Возвращение Медведевой к Тутберидзе объяснилось простыми истинами

Евгению надо вернуть к катанию "на разрыв аорты"

Умеет наше фигурное катание взрывать действительность. Сенсация: возвращение Евгении Медведевой в группу Этери Тутберидзе свершилось. Мысли, что Жене надо проситься обратно к воспитавшему ее тренеру, появлялись у многих после только что прошедших контрольных прокатов фигуристов. Витали они и в прошлом сезоне. Казались не очень реалистичными, хотя и мудрыми. Но должны были «созреть» главные действующие лица. Дозрели. Начат путь назад во имя движения вперед.

Евгению надо вернуть к катанию "на разрыв аорты"

Вместе с 2007-го по 2018 год — это целая жизнь. Ее прожили на льду Евгения Медведева и Этери Тутберидзе. И вместе выиграли все, что тогда было возможно: по две золотые медали чемпионата мира и Европы, дважды финал серии Гран-при и дважды золотые медали чемпионата России. А потом был Пхенчхан-2018, уехала из Кореи тогдашний лидер мирового одиночного фигурного катания с двумя серебряными наградами — личной и командной. Уступила в споре юной Алине Загитовой.

Дальше — всем известный и громкий разрыв с тренером. Не то чтобы неожиданный, но беспощадный. Подогреваемый страстями и стенаниями: справедливо ли второе место Жени на Олимпийских играх и первое — Алины?

Ушла Евгения от тренера, воспитавшего ее с детства, без образного букета. Прощались ли они хоть как-то, сказать сложно. «Конечно, мне бы хотелось, чтобы у нее хватило совести прийти и подарить цветы, я не знаю, может, сказать спасибо», — сказала тогда Тутберидзе.

А Женя оказалась в Канаде, у Брайана Орсера, ей было не до прошлого тренерского штаба. Если что-то и рассказывала, то о будущем, каким она хочет его видеть. Этери Тутберидзе продолжила работу, тоже особенно не балуя информацией из прошлого. Хотя немного все же себе позволила: «Прямо на выходе с олимпийского льда там была совершенно детская такая фраза: «Неужели вы не могли удержать Загитову еще один год в юниорах?» В принципе, картина сложилась. Обвинять кого-то было бессмысленно. И оставалось только сожалеть: так и не пришлось увидеть, что бы тренерский штаб «Хрустального» придумал для Жени на следующий сезон.

С Брайаном Орсером спортсменка начала перестраивать себя, как много раз подчеркивала, «готовить тело» к новым элементам. На «перестройку» и достижение результата сам канадский тренер отводил два года минимум. За эти два года Медведева победила в финале Кубка России, призванного определить, кто лучше для поездки на чемпионат мира-2019 — Медведева или Туктамышева. Затем стала бронзовым призером этого чемпионата. Но следующий сезон оказался мимо всех главных стартов.

Два года закончились в тот момент, когда был отменен чемпионат мира в Монреале. Правда, участвовать в нем Женя и не должна была. Потому что снялась с чемпионата России из-за проблем с коньками, откатав только короткую программу. Результат «перестройки» увидеть так и не удалось.

«Я просто хотела работать с тренером как с другом», — как-то объяснила Медведева свой переход к Брайану Орсеру. Друга она, наверное, получила.

«Когда спортсмен уже что-то завоевал и думает, что теперь он может тренироваться по-другому, что обращаться с ним надо по-другому, начинается конфликт. Но как ты шел к медали, таким способом только и пойдешь дальше. Если я начну жалеть спортсмена, ничего не получится. Почему я должна звать для тебя отдельного хореографа? Потому что ты выиграл медаль? Ты сошел с пьедестала — и ты никто. Ты должен все доказать на следующем старте. У тебя есть медаль, но это никак не поможет тебе в будущем», — Этери Тутберидзе буквально на пальцах как-то объясняла, почему любого тренера, который добивается результата, можно упрекнуть в жесткости.

