Мародеры разграбили самое крупное захоронение жертв нацистов в Крыму

Спустя 80 лет гробокопатели не дают покоя расстрелянным

23 декабря прошлого года Симферопольский районный суд вынес приговор 71-летнему местному жителю Георгию Полещуку. Дело довольно скандальное. Пенсионер обвиняется в надругательстве над могилами жертв немецких фашистов. Уже много лет он вместе со своим сыном Русланом роется в поисках золота и драгоценностей в огромном братском захоронении на 10-м километре шоссе Симферополь-Феодосия. Здесь во время немецкой оккупации было расстреляно более двух десятков тысяч мирных жителей. Ни почтенный возраст, ни две предыдущие судимости не заставили Полещука прикрыть прибыльный  «семейный бизнес». 

Спустя 80 лет гробокопатели не дают покоя расстрелянным

«Черепа. Тамерлан. Не вскрывайте гробниц./Разразится оттуда война./ Не порежьте лопатой духовных грибниц!/ Повылазит страшней, чем чума». Так писал поэт Андрей Вознесенский, который в 1986 году побывал на десятом километре Феодосийского шоссе. Увидел там страшные вещи: груды черепов, обрывки истлевшей одежды, женский сморщенный сапожок, детские волосы, заплетенные в косичку. Глубокие колодцы, выкопанные мародерами. Потрясенный, он написал поэму «Ров». Это были последние годы советской власти. Против мародеров возбуждали уголовные дела, их сажали. Уже само по себе то, что нашлись такие советские люди, которые раскапывали могилы в поисках золота, было для общества потрясением. Поэма прогремела. Останки вновь похоронили, мародерские шахты закопали, братскую могилу залили бетоном.

   Спустя четверть века на десятом километре побывал главный раввин Симферополя Йехезкель Лазар. Картина, которая ему открылась, не сильно отличалась от увиденной Вознесенским. Следы свежих раскопок. Груды черепов и костей. Обрывки одежды. Детские ботинки… Разве что мародеры стали более изобретательными. Теперь они сверху прикрывают выкопанную шахту дверью. На дверь кладут дерн, так что место раскопа сливается с поверхностью земли и становится практически незаметным.  

  - После того, что я там увидел, я долго не мог нормально спать: трудно поверить, что в наше время есть люди, которые могут так относиться к памяти погибших… – рассказал раввин «МК». - Это захоронение представляет собой бывший противотанковый ров длиной 800 метров. Когда немцы заняли Крым, перед ними стояла задача как можно скорее решить «еврейский вопрос». Евреев собирали со всего Крыма и по всем районам Симферополя в здание бывшей еврейской школы. Там они находились день-два, после чего их вывозили на 10-й километр и расстреливали. Основная масса людей была расстреляна 11-13 декабря 1941-го года. Точное количество жертв не известно, но говорят о 13 тысячах человек. Потом это место еще много раз использовалось для казней, вплоть до начала 1944 года. Там расстреляли около пяти тысяч военнопленных, расстреливали также цыган, крымчаков и тех евреев, которые в 41-м году бежали, но их удалось найти впоследствии. Там же захоронены тела пациентов психиатрической больницы, убитых в марте 1942-го года. Всего получается 23-25 тысяч человек. Это в России, пожалуй, самое крупное захоронение жертв нацизма. Змиевская балка в Ростове – на втором месте. 

    В принципе, о том, что в братской могиле на 10-м километре закопаны сокровища – золото, драгоценные камни, старинные монеты, которые евреи взяли с собой, так как думали, что их просто куда-то переселяют, давно было всем известно. Обычно нацисты все ценности у жертв изымали перед расстрелом. Но в Крыму они очень торопились. Шли военные действия в Севастополе, и Манштейн, который командовал гитлеровскими войсками в Крыму, отдал распоряжение, чтобы «еврейский вопрос» в Крыму был решен к Рождеству, к 25 декабря 1941 года. Для этого был выделен транспорт, бензин, специальные части для сопровождения евреев к месту казни. Впопыхах нацисты снимали с людей только верхнюю одежду. Так что деньги и драгоценности по большей части оставались у жертв. Вторая причина, по которой немцы не забрали ценности из братской могилы, заключалась в том, что там было расстреляно около 1700 крымских цыган. Немцы считали их «нечистыми» и боялись к ним прикасаться, так как считали, что цыгане являются переносчиками опасных болезней.             

