря нацпроектам смогли развить атомную энергетику. В Великобритании работают нацпроекты по постоянному обновлению энергетической, транспортной и дорожной инфраструктур. В Германии нацпроекты позволили быстро выровнять уровень жизни в западных и восточных землях после объединения ФРГ и ГДР.

Во всех этих странах обсуждение нацпроектов проводилось максимально публично. Проводилось большое количество референдумов и голосований. Люди знали, что происходит. Видели связь этих программ с улучшением жизни в своем регионе, городе, поселке.

В России 52% респондентов затруднились ответить на вопрос: «Дойдут ли национальные проекты до города или села, где вы проживаете, повлияют ли на жизнь людей?» 20% уверены, что вообще не повлияют. Только 28% считают, что, возможно, повлияют.

Похожие цифры содержатся и в ответе на вопрос об оценке информации о нацпроектах. Была ли она интересной и живой? Или, наоборот, сухой и не запоминающейся? Лишь 21% посчитали информацию интересной. Остальные либо не смогли ее оценить, либо посчитали скучной. Некоторые люди и вовсе дали ответ, похожий на приговор, — «не помню» (14%).

Люди не помнят того разговора, в котором они не принимали деятельного участия. А главное, в котором у них нет права голоса и права на собственную точку зрения. Чтобы национальные проекты вынырнули из тумана закрытости и неизвестности, нужно просто научиться слышать людей. Слышать нацию. Тогда получится не только предметный разговор, но и реализация нацпроектов в интересах каждого из нас. Потому что люди важнее.