Кстати, только что Алена Косторная (ушедшая в июле от Этери Тутберидзе к тренеру Евгению Плющенко) в рассказе о тренировках новой школы сделала акцент на том, что «если на льду мне что-то не удается, никто не гонит, не кричит, не ругается». Практически открыто говоря, что в «Хрустальном» все было по-другому». Но совсем не думает, наверное, лучший новичок прошлого сезона, что, не будь этой требовательности, которая казалась ей лишней, не взлетела бы она на пьедестал. Пожалела бы себя в тренировках как любой подросток. И упустила бы свои звания. Спросите любого великого тренера: большой спорт — жестокая область или жесткая? Ответит — жесткая. И эти понятия не надо путать.

Брайана Орсера мы видели на контрольных прокатах в Москве. Женя выходила с ним на видеосвязь, даже еще не надев чехлы после программ, и разворачивала экран телефона в сторону камер. Тренер все время карантина был в канадском Торонто, его ученики — на катке «Крикет клаб», а Медведева тренировалась на льду ЦСКА.

Выступление Евгении в Москве оставило тягостное впечатление. Конечно, пандемия ударила по планам подготовки, конечно, тренироваться без Орсера, который выстраивал свою систему, было сложно. Но то, что показала спортсменка на прокатах, было все же не совсем для нее даже позволительно.

Про то, что это было «ниже ее уровня», сказал и Орсер. Заметив, что Женя, конечно, нуждается в привычном распорядке катания и тренировках, а тут еще и включились, видимо, обострившиеся проблемы со спиной. Прозвучала даже растерянная фраза: не знаю, как мы можем с этим справиться.

Евгения выход нашла. Или его нашла Тутберидзе. Нам важен результат — одна пришла, другая приняла. Кто сделал первый шаг, еще узнаем. Но все видели, как Тутберидзе хлопала Жене после ее неудачного исполнения произвольной программы.

«Надеюсь, что пройдет время и все поймут, что это был единственный возможный вариант для нас обеих продолжить честно работать. Я все-таки хочу провести долгую карьеру. Собственно, из-за этого происходят такие большие перемены», — говорила Евгения Медведева, уходя из «Хрустального». По сути, теперь эти слова она может повторить.

…Много лет назад, когда на спортивный мир примерно с такой же силой обрушилась информация о том, что рекордсменка мира Елена Исинбаева вдруг уходит от тренера Евгения Трофимова, сделавшего ее звездой, я провожала тренера из Москвы в Волгоград на вокзале. Был он в тяжелом состоянии, обида душила, плакала рядом жена. Я тогда спросила: «А если Лена попросит вас взять ее обратно через какое-то время?» Трофимов хмыкнул: «Вы не внучка фантаста Герберта Уэллса?»

Через несколько лет я напомнила тренеру этот эпизод. Исинбаева вернулась. Как угодно можно назвать по Уэллсу — «Машина времени» или «Война миров».

Еще какое-то время назад тот же вопрос был задан Александру Жулину про ушедших от него танцоров Елену Ильиных и Никиту Кацалапова. Тоже хмыкнул. Потребовались годы, другая партнерша, но Кацалапов вновь с Жулиным и рвется с Викторией Синицыной к победам.

Уйти — не значит не вернуться. Расстаться — не значит навсегда. Правда, сила воли для возвращения (как и в случае тренера для принятия обратно) нужна огромная. Тем более в ситуации зашкаливающего внимания со стороны.

Кстати, обратный путь от Брайана Орсера на лед «Хрустального» до Евгении Медведевой уже совершала Элизабет Турсынбаева. И он привел ее к главной медали в жизни — серебру чемпионата мира, на котором она как раз обыграла Женю и проиграла только Алине Загитовой.

Мы часто говорили в последнее время, что, например, карьера перешедших к нему Александры Трусовой и Алены Косторной для Евгения Плющенко огромный вызов. Для Этери Тутберидзе и ее штаба возвращение Медведевой не вызов, но безумный, конечно, тренерский кураж: как вернуть Евгению на высокий уровень? Пусть все получится. Хочется увидеть вновь то медведевское катание, как когда-то. На разрыв аорты и судей.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28366 от 17 сентября 2020

Заголовок в газете: На разрыв аорты