   Впрочем, фашисты все же сделали попытку извлечь золото из могилы. В конце февраля 1944 года они привезли из Германии специальную машину, при помощи которой собирались выкапывать останки и просеивать грунт в поисках ценностей. Но было уже поздно: в апреле Симферополь был освобожден. 

   В Крыму всего около 160 мест захоронений жертв нацистов. Они разбросаны по всей территории полуострова. Людей не только расстреливали, но и сбрасывали живыми в глубокие стометровые колодцы. Но захоронение под Симферополем – не только самое большое, но и самое «интересное» для мародеров. Вокруг него сложился и годами действует настоящий «черный рынок».

     - Все знают, что именно там находят, кому это сдают, кто все это потом покупает, – говорит Йехезкель Лазар. – Это не тайна, но, к сожалению, на это закрывают глаза. Я бы не сказал, что правительство Крыма бездействует. Наоборот. Еврейская община чувствует доброжелательное внимание со стороны крымских властей. 11 декабря в Крыму отмечают День Памяти евреев и крымчаков, ставших жертвами нацизма. Его отмечают в школах, на государственных учреждениях приспускаются флаги. Глава республики Сергей Аксенов всегда приходит на 10-й километр, где мы в этот день собираемся. В России вообще очень бережно хранят память о войне. Но на нижних этажах вертикали власти, видимо, есть другие люди, которые преследуют свои интересы. Думаю, если бы действительно хотели решить этот вопрос, его бы давно решили. Не так давно мы наняли человека для охраны захоронения. Однажды ночью он увидел мародеров, которые занимались раскопками. Он тут же позвонил в полицию. После этого мародеры быстро собрались и сбежали, словно их кто-то предупредил. Кто-то их явно прикрывает. Когда задерживали Полещука, а его взяли прямо в раскопе, он был там не один. Но арестовали почему-то только его. 

   У жителя Симферополя, краеведа Бориса Берлина, в братской могиле лежат родственники: двоюродный дед со своей семьей. Он написал в правоохранительные органы уже около 10 заявлений по фактам мародерства, по всем заявлениям возбуждены уголовные дела, но основная их масса отправлена в архив. 

- Полещук Георгий Федорович возглавляет преступную группу мародеров, которую, возможно, прикрывает кто-то из сотрудников полиции или прокуратуры. – утверждает краевед. - В эту группу входит и его сын, Полещук Руслан Георгиевич.

- Кто же из силовиков прикрывает эту группу?

  - Точных данных об этом у меня нет. Но факты говорят сами за себя. В 2012 году, когда отец и сын Полещуки были задержаны в первый раз за это преступление, в суде свидетельскими показаниями было установлено, что их прикрывал исполняющий обязанности главы оперативного управления главка МВД. Он был свидетелем по делу, давал показания и признал, что этим занимался. Он показал в суде, что ему было известно о том, что раскапывают захоронение. Мародеры ему показывали место раскопок, а когда они перевозили ценности, он их сопровождал в качестве охраны. Я требовал, чтобы его привлекли в качестве обвиняемого, а не свидетеля, но суд отказался это делать. Вел тот процесс судья Сердюк Александр Сергеевич. Крым в то время был еще под юрисдикцией Украины. 

  Тогда, в 2012 году, у Полещуков были изъяты золотые монеты и другие ценности. Среди них была одна совершенно уникальная – златник Владимира Великого. 

- Таких монет на сегодняшний день осталось всего 11, все они находятся в музеях. – рассказывает Борис Берлин. – В 2004 году страховая стоимость такой монеты составляла 400 тысяч евро. Оценку производила страховая компания, когда подобную монету возили на выставку. По какой-то непонятной причине тот же судья Сердюк при вынесении приговора Полещукам в 2013-м году постановил вернуть эту монету Георгию Полещуку. Монета находилась в камере вещественных доказательств МВД до 2014 года. В 2014 году она исчезла из камеры вместе со всеми документами. В 2017 году я ходил на прием к замминистра, давал показания Службе собственной безопасности МВД. По моим данным, ко всем этим событиям мог быть причастен заместитель начальника следственного управления МВД в Крыму полковник полиции Савенко, который после этого был из МВД уволен. Следствием было установлено, что монета из камеры вещественных доказательств им изымалась для осмотра. И как раз в это же время объявление о ее продаже появилось в интернете. У скупщика золота, а фактически – краденого, Владимира Матькова, была тогда же изъята золотая чаша, которая явно была из этого захоронения, потому что на ней имелись разводы глины. Она тоже была возвращена Матькову без всякой экспертизы. Сотрудники полиции Матькова в зал судебного заседания доставить «не смогли». В этом году опять попытались найти Матькова. Сотрудники полиции постучались к нему в дверь, но он им не открыл. На этом поиски были прекращены. Сажают только того, кого они поймали непосредственно на братской могиле. Всю остальную группу они ловить и сажать не хотят. А в нее входят и те, кто скупает эти ценности. К тому же в одиночку или даже вдвоем раскапывать захоронение невозможно. На метровой глубине оно прикрыто бетонным саркофагом толщиной около 35 см. Они его как-то пробивают. Я считаю, что там действует целая группа лиц, которой руководит старший Полещук. Все раскопки идентичны. Шахта размером один на два метра, сверху положена дверь, которая прикрыта дерном.

