«Умереть на уроке физкультуры может любой ребенок»

Главный детский кардиолог ФМБА России рассказал, в чем настоящая причина гибели школьников

02.09.2018 в 17:14, просмотров: 22321

За прошлый учебный год на уроках физкультуры в России умерло более двухсот детей — эта цифра в два раза превышает официальные показатели развитых стран. С началом нового учебного года сообщения о гибели школьников опять начнут поступать. Однако на государственном уровне до сих пор не делается практически ничего, чтобы найти причины гибели детей и попытаться предотвратить их.

Как сделать так, чтобы физкультура перестала быть смертельным уроком, и в чем настоящая причина внезапной смерти школьников, «МК» рассказал главный детский кардиолог Федерального медико-биологического агентства, руководитель Центра синкопальных состояний и сердечных аритмий у детей и подростков Леонид Макаров.

«Умереть на уроке физкультуры может любой ребенок»
фото: Геннадий Черкасов

13-летний мальчик упал во время подтягивания на турнике и умер до приезда «скорой», у 11-летней школьницы остановилось сердце после бега на физкультуре, 15-летний подросток скончался после игры в баскетбол...

По данным Центра синкопальных состояний и сердечных аритмий у детей и подростков (ЦСССА), которым руководит профессор Макаров, внезапная смерть ребят в школах России в 70% случаев происходит на уроках физкультуры. При этом частота подобных случаев в год составляет 1,4 смерти на 100 тысяч учеников, большая часть из которых происходит в возрасте 15–18 (47%) и 10–14 (44%) лет. А уровень физической активности во время гибели школьников или до нее колеблется в очень широком диапазоне — от высокоинтенсивных (на пике нагрузки в баскетболе или спортивных единоборствах) до умеренных (волейбол, разминка).

Половину погибших школьников можно было спасти

— Леонид Михайлович, как проводилось исследование и какие основные причины трагедий оно выявило?

— В исследовании мы рассмотрели 144 случая внезапной смерти детей 7–18 лет за 15 лет с 2002 по 2017 год (78% мальчиков и 22% девочек). Чаще всего смерть происходила от остановки сердца, которая наступала из-за заболеваний (преимущественно нарушения сердечного ритма различного характера), не обнаруженных при диспансеризации. Все погибшие дети были признаны здоровыми и допущены до занятий физкультурой. Но бывали и ситуации остановки сердца у действительно здоровых школьников. Дело в том, что дети и подростки более подвержены смерти от так называемого «сотрясения сердца», когда во время спортивных занятий, игр или драк происходит удар в грудную клетку, который попадает в уязвимую фазу ритма сердца, в результате которого наступает практически мгновенная гибель ребенка. Именно поэтому мы говорим о том, что от внезапной смерти не застрахован ни один школьник.

— Получается, что основная проблема заключается в том, что школьников плохо обследуют на диспансеризации, не замечают у них сердечные заболевания?

— В первую очередь школьники погибают из-за того, что большинство врачей в наших поликлиниках не умеют расшифровывать обычную электрокардиограмму, то есть понятия не имеют, как определять по ней ряд заболеваний, которые могут вызвать остановку сердца у школьников. Во многих случаях после внезапной смерти ребенка, исследуя его медицинские документы, электрокардиограммы, мы обнаруживали, что болезнь была видна на электрокардиограмме, но ребенка признали здоровым и он занимался физкультурой наравне с другими детьми. Дело в том, что в нашей стране очень мало внимания уделяется проблеме внезапной смерти детей и подростков, в том числе и при подготовке врачей, поэтому в первую очередь заботиться о здоровье школьника остается только его родителям. Если в семье были случаи внезапной смерти в молодом возрасте или у ребенка случались обмороки, причины которых не ясны, нужно тщательно обследоваться. В нашем центре мы не раз обнаруживали серьезные сердечные заболевания у детей, признанными здоровыми и жившими с этими болячками много лет. Слава богу, когда это удается выяснить до трагедии и начать лечение.

