Блог Захара Прилепина

Последняя запись: 1 января 1970 в 03:00, всего записей: 20

  • Украинцы есть

    Какая-то часть Украины будет жить в дружбе с Россией (и, возможно, в составе России) только в том случае, если здесь признают: украинцы есть.

  • Россия может рухнуть на этом пути, но может собраться, наконец

    Тут коллеги по цеху периодически вступают в полемику, у меня мозг начинает ломить от тоски. Писатель Роман подробно изложил тезис о том, что России не надо помогать Крыму и всякому там Донбассу, а лучше помочь родному Кызылу(Роман оттуда родом) или, скажем, Пскову. Этому доводу уже полгода, его сорок тысяч человек в Фейсбуке повторили, я даже не знаю как на это всерьёз отвечать. Надо было, что ли, письмо написать крымчанам в своё время: "Ребята, у нас тут нет газопровода в деревне, поэтому давайте без нас, ладно? Ваш Русский Мир".

  • Россия пошла на очередной круг

    То, что Россия в своей истории ходит по кругу (удивительными зигзагами и кромешными прыжками через пропасти или окопы) - как раз залог её долгой истории, длящейся и длящейся. У Алексея Варламова в его новом романе "Мысленный волк" есть произнесённая впроброс мысль о том, что историческое пространство ограничено - там долгого пути исключительно вперёд нет. 

  • В европейской экранизации "Войны и мира" Элен Курагину заразит сифилисом француз

     В европейской экранизации "Войны и мира" Элен Курагину заразит сифилисом француз. Интересный подход. В книге этого вроде бы нет. Черты её отца в качестве законченной, как говорит один мой товарищ, "либеральной гниды" тоже очень акцентированы фильме, который, между прочим, делали немцы, поляки, итальянцы и... собственно французы.

    Поведение некоторой части нынешней прогрессивной общественности — при определённых обстоятельствах — действительно чуть напоминает поведение отца и дочери Курагиных из «Войны и мира». Мы имеем в виду не только экранизацию, странно акцентировавшую этот момент, но и первоисточник, естественно. Лев Николаевич, равно как и Тютчев, нравы отдельных представителей света знал отлично.

    (Помните такую фразу из Толстого: "Если б правительство было умным и нравственным, если б оно было хоть немного русским!")

    (Потом всю эту аристократию, серьёзная часть которой давно выродилось и была, по сути, антирусской — всем скопом отнесли к числу лучших людей России и, естественно, поименовали невинными жертвами большевизма. Что не совсем правда, мягко говоря).

     

  • Cамостоятельно бороться за собственную независимость Украина не очень привыкла

    Не хочется кого-то обидеть, но придётся сказать, что, на самом деле, самостоятельно бороться за собственную независимость Украина не очень привыкла.

    Есть смысл вспомнить о событиях 1917 года.

    Сначала произошла февральская революция, и в Центральной Раде стали звучать голоса о необходимости федерализации, а потом и отделения.

    Страна начала валиться, фронт посыпался, началась анархия.

    Знаете, что в Киеве местные активисты сделали первым делом? Свалили памятник Столыпину.

    Следом случилась революция октябрьская.

    Независимость себе так или иначе взяли Польша и Финляндия, страны Прибалтики — две из которых, равно как и Украина, до тех пор своей государственности не знали: но смогли всё-таки сориентироваться. 

  • Германия — порядок. США — свобода. Россия — максимализм

    Березовский поверхностно, но в чём-то точно определил основные черты ведущих мировых стран: Германия — порядок. США — свобода. Россия — максимализм. Отсюда, тем не менее, вполне понятным становится, отчего в Германии самая великая философия (порядок и упорядоченность), в США самая притягательная массовая культура (свобода, чо), а в России самая великая литература (к человеку и внутрь человека на максимальных скоростях, не взирая ни на что).

     

  • Лимонов в тренде

    Сто тысяч пятьсот сорок раз слышал высказывания о том, что Лимонов не политик, а писатель, и пусть бы себе писал.

    (Не пытаясь увязаться за Эдуард Вениаминычем, всё-таки напомню, как недавно одна хорошая актриса печалилась зачем Захар Прилепин публикует свою публицистику — т. е., как она выразилась, «нацистскую жеребятину» - когда Захар пишет, по её словам, недурную прозу; собственно, так много кто говорит). 

  • "Скрепы"

    Перечитывал «Саньку» для очередного переиздания. Хочу сообщить, что там на удивление актуальные споры между либералами и государственниками. Забавный момент: там пародийный государственный патриот Аркадий Сергеевич произносит патетичный монолог про «скрепы». Роман «Санькя» написан в 2006 году. Где-то в начале "десятых" слово «скрепы» вошло в обиход всевозможных «единоросов», а в 2013-14 гг либералы сделали из «скреп» пародийный мем.

     

  • Cтоит ли изучать книгу, где содержится огромное количество неточностей?

     ...тут оказывается целая толпа народа ругается по поводу того, что я предложил ЗАМЕНИТЬ в школьной программе "Архипелаг ГУЛАГ" Солженицына на любой из его романов - по той причине, что в "Архипелаге" имеется некоторое количество грубых ошибок, это известно и неоднократно доказано. Между тем, "Архипелаг" - это не "Война и мир", это не роман, где допустим и неизбежен вымысел - он читается и воспринимается именно как документальный текст, которому надо доверять. Но кое-чему там доверять не стоит.

    Какие-то идиоты уже пишут, что я предложил убрать из учебников не только Солженицына (хотя я не предлагал), но и Толстого, приводятся катастрофические контрдоводы больных на всю голову людей ("это как в Германии кто-то предложил бы убрать из учебников "Дневник Анны Франк"), настоятельно предлагается вообще не трогать Александра Исаича, потому что трогать его нельзя, хотя, сдаётся мне, когда Солженицын писал, что автор "Тихого Дона" не Шолохов, а Крюков - он вёл себя тоже, мягко говоря, спорно.

    Главное, никто по существу не говорит: стоит ли изучать книгу, где содержится огромное количество неточностей или нет? "Дневник Анны Франк" тут вообще не при чём, я как раз за то, что бы проходили Шаламова и Домбровского, и речь веду о другом.

  • "Европейский гнев — зависть к равному..."

     Фёдор Тютчев говорил про вечное противостояние Европы и России: «Европейский гнев — зависть к равному. Однако все враждебные меры (против России) имели следствием только возвеличение и славу ненавистного соперника». Если сегодня Россия испугается «мер» (санкций, как нынче выражаются), то и «возвеличения и славы» ей тоже не видать. Все только захихикают: «Испугались, испугались».