  В 2013 году Руслан Полещук получил три года, его отец – четыре. Но в сентябре 2014 года они уже были на свободе. В 2017 году Полещуков снова арестовали – прямо на месте захоронения. Борис Берлин тогда позвонил в полицию и сообщил, что в данный момент, как ему известно, на братской могиле ведутся раскопки. Полещук-старший получил тогда полтора года строгого режима, а его сын – два года колонии-поселения. Свой срок они отбыли полностью. Однако в январе прошлого года Георгий Полещук снова был задержан на месте преступления. Суд первой инстанции приговорил его к трем годам и 6 месяцам общего режима. 

  - Все же его осудили. Вы довольны приговором?  

  - Помощник прокурора во время суда попросила для Георгия Полещука два года колонии-поселения, что вообще не предусмотрено законодательством по данным статьям обвинения. – отвечает Берлин. – Кроме того, у него рецидив и непогашенная судимость. Ему должны были дать по максимуму – пять лет. 

  - Сколько же там ценностей, что все копают-копают, а они все не заканчиваются? 

  - В 2012 году мы собирали человеческие останки, чтобы их перезахоронить. – рассказывает краевед. - И среди них нашли турецкую монету 1819 года. Там же были цыгане, а их женщины носят ожерелья из старых монет. Среди расстрелянных были и крымчаки, которые живут в Крыму много веков. Люди поколениями хранили золотые монеты. Что касается златника Владимира Великого, то он, скорее всего, принадлежал одному известному крымскому нумизмату. У него, по архивным данным, была такая монета. Все крупные коллекции в советское время были зарегистрированы в НКВД. Его коллекция во время войны пропала вместе с ним. Скорее всего, он тоже был расстрелян в этом рву. 

  - Что мешает привести в порядок захоронение – создать там мемориал, установить охрану, освещение, видеонаблюдение?  

  - На сегодняшний день не установлен собственник этой могилы. Поэтому с ней нельзя производить никакие действия. Даже деньги на восстановительные работы некому выделить. По указу главы Республики Крым, собственником должно быть Трудовское сельское поселение. Но министерство имущества до сих пор никак не может оформить документы. 

   Когда Полещук уже был под арестом, на месте захоронения продолжали появляться свежие раскопы. Так что, возможно, там промышляет не только его банда. 

   - Почему на месте захоронения до сих пор не установлен мемориал? – спросила я Йехезкеля Лазара. 

   - Конечно, то, что такое творится – это позор нашего народа, прежде всего. – говорит раввин. – Уважаемые люди, евреи, уже столько лет не могут решить этот вопрос. Хотя уже есть хорошие проекты Мемориала. Но это позор и тех, кто в Крыму закрывает на это глаза. В ближайшее время мы за свой счет там установим видеонаблюдение, освещение – это минимум того, что надо сделать. Разумеется, по согласованию с правоохранительными органами, с правительством Крыма. Они нас в этом поддерживают. Но это не решит проблему кардинально. 11 декабря этого года исполнится 80 лет со дня этой трагедии. Мы бы хотели, чтобы именно в этом году вопрос с захоронением был решен правильно и окончательно. Мы будем добиваться, чтобы оно получило федеральный статус. Мы понимаем, что наша задача – строить будущее. Но нельзя смотреть вперед, если мы не сохраним память о предках, не обеспечим им последний покой. Тем более, что по еврейскому закону даже поминальную молитву нельзя читать по усопшим, если их кости не захоронены. Сейчас тех, кто там похоронен, нельзя даже правильно упоминать. Это очень больно.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28479 от 15 февраля 2021

Заголовок в газете: Бизнес на костях