— Почему в развитых странах количество случаев внезапной смерти детей значительно ниже, их лучше обследуют?

— На самом деле нет, в той же Америке просто так в ходе планового обследования электрокардиограмму школьникам никто не делает. Причина в том, что там детей, у которых случилась остановка сердца в школе, чаще спасают, а уже потом обследуют его и всю семью. Более чем в 80% школ США есть хотя бы один автоматический наружный дефибриллятор (АНД), школы с количеством учеников свыше 800 укомплектованы 3–4 и более АНД (кстати, в 30–40% случаев их покупают сами родители, благотворительные фонды и т.д., а не муниципальный бюджет). При этом пользоваться данным прибором могут не только медсестры и учителя физкультуры, но при минимальной подготовке даже обычные старшеклассники, ведь это очень просто. Смотрите, в данный момент ни одну школу не откроют 1 сентября, если в ней не соблюдены правила противопожарной безопасности, но разве в учебных заведениях в огне у нас гибнет более 200 школьников в год? А от остановки сердца погибают, поэтому обязательное наличие дефибриллятора и обучение первой помощи персонала учебных заведений для жизни детей не менее важно. Ведь шансов спасти детей с остановкой сердца без АНД практически нет, так как огромную роль играет фактор времени. Если в течение 5–8 минут после остановки сердца не начать сердечно-легочную реанимацию, больной погибает. Дефибрилляция, выполненная в течение 3–5 минут, обеспечивает выживаемость в 49–79% случаях, каждая минута промедления уменьшает вероятность выживания на 10–15%. Таким образом, даже приезд «скорой медицинской помощи» после 10 минут после остановки сердца делает вероятность спасения жизни школьника минимальной.

Из практики экспертов:

Николай Д. (имя изменено), 12 лет, восьмиклассник одной из московских школ. Рос и развивался нормально, внезапные смерти в семье не отмечались. На уроке физкультуры, после легкоатлетической эстафеты, на финише, побледнел, прислонился к стенке и стал медленно сползать вниз. Учитель физкультуры начал проводить реанимацию (искусственное дыхание, непрямой массаж сердца). О случившемся сообщили директору школы, которая сразу вызвала бригаду «скорой помощи». Все это время ученик дышал, хотя и был без сознания. Первая машина «скорой» приехала через 25 минут после вызова. Однако дефибриллятор в машине был разряжен, пришлось вызывать второю машину «скорой», врачи которой пытались провести дефибрилляцию, но безуспешно. В состоянии клинической смерти доставлен в реанимацию московской детской больницы, где и констатирована смерть.

Детей убивает несовершенство закона

— С чем, на ваш взгляд, связано то, что чиновники закрывают глаза на эту проблему, приборы слишком дорогие?

— В том-то и дело, что нет, один подобный прибор стоит 60–120 тысяч рублей в зависимости от «наворотов». Наши соседи в столице Казахстана приняли решение оснастить в этом году все школы Астаны АНД и научить персонал ими пользоваться. При этом долгих согласований между чиновниками не проводилось, там, как и у нас, реальная статистика таких смертей не ведется. Достаточно было трех внезапных смертей в школах Астаны за прошлый год, общественного резонанса, чтобы акимат (мэрия) города начал решать этот вопрос. Завидная оперативность, нам бы так. В России я знаю случаи, когда родители детей с заболеваниями, которые могут вызвать остановку сердца, покупали в школу дефибриллятор сами, но проблема в том, что у школ нет законного права их принять и использовать. В подобных ситуациях руководству школы намного проще вывести ребенка на домашнее обучение, чем брать на себя ответственность за его жизнь. При этом директоров школ я не обвиняю, проблема не в них, а в системе. Дело в том, что оказание первой помощи людьми неврачебных специальностей, в том числе учителями физкультуры и другими педагогами, должно быть закреплено законодательно. После того как министром Васильевой была обнародована статистика смертности на уроках физкультуры, на эту тему проводилось немало совещаний. Я лично присутствовал на многих из них и объяснял пути решения проблемы, хорошо изученной в мире, но за год ничего не изменилось. Наоборот, повсюду только и говорят: сделайте ребенку электрокардиограмму, эхокардиограмму, и все будет в порядке. А в реальности это ничего не гарантирует. Проблема еще и в том, что при судебно-медицинских вскрытиях после внезапной смерти детей в школе от аритмии в заключениях эксперты пишут в 90% случаев диагноз «кардиомиопатия» или «миокардит», которых чаще всего нет, а не «внезапная смерть», поэтому всего масштаба этой проблемы чиновники здравоохранения просто не знают.

