Вокруг света по экватору за 260 дней

Российский путешественник хочет попасть из недр Земли в стратосферу

05.01.2013 в 15:35, просмотров: 9215

Новосибирский ученый Владимир Лысенко больше известен как экстремальный путешественник. Несколько месяцев назад он завершил многоэтапное кругосветное путешествие по экватору (с отклонением от него не более 2 градусов) с запада на восток (предыдущий рекорд был 5 градусов). Лысенко успешно пересек на моторном судне, яхте, автомобиле, велосипеде и пешком Африканский континент, Индийский океан, Индонезию, Тихий океан, Южную Америку (Эквадор, Колумбию, Бразилию) и Атлантический океан. По экватору было пройдено 40076 км, из них на моторных судах и лодках – 30360 км (в том числе 4100 км по рекам), на яхте и надувном парусном катамаране – 4570 км, на автомашине – 4500 км, пешком – 450 км, на велосипеде – 180 км, на каноэ и каяке – 16 км. О своих путешествиях (уже состоявшихся и будущих) Владимир Лысенко рассказал «МК».

Вокруг света по экватору за 260 дней

– Как у Вас появилась эта идея – объехать планету по экватору?

– Я начинал как сплавщик по горным рекам. Вырвался из СССР в 1990-м году, как только появилась возможность поехать за границу. Я мечтал сплавиться с Эвереста, но до перестройки не было ни малейшей возможности сделать это. Но когда к власти пришел Горбачёв, началась перестройка, и я смог получить визы, поехал в Непал и стал сплавляться по горным рекам. Я первым в мире сплавился со всех восьмитысячников и самых высоких вершин всех континентов. Установил (в Тибете на Эвересте) рекорд высокогорности сплава – 5600 метров.

В начале девяностых я прочитал книгу Ранульфа Файнеса «Вокруг света по меридиану» и решил сделать подобное путешествие, но уже по экватору. Я хотел обязательно проплыть по притокам Амазонки и самой Амазонке, поэтому с самого начала задумал выполнить эту кругосветку с запада на восток. Выяснилось, что на подобное предприятие нужно было не менее 20 тыс. долларов. В то время я был кандидатом наук, зарплату (в системе Российской Академии Наук) получал мизерную. Проводил экспедиции по 100-200 долларов в Непале, при этом крайне скудно питался и спал, где придется – словом, нищие экспедиции. В то время $20 тыс. были для меня огромными деньгами. Правда, потом появились богатые компаньоны, которые оплачивали поездки, а на себя я брал их организацию. Я ещё хотел совершить кругосветку на машине через крайние точки всех континентов. Для меня очень важно, чтобы идея путешествия была красивой, необычной, нужно сделать то, чего ещё никто не делал. К тому же, кругосветка на машине для меня была бы дешевле. И в течение 1997-2002 годов я её совершил. А в 2004-м занялся кругосветным путешествием по экватору.

– В Вашем маршруте все-таки были отклонения от экватора. Почему?

У меня отклонение от маршрута было максимум на 2 градуса. В масштабах Земли это очень мало. Это связано с тем, что в Африке и Южной Америке, где проходил маршрут, происходили некие события. Вообще, Африка и Южная Америка были определяющими в моём маршруте. Почему отклонялся? Например, часть пути в Африке пролегала по реке Конго. Также на моем пути попадались болота, которые надо было обходить. Или, например, в Южной Америке. Чтобы втиснуться в двухградусный коридор, пришлось пройти очень сложным путем по южноамериканскому континенту. Территория Колумбии, через которую проходил маршрут, была занята партизанами ФАРК («революционных вооруженных сил Колумбии»), а также наркопроизводителями. Нам не удалось получить сопроводительного письма ни от посольства Колумбии в Москве, ни от представителей ФАРК. Но обе враждующие стороны единодушно сходились в одном – незачем нам соваться в колумбийскую Амазонию, здесь у нас будут очень-очень большие неприятности. И лишь в самый последний момент решился вопрос с колумбийским проводником, который пообещал находить на маршруте людей, состоящих в хороших отношениях и с властями, и с партизанами ФАРК.

Мы плыли на моторке по реке Какета, на ней были отдельные правительственные военные базы, сообщение между которыми осуществляется посредством моторных лодок. Партизаны время от времени ведут перестрелки с правительственными войсками, а иногда похищают людей и требуют за них деньги. Мы с напарником двигались по линии наркопроизводителей. Плыли посередине реки, не приставая к берегу, а по вечерам в темноте ныряли в притоки, забирались в заросли, выбирались на заимки, где выращивают коку, а наутро просыпались среди её плантаций. Утром срывались и плыли дальше.

