Похудеть за счет государства

Директор МОНИКИ Дмитрий Семенов: «Ожирение – проблема и пациента и общества»

03.10.2018 в 12:10, просмотров: 4337

Проблема ожирения приобретает угрожающие масштабы в мире, и, разумеется, не обошла стороной нашу страну. Минздрав РФ не раз озвучивал статистику, что избыточный вес сегодня есть у каждого четвертого россиянина. К сожалению, иногда ситуация заходит так далеко, что избавиться от лишних килограммов с помощью диеты и спортзала становится невозможным.

Похудеть за счет государства
фото: pixabay.com

Как понять, что ситуация дошла до тупика? Что делать? Как не доводить себя до крайностей? Об этом в интервью «МК» рассказал известный врач, директор Московского областного научно-исследовательского клинического института (МОНИКИ) им. М.Ф. Владимирского, Дмитрий Юрьевич Семенов.

- Люди с повышенным весом сегодня ни у кого не вызывают удивления. Они есть в подавляющем большинстве развитых стран мира — Европы, США. Они становятся предметом национальных проектов и программ. Как директор головного учреждения Московской области могу сказать, что сегодня каждый пятый пациент, который приходит с той или иной жалобой к врачу, страдает повышенным весом. Тяжелыми формами ожирения (морбидным ожирением) в одной только Московской области, по официальным данным, страдает более 375 тысяч человек.

- Почему люди доводят себя до такого состояния?

- Бытует мнение, что они сами виноваты — ни о чем не думают, едят все подряд, не знают меры, и в этом основная проблема. Конечно, некое безнравственное отношение к культуре принятия пищи есть. Но существует грань, когда человек не понимает проблемы лишнего веса, не может справиться с желанием есть. Плюс присоединяются сахарный диабет второго типа, артериальная гипертензия, болезни сердца, проблемы с опорно-двигательным аппаратом. Лишний вес создает серьезные проблемы со здоровьем, да и с их лечением тоже (например, ограничения в лечении тазобедренного сустава). Сахарный диабет — это проблема и для пациента, и для государства. Поэтому сейчас мы обсуждаем вопрос включения высокотехнологичного хирургического лечения для определенных групп пациентов с ожирением в государственные программы.

- То есть, вы хотите, чтобы бариатрические операции были для них бесплатными? В Америке, например, они включены в страховку...

- В Америке - да. Там понимают весь масштаб проблемы. Ведь ожирение ощутимо повышает риск смертности от сердечно-сосудистых и многих других болезней. Но у нас пока люди, которые не могут изменить свой вес с помощью диеты, оказываются в сфере внимания коммерческих структур. А огромное количество граждан не могут себе такого позволить — ведь такая операция на рынке стоит от 200 тысяч рублей и выше. Результатом работы многих врачей и общественных организаций, привел к тому, что сейчас эти операции включены в систему государственных гарантий по высокотехнологичной помощи. Это федеральные квоты, они будут распространяться и на Московскую область. Правда, пока есть некоторые ограничения — в основном ее будут оказывать пациентам с сахарным диабетом второго типа. Есть группа пациентов, которым подобные хирургические вмешательства позволяют полностью избавиться от приема лекарств. Пока же и частная, и государственная медицина предлагает такие операции лишь платно, и пациентам приходится искать источники финансирования самим. Различные фонды пока с этим направлением не работают. Наш институт недавно начал проводить такие бариатрические операции, и со следующего года начнем делать их по государственным программам.

- Чем отличается такое лечение в государственных и коммерческих клиниках?

- Я твердо убежден в том, что такая помощь должна оказываться пациентам лишь в условиях многопрофильного стационара. Потому что это не только хирургия, но еще и эндокринология, и диетология, и пластическая хирургия. Пациент должен находиться в поле зрения многих врачей, потому, что у этой группы больных повышен риск послеоперационных осложнений. Очень важна и реабилитация после операции. Мы рекомендуем сразу начинать больше двигаться и, конечно, соблюдать определенные ограничения в питании. Врач должен следить, чтобы процесс сброса веса был постепенным, не более 2 килограммов в месяц на протяжении полутора лет — это оптимальный режим адаптации организма.

- Бывает ли так, что пациенты после резекции желудка возвращаются к прежнему весу?