— В данный момент оказание первой помощи ученикам в школе вообще не отражено в законодательстве?

— В нынешнем законодательстве прописано, что первая помощь до оказания медицинской помощи (в том числе при остановке сердца) оказывается «…лицами, обязанными оказывать первую помощь в соответствии с федеральным законом или со специальным правилом... и другими лицами, которые вправе оказывать первую помощь при наличии соответствующей подготовки и (или) навыков». Статус «других лиц» в законе точно не прописан, поэтому оказание помощи часто не берут на себя учителя физкультуры, другие сотрудники школы (в том числе медсестры). По сути, они боятся брать на себя ответственность, сделать что-то не так, ведь при такой законодательной базе за действие их могут наказать, а за бездействие — нет. Наличие же АНД в школах и других образовательных учреждениях РФ вообще не регламентировано российским законодательством. При этом в Европе АНД есть во многих общественных местах, в аэропортах, на вокзалах, недавно в Японии я видел их даже в рейсовых автобусах! У нас вы их где-то видели?

— С чего конкретно нужно начинать реформу оказания первой помощи, в том числе при остановке сердца, в стране?

— В первую очередь нужно усовершенствовать федеральное законодательство, внеся в него список лиц, которые не только могут, но и обязаны оказывать первую помощь в школах при возникновении остановки сердца у детей. Конечно, это может быть реализовано только на основе целевой федеральной программы по разработке и внедрению комплекса практических мероприятий, направленных на снижение и предупреждение внезапной смерти детей в школах и других общественных местах. Кроме того, стоит заняться и кардинальным пересмотром преподавания первой помощи на уроках ОБЖ. В российском школьном учебнике «Основы безопасности жизнедеятельности» раздел «Основы медицинских знаний» посвящен инфекционным заболеваниям (чума, холера, сибирская язва и т.д.), первой помощи при утоплении, отравлениях, травмах, но ни слова о возможности развития остановки сердца, основах сердечно-легочной реанимации. Таким образом, проблема внезапной смерти в школах официально вычеркнута из актуальных, и, соответственно, нет даже теоретического алгоритма действия при их возникновении.

Из практики экспертов:

Евгений С. (имя изменено), 12 лет. Рос и развивался нормально, внезапные смерти в семье не отмечались. Занимался самостоятельно вместе с другими детьми на школьной спортивной площадке одной из московских школ (существует видеозапись со школьной видеокамеры с регистрацией точного времени) — интенсивно качался на турнике. В 14.37,20 сошел с турника и через 9 сек. упал, начались судорожные подергивания ног. В 14.46 (через 9 минут) к лежащему ребенку подошел кто-то из взрослых и после осмотра ребенка стал проводить реанимационные мероприятия, в 14.47 школьным учителем была вызвана «скорая помощь», которая приехала через 14 минут после вызова (32 минуты от падения ребенка), проводились реанимационные мероприятия, в процессе которых ребенок был доставлен в приемное отделение одной из московских детских больниц, куда поступил в 15.39 (1 час от начала приступа) с диагнозом «клиническая смерть». Проводились реанимационные мероприятия, но безуспешно.