– Наверное, было страшно? Ведь всякое может случиться.

– Если бы я путешествовал в одиночку, то, может быть, и побоялся бы. А вообще я по натуре человек авантюрный. Со мной бывали разные случаи. Во время сплава по горным рекам попадал в опасные ситуации, переворачивался, порой чудом живым оставался. Естественно, я боялся, но у меня нет страха смерти. Однако это не значит, что я не буду бороться за свою жизнь. Просто я философски отношусь к тому, что могу погибнуть.

– Сколько длилось путешествие?

– Ходовых дней 260. А так начинал маршрут 8 лет назад, в 2004-м году. Тогда всё упиралось в деньги, поэтому путешествие и затянулось.

– А как пролегал маршрут Вашей велосипедной кругосветки?

– Из Владивостока доехал до Ужгорода – это составило 11 500 км. Дальше путешествовал по Европе. Потом через Альпы добрался до Италии, затем побывал во Франции, Испании, в том числе в Тарифе, самой южной точке Европы. Потом была Африка – Марокко и Западная Сахара. Поездка продолжилась в Аргентине от Магелланова пролива, от городка Рио-Гальегос. Проехал Патагонию, пересёк Анды, спустился в Чили, поехал по пустыне Атакама, пересек Перу, Эквадор, затем побывал в Северной Америке, а именно в Сальвадоре, Гватемале, Белизе. Кстати сказать, всего я побывал в 116 странах мира. Поехал потом в Мексику и США. Посетил Австралию. Здесь я и завершил свою кругосветку (правда, дополнительно проехал еще по острову Бали в Индонезии). По правилам кругосветного путешествия, нужно было проехать все континенты, не менее 1000 км по каждому, пройти через любые две антагонистические точки Земли, и общая длина маршрута должна составлять более 40 076 км, т.е. больше длины экватора.

– В путешествии по экватору, наверняка, случались запоминающиеся моменты?

–Во время путешествия было много интересных событий и моментов. Например, тяжелая пешая часть. В Бразилии было четыре пеших участка. Два из них шел с проводниками. Один, протяженностью 30, км прошел сам и ещё один, протяженностью 90 км, прошел за 6 дней тоже в одиночку. Одному идти по джунглям тяжело и опасно, но на меня никто не напал. Ночевал я в гамаке. Сначала всего опасался, настораживали разные звуки, а потом привык. Это было очень серьёзное путешествие. А вообще, случаев много было. И обворовывали, бывало.

Я сделал, что хотел, но это потребовало максимальной самоотдачи, я полностью выложился. Но от того, что сделал, испытываю огромное удовлетворение. Это был мой четвёртый по счёту большой проект, остался последний, пятый.

– И что это за проект?

– Из недр Земли – в стратосферу. Я спустился в самую глубокую в мире шахту Мпоненг в ЮАР, её глубина около 3,5 км. Поднялся и дальше проехал на машине через всю Африку и Ближний Восток до Москвы. В самой шахте температура +60 градусов по Цельсию. Вниз постоянно сбрасывается огромное количество льда, чтобы охладить воздух. Лёд тает, из-за чего температура снижается до 40 градусов, можно работать.

А стратосфера начинается на высоте более 11 км. Туда я и планирую подняться.

– На чём?

– У меня было два варианта: либо подняться на 11,5 км на воздушном шаре, либо на высоту 20-21,5 км на МИГ-29. Российский рекорд на тепловом шаре – 8 км. А мне нужно 11,5. Надеялся, что появится шар, который сможет подняться на 11 км. Но ничего такого не случилось. И теперь однозначно буду подниматься на МИГ-29. Но на это нужно много денег, 550 тысяч рублей (а на двоих – с компаньоном – около 1 млн. руб.). Пока ни денег, ни компаньона у меня нет. Это будет мой последний большой проект.

– Неужели больше ничего глобального не ожидается?

– В дальнейшем я собираюсь путешествовать непродолжительно (скажем, в течение месяца). Я уже говорил, что был в 116 странах мира. Теперь буду посещать страны, в которых не был.

– А ваша экстремальная жизнь связана с вашей работой в научном институте?

– Никак не связана. Я занимаюсь механикой жидкости и газа, более конкретно – аэродинамикой. Это основное направление моей работы. А ещё я занимаюсь нанотехнологиями. Мы делаем нанопорошки и используем их для улучшения свойств различных материалов. Всё это не имеет ни малейшего отношения к путешествиям. Поскольку я доктор физико-математических наук, у меня отпуск 2 месяца, и ещё часто я добавляю месяц за свой счёт. Может быть, путешествия в некоторой степени и мешают работе, но у меня свои представления о гармоничной жизни.