- К сожалению, да. Мы сразу предупреждаем, что такое вмешательство делается не для того, чтобы вы потом опять могли жить в прежнем режиме, объедаться, есть по ночам, питаться без разбору. Так что от мотивации пациента зависит очень многое. Иногда по виду человека даже и не скажешь, что у него был резецирован желудок. Это самая не простая группа пациентов. Они не соблюдают рекомендации врача и через некоторое время возвещаются к перееданию, и как следствие, к прежнему весу. Нормальный доктор такого пациента повторно оперировать не будет — это бессмысленно. А ангажированный возьмется, увы. Эта проблема стоит довольно остро и широко обсуждается на научных конференциях и симпозиумах.

- Большой ли процент среди пациентов с морбидным ожирением страдает булемией?

- У меня было несколько таких пациентов. Это очень тяжелые пациенты, которые практически не могут справляться с ситуацией. У меня был пациент, за питанием которого следили родственники, ограничивали его от переедания, а он прятался и ел бумагу.

- Их должен лечить психиатр?

– Психиатр нужен всегда, он должен дать оценку личности. Поэтому я и говорю о мультидисциплинарном подходе в лечении таких больных.

– Есть ли какие-то критерии, кроме внешней оценки, по которым очевидно, что человеку с ожирением может помочь только операция?

- Разумеется. Считается, что индекс массы тела больше 35 — показание для хирургической коррекции. Но не всегда нужно ориентироваться на индекс массы тела. Пациенты, которые обращаются к хирургам, уже, как правило, прошли длительный путь диетотерапии, иногда даже имеют опыт эндоскопического вмешательства в виде балонной пластики желудка. Они уже осознали необходимость операции.

- И все же хирургия показана далеко не всем. Что делать остальным?

- Рекомендации стандартные — нужно менять образ жизни. Корректировать питание, находить время для спортивных нагрузок. Наш желудок должен расщеплять белки и жиры для получения а энергии, а многие идут по простому пути, облегчая его работу быстрыми углеводами в виде сладостей. За это приходится расплачиваться. Недавно вот Жириновский обвинил бабушек и дедушек в росте детского ожирения. Все посмеялись, а он во многом прав — именно бабушки и дедушки приучают детей к конфетам и пирожкам с младых ногтей.

- Используются ли бариатрические операции для лечения детского ожирения?

- В мире да. Но в России пока такого опыта нет. Детское ожирение — серьезная проблема, не всегда связанная с питанием, и в ее причинах нужно хорошо разбираться.

- Сегодня очень популярны операции по удалению вен при варикозной болезни. Насколько они эффективны?

- Флебологией я занимаюсь давно, и скажу вам, что варикозная болезнь вен — наша расплата за прямохождение. Все начинается с эстетических проблем — некрасивые звездочки на ногах, тяжесть. Однако это заболевание имеет тенденцию к прогрессированию и впоследствии может вылиться в осложнения, в том числе, трофические язвы. У молодых женщин появление венозной болезни нередко провоцирует беременность (чаще всего, проблема начинается с левой ноги). Подход к началу лечения у врачей — малоинвазивный и малотравматичный. Это склеротерапия, в ходе которой склеиваются мелкие сосуды, лазерная хирургия (воздействие лазером внутри сосуда прекращает по нему кровоток), ультразвуковое воздействие на сосуд. Но очень важно объяснить пациенту, какие проблемы мы решаем. И убедить выполнять лечение, которое приостановит прогрессирование болезни: принимать препараты для улучшения тонуса вен, носить компрессионный трикотаж, делать зарядку. Есть и более радикальные формы лечения — удаление вен. Эндоваскулярная хирургия занимает здесь определенное место. Многие из этих методов включены в ОМС и предоставляются пациентам бесплатно, многие пока только собираются включить. Важно, чтобы люди вовремя обращались к врачам — тогда проблему можно решить с наименьшими затратами.

Справка «МК»

Дмитрий Семенов — один из топовых российских хирургов, сертифицированный врач-онколог, хирург экспертного класса, владеет всеми существующими современными методами оперативных вмешательств, в том числе малоинвазивными и роботизированными. Одним из первых начал заниматься эндовидеохирургией, первым в России выполнил декомпрессию чревного ствола при ишемической болезни органов пищеварения. Является одним из 6-ти российских прокторов (наставников) в обучении навыкам роботизированной хирургии. Имеет опыт более 100 роботассистированных операционных вмешательств.